Университет
«Ну что такое философия,
если не позиция
мазохистского познания?»
Как сложилась жизнь выпустившихся 10 лет назад философов, и как в целом повлиял факультет философии на прошедших его студентов
Автор: Мирослава Рошка
Публикация: 20/11/17
Нередко студенты философского факультета задаются вопросом, кем они станут в будущем. У тех, кто выпустился десять лет назад, нет проблем с таким экзистенциальным поиском. Они поделились с редакцией журнала DOXA историями о своём жизненном пути, обретении себя и (о) том, каково быть философом за пределами Вышки.
Алиса Шишкина
младший научный сотрудник НИУ ВШЭ
— Как сложилась Ваша жизнь сразу после выпуска? Где работали/учились?

 — На философском факультете у меня были совершенно потрясающие, интересные исследования про жертвоприношения в Древнем Риме и иудаизме, сравнение Дали и Уорхола в парадигме постмодернизма и т. д., и это всё было жутко интересно, но мне было понятно, что практического применения я этому не найду. Поэтому впоследствии я поступила на программу трёх университетов — РГГУ, МГИМО и РУДН — по правам человека под эгидой ООН. Её специфика была в том, что образование происходило одновременно во всех этих вузах. То есть юридическая составляющая читалась в МГИМО и РУДН, а политология в РГГУ. Соответственно, диплом у меня был РГГУ, но сформирован он был на основании всех трёх структур. Это было здорово, потому что это мобильность между тремя вузами, между разными кластерами преподавателей, да и потому что в каждом университете своя специфика — это интересно.

— И кем вы работаете сейчас?


 — Вообще я научный сотрудник в Высшей школе экономики, но у меня есть несколько курсов, в чём помогает Ярмарка Проектов. Она помогает запускать тематические проекты, куда привлекаются студенты, вместе с которыми можно провести некое исследование. На выходе может получиться статья и какой-то аналитический материал. В прошлом году у меня был курс, посвященный социальным медиа как форме политического протеста. На него записалось достаточно большое количество людей, но по тем или иным причинам часть из них выпала из учебного процесса, и поэтому у нас получилась не коллективная работа, а разрозненная с каждым студентом в отдельности. Тем не менее, желаемые результаты были достигнуты.

В этом году я запустила два проекта: по качественному сравнительному анализу в современных политических исследованиях и — следующий носит такое интересное название — «Субъективное ощущение счастья как фактор социально-политической нестабильности». На второй проект запись ещё идёт, но, видимо, своим названием он привлекает, и на него записалось уже достаточно много студентов.

— Почему Вы выбрали именно этот факультет? Не пожалели потом об этом выборе?

— Вообще у меня семья гуманитариев. Оба родителя закончили философский факультет МГУ, и, в общем-то, вопрос о том, куда мне поступать, на какой факультет, не ставился. Был вопрос — куда именно? В то время Вышка уже начинала расцветать и я понимала где-то в подкорке, что философия — это всё-таки не совсем моё призвание. Как раз в тот год, когда я поступала, открывалось отделение культурологии, и я поняла, что этим заниматься мне интереснее. На деле, так как это был пилотаж в то время, не было достаточной искусствоведческой составляющей на этих курсах, то есть это не была культурология в строгом смысле этого слова. Когда мы встречались с ребятами-искусствоведами из МГУ, они нас в лёгкую, так сказать, ставили на место. Но, будучи чем-то средним между философией, социологией и даже политологией, программа дала мне достаточно качественное базовое образование. Оно позволило мне потом достаточно (повтор) легко поступить на политологию: мне нужно было тех же авторов читать немного в другом разрезе, но, в принципе, я всё это уже знала о них перед экзаменами в магистратуру.

— Как гуманитарное образование повлияло на ваш стиль жизни? Повлияло ли оно также на выбор литературы для чтения, досуг, идентичность, политические убеждения?


— К сожалению, у нас не было отдельного курса политической философии. Был «Философия и политика», который читал Руслан Хестанов. Благодаря этому курсу базовые знания были и, открыв учебник по политологии, я понимала, что незнакомых для меня фамилий там нет. Мало того, закладывались не только такие теоретические вещи, как знания имён и концепций, но и умение связывать одни вещи с другими: проводить параллели между эпохами и между мыслителями. Факультет заложил некое абстрактное мышление, которое сейчас помогает в проведении исследований.

Я поступала на магистратуру по олимпиаде по культурологии, но уже тогда понимала, что это не моё, и, по-моему, специфика гуманитарных факультетов в нашей стране — это отсутствие чёткого понимания того, что делать дальше. Несмотря на то, что в политологии было то же самое, я понимала, что хотя бы в академической среде мне интересны определенные темы: протестный потенциал, революции и всё прочее.

 — Кто ваш любимый философ? Предпочитаемое течение?

— Что касается каких-то конкретных течений, то вовсе нет предпочтений. Я больше увлекаюсь современными течениями политологии и почти что не обращаюсь в своей деятельности к тому, чему нас учили на философии. Конечно, следует понимать, что многие вещи уходят корнями в философию, и часто можно сказать: «О, а это Платон! А это Вебер!». Приятно осознавать, что такие вещи остаются в голове, и это — наследие философского факультета Вышки.

— Что из философии читали в последний раз? При каких обстоятельствах?

 — Фрагменты из сочинений по политической философии, к общетеоретическим занятиям со студентами и учениками.
Оксана Тимченко
communication manager в дизайн-студии AIC
— Как сложилась ваша жизнь сразу после выпуска? Где работали/учились?

— Ну, это не будет историей успеха, ладно? Никакой там единой и тем более восходящей линии. Философский факультет (в смысле среда, люди, идеи) дал мне пространство для поиска моего собственного способа самовыражения. Я заигрывала в итоге с журналистикой, фотографией, музыкой. Сейчас я выиграла творческий конкурс на режиссуру во ВГИК, а собеседование не прошла (сказали, что позиция в повествовании слишком отстраненная, как у культуролога, а надо исходить из эмоций персонажа). Закадровый голос философа — это не то, что нужно жанровому кино. Ну, и это очень хорошо, что я не прошла, это справедливо, я бы разочаровалась в мастерской, если мы меня так просто взяли. А мне выдали 3 книжки, сказали приходи через 2 месяца.

— И кем вы работаете сейчас?

 — Я работаю в студии цифрового дизайна AIC и делаю все подряд из того, что не дизайн и не деньги. Самое мое любимое — раз в полгода делать мероприятие для дизайнеров Behance Portfolio Review. А первый год в студии, когда в ней еще существовала маленькая исследовательская команда «Ярость», я писала философские трактаты об обществе будущего и новых формах личного, творческого и профессионального взаимодействия между людьми. И рассказы, которые нашу философию иллюстрируют.

— Почему вы выбрали именно этот факультет? Не пожалели потом об этом выборе?

 — Я думала, что нахожусь в поисках чего-то большего, что стоит жизни, а потом поняла, что выбрала эту возвышенную дисциплину в том числе из-за низкой самооценки. И склонности к мазохизму. Ну что такое философия, если не позиция мазохистского познания? Это мазохизм все ставить под вопрос, бесконечно подрывая основания, на которых стоишь, чтобы горизонт твоего мира никогда не стал статичным. Это бесконечное препарирование себя, других, отношений, норм, которые служат самосохранению. Философия — принципиально небезопасный путь. Я упустила любовь к мудрости, да?

— Как семья отнеслась к вашему выбору? Как относится сейчас?

 — Родители меня целенаправленно готовили к экономике, и поэтому мой выбор — в последний момент, когда до поступления осталось всего ничего — стал сюрпризом. На меня никто не давил и не переубеждал, но я понимала, что родители считали моё «увлечение» — всего лишь на 2−3 года, после чего я «повзрослею» и поступлю на «нормальный» факультет, на что-то понятно-как-применимое. В том-то и фишка: на философский я пришла, чтобы вообще не взрослеть. Кстати — это просто наблюдение — на старших курсах я обожала приходить на семинары к первакам. Их вопросы ко всему такие жадные и неравнодушные — я хочу так на мир всегда смотреть. Как будто я никогда не разочаровалась и мне до всего есть дело.

— Как философское образование повлияло на ваш стиль жизни? Повлияло ли оно также на выбор литературы для чтения, досуг, идентичность, политические убеждения?

 — Мне кажется, определенный тип любопытства повлиял в моей жизни на выбор философского факультета и всего остального. Мне иногда в негативном смысле говорят, что я философ, потому что я не высказываю конкретное мнение или не могу сделать выбор, а бесконечно перечисляю равнозначные аргументы в пользу всех позиций и вариантов. Может, в среде философского факультета столкновение с разными картинами мира убило в моей голове деление на черное и белое. А, может, это просто нежелание брать ответственность.

— Какой ваш любимы философ/течение? Кто ваш любимый философ? Предпочитаемое течение?

 — Ян Левченко. И Tori Amos. Fiona Apple. И Ларс фон Триер. Я их, конечно, по-своему интерпретирую. И надеюсь, что я принадлежу к тому же течению. *смеётся*

— Что из философии читали в последний раз? При каких обстоятельствах?

 — Наверно, Лэнгле. Читала около года назад на работе как часть исследования и создания студийной базы знаний по human-friendly interfaces. Еще Джесси Беринга и Джозефа Бурго читала в поисках себя. Хотя это психология.
Азат Мулашев
хедхантер в компании Gravity Recruitment
— Как сложилась ваша жизнь сразу после выпуска? Где работали/учились?

 — Еще во время обучения в университете, после окончания 3 курса в 2010, я начал работать в международной страховой компании Allianz, в качестве специалиста по продвижению бренда работодателя (это деятельность на стыке маркетинга и управления персоналом). С этой сферой я познакомился, когда, где-то со второго курса, начал регулярно посещать ярмарки вакансий в университете. Широкомыслие, развитое на факультете, предоставленные Вышкой возможности в виде общеуниверситетских факультативов и совмещение учёбы с работой на 4 курсе (раньше начинать не советую) помогли моему росту в профессиональном плане и составили «надстройку» над фундаментом, полученным в школе.

— И кем вы работаете сейчас?

 — Сейчас я занимаюсь поиском и подбором персонала высшего и среднего звена для компаний рынка коммерческой и жилой недвижимости. Проще говоря, я — хедхантер, и мои основные клиенты — крупные инвестиционные и управляющие компании, девелоперы, family офисы и т. д. В нашей работе важно видеть целую картинку бизнеса нашего клиента и при этом понимать и тонко чувствовать кандидатский рынок и уметь реагировать на изменения. Целостность картинки получается только тогда, когда ты мыслишь максимально широко, учитываешь макрофакторы какие-то и при этом находишься в рынке, в режиме ежедневного общения с кандидатами и клиентами.

— Почему вы выбрали именно этот факультет? Не пожалели потом об этом выборе?


 — Конечно, глядя на мой карьерный путь кто-то может воскликнуть «Этот парень вообще мог учиться на философском?». Но да, я учился. На момент, когда я поступал в универ, для меня было несколько важных факторов, в том числе его бренд (в значении «обещание хорошего качества») и возможность получить после обучения максимально возможный спектр вариантов карьеры. Так как я был чистой воды гуманитарием, то выбор факультета был для меня очевиден. В другие вузы я поступил на юридические факультеты, Вышка была последним, куда я подал документы, и вот тут-то я и решил попробовать эту весьма спонтанную идею. О выборе своем я не жалел, более того, курсе на втором я очень радовался, что я не на юрфаке, так как просто умер бы на нем от скуки. Философия же была и остается интересной и крайне полезной как сама по себе, так и в плане развития навыков, которые актуальны для меня и сегодня. Так что если бы у меня была возможность выбрать факультет заново, я бы снова выбрал его.

— Как философское образование повлияло на ваш стиль жизни? Повлияло ли оно также на выбор литературы для чтения, досуг, идентичность, политические убеждения?

 — Я с детства был любопытным и все время задавал вопросы окружающим. Философский факультет помог мне вырасти человеком, которому всегда интересно понять основания и глубинные причины тех или иных явлений, теорий и событий. Я смог не утратить «способность к удивлению», а, наоборот, развить ее. Здесь я получил широкий набор компетенций именно в сфере анализа информации, и приобретённая на философском факультете база помогает улавливать отдельные разрозненные сигналы или события, собирать их в целостную картинку и прогнозировать будущие изменения.

— Какой ваш любимый философ/течение? Кто ваш любимый философ? Предпочитаемое течение?

 — Здесь мне сложно выбрать кого-то конкретного, так как у всех были свои особенности, из-за которых они мне нравились. В целом мне интересны, скорее, вопросы этики, ценностей и того, как они влияют на принятие решений. Но из того, что вот прямо затронуло мою душу и вызвало не рациональный, а скорее эмоциональный отклик, я бы выделил Альбера Камю и вообще экзистенциализм как направление.

— Что из философии читали в последний раз? При каких обстоятельствах?


— Это забавно, но буквально за пару недель до нашего общения я почувствовал в глубине души «зов философии», пошел в книжный, купил томик диалогов Платона, чтобы освежить его в памяти, и уже начал чтение.

— Какие преимущества получают выпускники факультета философии?


— Во-первых, это способность анализировать и интерпретировать информацию. Колоссальные объемы работы со сложными, но интересными текстами очень развивают восприятие и структурируют мышление. Навык обобщения, умения выделять главное и второстепенное помимо философии очень хорошо применим и в других сферах деятельности, и работает это не только с текстами. С этим лично мне помогали такие предметы, как история зарубежной философии, онтология и теория познания, философия в мировой и художественной литературе, модели и концепции в математике и гуманитарном знании и другие.

Во-вторых, это широта взгляда, которая делает тебя культурным и образованным человеком, способным успешно ориентироваться в современном мире. Здесь мне крайне полезными оказались институциональная экономика, макроэкономика, социальная философия, социальная психология, философия истории, философия/история религии и многие другие.

Ну и наконец, я бы заметил, что на факультете хорошая языковая подготовка, возможно, сейчас она еще лучше. У нас, к примеру, был английский трех видов — общий, бизнес и философский. В конце обучения мы защищали основные тезисы наших ВКР на английском, что было частью госэкзаменов. На выбор также был немецкий или французский, который тоже, кстати, можно было изучить на неплохом уровне. Латынь с древнегреческим были по полгода, но на самом деле даже это важно, поскольку закладывает определенный фундамент и способность легче осваивать новые языки впоследствии.

В общем, воспоминания об учебе на философском факультете, преподавательский и студенческий коллектив вызывают у меня исключительно теплые воспоминания. Поступать на философский было однозначно верным решением.
Юрий Руднев
PhD-студент в ЦЕУ в Будапеште
— Как сложилась ваша жизнь сразу после выпуска? Где работали/учились?

 — Уже до выпуска я знал, что поступил по олимпиаде на магистерскую программу «История знания в сравнительной перспективе», уникальный и даже немного авантюрный проект ИГИТИ им. Полетаева. В магистратуре продолжил участвовать в научных проектах ИГИТИ. Примерно в это же время я стал секретарем с редакторскими обязанностями в журнале «Полития». Далее — проторил себе тернистый путь уже в аспирантуру исторического факультета Вышки. Там, под продолжавшимся еще со времен обучения на философском факультете руководством Ирины Савельевой, я писал о Мишеле Фуко и его влиянии на историческую науку (уже дописал и планирую скоро защищаться — здесь должны быть вздохи одобрения и восторженный шепот публики). Однако и этот опыт междисциплинарного фланирования мне оказался недостаточен: после окончания аспирантуры я поступил в Центрально-Европейский университет (ЦЕУ) в Будапеште, где целый год магистерски изучал Средние Века и интегрировал предыдущие представления об истории и философии и занятия Ренессансом в ИГИТИ (последние, к слову, неумело и робко начались с проектов философского факультета). И, став, о боже, уже дважды магистром, я поступил в ЦЕУ на PhD программу, где обретаюсь уже несколько месяцев.

В целом жизнь пока складывается хорошо. Учусь уже примерно 12 лет, лавируя между историей и философией, и прекращать в перспективе ближайших 5 лет не хочу. Из личного опыта — могу сказать с уверенностью, что на академическом рынке «две вещи» могут согреть философа (да и в целом гуманитария) и дать уверенность в завтрашнем дне: хорошее знание языка и литературы, с которыми работаешь, и практические навыки (преподавание и редактура текстов).

— Почему вы выбрали именно этот факультет? Не пожалели потом об этом выборе?


 — Поскольку в тот прекрасный момент факультет философии впервые значительно расширял себя абитуриентскому миру, я проанализировал свои возможности (на тот момент — нулевое знание английского) и предсказал потенциальное снижение конкурса, поэтому утвердился в желании быть философом («софистом») и, в итоге, не прогадал. И даже позднее, будучи историком, как результат институциональной гармонии, обрел здесь свою даму сердца, которая училась на более практических исследованиях, культуры (и сейчас даже ревную к успехам в её предметах, которые тоже, к слову, переместились в историческое).

— Как семья отнеслась к вашему выбору? Как относится сейчас?

 — Моя семья — стандартный для провинции пролетариат с вкраплениями интеллигенции (за что я их очень люблю). Поэтому, несмотря на страхи перед столицей, где все не так, убивают, грабят и извращают (как интеллектуально, так и физически), они меня поддержали. А когда стал зарабатывать свои деньги, то вообще начали гордиться. После переезда в Будапешт стали скучать и гордиться больше, но сам я отношусь к этому критично и с самоиронией, насмотревшись на московских многопоколенческих интеллигентов, которые, слыша о вузах не Лиги Плюща, ворчат и чихают как французские бульдожки.

— Как философское образование повлияло на ваш стиль жизни? Повлияло ли оно также на выбор литературы для чтения, досуг, идентичность, политические убеждения?

 — Философия дает много инструментов самоанализа. Поэтому я, склонный к самокопаниям, не упускаю возможности совмещать теорию и практику (хорошо ложатся на настроение фрейдизм, Бурдьё, Фуко, периодически Кант и Платон). К сожалению, обычную литературу читать не успеваю (хотя, наверное, некоторые исторические источники, которые приходится читать, можно к таковой отнести с небольшими натяжками). «Досуг» зачастую превращается в нудные споры об абстрактных вещах, это, наверное, профессиональная деформация (или в ренессансные пирушки, что тоже нехорошо). А о политических убеждениях говорю с трудом: дело в том, что чем детальнее твоя позиция, тем сложнее её привести в соответствие ожиданиям нерафинированного собеседника, который хочет точки на спектре, а не историко-культурный экскурс. Но во многих моментах — это дело поправимое, главное, чтобы собеседник тоже думал навстречу.

— Какой ваш любимый философ/течение? Кто ваш любимый философ? Предпочитаемое течение?

 — Сложно сказать, что какое-то конкретное направление заменяет весь спектр. Когда размышляю об этике, часто иду в кантианство, когда думаю о знании и проблемах того, кем буду «через 5, 10, 15 лет», думаю о Марксе, Фуко и Бурдьё, когда происходит что-то плохое, обращаюсь к Сенеке. Когда прокрастинирую и развлекаюсь — защищаю право на это киницизмом и разными ренессансными идеями.

— Что из философии читали в последний раз? При каких обстоятельствах?

— Из последнего — фрагменты «Республики» Платона. Готовлю для студентов лекцию о том, что такое на самом деле демократия (и Афинская полития) и как её ненавидели вплоть до 18 века, а потом возлюбили. Но вообще предпочитаю во многих ситуациях непринужденно слушать подкасты о философии, истории и культуре от BBC. Там актуальное знание, поданное в переваренной форме, да еще и нужная английская лексика для лекций. В начале этого года у меня был разговор с одним из профессоров Вышки, который напористо спрашивал, какую последнюю книгу/произведение я читал целиком (видимо, вопрошая о качестве моего мышления и эрудиции). Я же пытался ответить, что среди молодежи такой подход совершенно устарел. Ценится умение извлекать оригинальные мысли и круто их сочетать (причем, сопровождая интерактивом и ярким визуальным рядом), а не вытерпеть/прострадать насквозь хотя бы первую «Критику».
Небольшая сводка
1
Чуть более чем треть из случайно опрошенных выпускников философского стали преподавателями, научными сотрудниками, репетиторами. Остальные заняты в совершенно разных профессиях, не связанных с философией: BBDO, дизайн, редактура сайта о фильмах ужасов и т. д.
2
Половина опрошенных осталась в Вышке. Большая часть оставшейся половины продолжила обучение за границей.
3
Большинство выпускников целенаправленно шли на факультет философии. Однако были и те, кого «родители заставили», и те, кто «хотел поумнеть», и те, кто выбирал «не факультет, а университет» и т. д.
4
100% опрошенных довольны своим образованием
5
На вопрос о любимом философе, все отвечали по разному. Назывались имена Гераклита, Аристотеля, Мишеля Фуко, Лиотара, Гуссерля, Деррида и многие другие.
6
На вопрос о том, что и когда из философии читали в последний раз, многие отвечали «сегодня», «утром» или «вчера». Там были и Кандинский, и Бердяев, и Платон, и другие громкие имена.
7
Тех, кто общается и тех, кто иногда вспоминает своих однокурсников 50\50, но, как некоторые говорят, «на фейсбуке общения больше».