Фильм, в котором прекрасна даже смерть
Рецензия на фильм «Аннигиляция» (2018, реж. Алекс Гарленд)
Автор: Мирослава Рошка
Публикация: 19/03/18
Omnia mutantur, nihil interit. Всё меняется, ничего не исчезает

Овидий, "Метаморфозы"
Философские размышления, зона Икс, многочисленные сложные мутации, неизвестная инопланетная форма — вряд ли поклонник фантастики упустит из внимания тот факт, что режиссёр был вдохновлен «Пикником на обочине», «Сталкером», «Солярисом» и др. По сути, «Аннигиляция» — это экранизация книги «Южный предел» (2014) Джеффа Вандермеера, первой из трёх книг цикла, чей автор был вдохновлён упомянутым произведением братьев Стругацких. Алекс Гарленд был назначен режиссёром ещё до публикации первой книги. Над созданием фильма начали работать ещё в 2013, а съёмки были запущены в 2016.

Помимо «Аннигиляции» Алекс Гарленд работал над такими проектами, как «Из машины» (режиссёр), «28 дней спустя» (сценарист), «DmC: Devil May Cry» (сценарист) и т. д., и в «Аннигиляции» мы видим отголоски его предыдущих работ. Великолепная картинка, которой мы обязаны оператору Робу Харди (работавшему также над «Из машины»), очень напоминает игру со спектром цветов в «Devil May Cry»; мягкое, будто бы повторяющее каждый взгляд главной героини движение камеры настраивает зрителя на то же заинтригованное ожидание, что и в «Из машины»; к тому же, интрига заключается не только в картинке, но и в деталях — одежде, татуировках, повторениях и др., как в «28 дней спустя». И самое лучшее в этом фильме то, что несмотря на то, что он призван быть экранизацией и поклонники книги не были довольны некоторыми расхождениями с ней, это кино отходит даже от формата «по мотивам», становясь как бы аллюзией на «Южный предел». Гарленд не читал продолжение, вторую и третью книги цикла, он понятия не имел, чем всё должно закончиться, и создал свою собственную версию сюжета Вандермеера, но сделал это искусно, сохранив в «Аннигиляции» лучшее от «Южного предела», «Пикника на обочине» и даже «Сталкера», которого он вряд ли не видел.
Сюжет фильма, как уже было сказано, отличается от книги: муж главной протагонистки Лины (Натали Портман) Кейн (Оскар Айзек) возвращается с задания после длительного отсутствия, во время которого она считала его погибшим. Через некоторое время Лина узнаёт, что её муж был в Зоне Икс, и вместе с группой таких же учёных, как она, отправляется в эту зону, чтобы изучить инопланетную природу излучения, исходящего из эпицентра — маяка, который мы видим на первых кадрах фильма. На протяжении двух часов зритель наблюдает сцены допроса главной героини, флешбеки со времён её «нормальной жизни» и события после того, как Кейн вернулся домой из Зоны, куда потом отправилась сама героиня. Лина — единственная выжившая в этой, как она сама её называла, «самоубийственной миссии», и в конце зритель сам делает вывод, верить героине или нет.

Несомненно, фильм невероятно хорош. У него есть определённые недостатки: немного смущает игра пары актёров — Дженнифер Джейсон Ли, которую мы видели в «Омерзительной восьмёрке» (2015, реж. Квентин Тарантино), и Бенедикта Вонга, запомнившегося из «Доктора Стрейнджа» (2016, реж. Скотт Дерриксон) и короткометражного приквела к «Бегущему по лезвию 2049» (2017, реж. Дени Вильнёв) под названием «Blade Runner 2036: Nexus Dawn». И если тот факт, что Ли будто бы сдерживает накопившуюся в ней волну эмоций, а её реплики будто писал совершенно другой сценарист, можно объяснить особенностью её персонажа, то Вонг меняется от дубля к дублю, то ведя себя крайне спокойно, то так, будто он увлекающийся темой пришельцев подросток. Персонаж Вонга, конечно, играет очень важную роль: именно благодаря его вопросам происходит повествование, кадры допроса нагнетают ещё большую интригу и напряжение, однако сценам с ним будто бы чего-то не хватает. Будто бы на съёмках, когда на роли главных героинь уже взяли трёх белых актрис, латиноамериканку и афроамериканку, не хватало подобрать лицо азиатского происхождения.
Но вернёмся к тому, что фильм «невероятно хорош». Кинокартину можно буквально резать на скриншоты и продавать их в какой-нибудь галерее: как только героини входят в Зону Икс, зритель наслаждается буйством цветов, красотой природы и в особенности растений, созданных постоянными мутациями, которым подвергается всё на территории аномалии. Здесь прекрасна даже смерть, хотя и не каждая.

Герои нередко поднимают различные философские вопросы: они говорят о Боге, жизни, смерти, задаются вопросами о том, кто они, чего они хотят, не безумны ли они, и в целом рассуждают о целостности разума и тела, а в кульминации, в которой не произносится ни слова, происходит как бы безмолвное размышление о том, что определяет сущность и стремления любого живого существа на Земле и за её пределами. Идеи, поднятые фильме, нельзя отнести к одному определённому направлению, к примеру, к трансгуманизму или футурологии. Герои поднимают тему саморазрушения, в их разговорах чувствуется вселенский пессимизм Шопенгауэра, ведущая к ничто цель существования Вольтера и ницшевское мышление о мире. Однажды моя преподавательница по истории философии сказала: «Философия — это наука о том, как правильно ставить вопросы». Фильм Гарленда отлично с этим справляется, оставляя зрителю самолично искать и, если повезёт, находить на них ответы.
Аннигиляция (с лат. «annihilatio» — «уничтожение») — физическая реакция, когда частицы и античастицы при столкновении запускают реакцию, при которой новая форма либо уничтожается, либо воспроизводится в новом виде. Алекс Гарленд же, сталкивая уже имеющиеся идеи творцов, вдохновивших его, и свои собственные, создал картину, которая, как в «Прибытии» (2016, реж. Дени Вильнёв) или «Прометее» (2012, реж. Риддли Скотт), заставляет зрителя посмотреть на пришельцев не как на Других, но как на существ, природу которых мы не можем понять, как Кейн не может понять природу Бога, о котором он рассуждает. В этом заключается главное отличие «Аннигиляции от «Пикника на обочине» или «Сталкера»: она не лучше и не хуже, она существует с ними в одной плоскости и теперь задаёт другие, более глубокие вопросы.

Сейчас многие говорят о том, что научная фантастика меняется, у неё становится меньше поклонников из-за её «усложнения». Можно сказать, четыре всадника этого sci-fi апокалипсиса — «Начало» (2010, реж. Кристофер Нолан), «Интерстеллар» (2014, реж. Кристофер Нолан), «Бегущий по лезвию 2049» (2017, реж. Дени Вильнёв) и «Аннигиляция» (2018, реж. Алекс Гарленд), хотя последний всадник пока что ещё на испытательном сроке. Как бы то ни было, этот фильм Гарленда стоит внимания, потому что это действительно фантастическое кино.