Статьи и эссе
День из работы наблюдателя на митингах
Редактор журнала делится впечатления от митинга 12 июня
Автор: Владимир Михеев
Публикация: 14/06/17
На митинг 12 июня я вышел как наблюдатель от некоммерческой организации ОГОН (Объединенная Группа Общественного Наблюдения), которая занимается гражданским контролем в ситуациях, где потенциально возможны конфликты власти и общества. С одной стороны, давно хотелось посмотреть на историческое событие изнутри, с другой – праздно шататься в толпе было бы не очень продуктивно (это было бы еще и ужасно скучно), а тут представилась возможность совершить общественно полезное дело. К тому же жилетка наблюдателя дает некоторый иммунитет к задержания по сравнению с обычными митингующими. Человек в команде ОГОНа немного (не более 20 участников), это полностью волонтерская организация, однако на таких событиях польза от нее может быть значительная, хотя бы потому, что сам вид наблюдателей делает и полицейских, и митингующих хоть чуточку менее агрессивными.

Уже к 11 утра мы собрались в Сахаровском центре для обсуждения плана действий. В ОГОНе нам раздали карты, блокноты и опознавательные знаки (жилетку и бейджик), после чего мы разбились по секторам (по 2-3 человека на 500 метров) и разъехались на свои точки. Меньшая часть уехала на проспект Сахарова, а большая, в том числе я и более опытная напарница Рамила, на Тверскую.

Мы приехали на локацию около 13.00, за час до основных событий, для того, чтобы зафиксировать количество полицейских и техники. Как только мы вышли из станции метро Чеховская, нам открылся настоящий винегрет из различных спецслужб: на относительно маленьком участке рассредоточились полиция, Росгвардия, ДПС, автозаки, легковые полицейские машины, полицейские мотоциклы, грузовики с солдатами, пожарные, скорая, строительная техника, наконец, автобусы-гармошки Мосгортранса, где за занавесками сидели люди в штатском. На некоторых машинах были установлены спутниковые тарелки, антены, видеокамеры и проч.

Час до начала митинга мы потратили на разведку местности и подсчет. Как оказалось, вся территория от ресторана "Армения" и "Макдональдса" до памятника Маяковскому была перегорожена техникой, солдатами и строительными заборами. По тротуарам еле-еле могли разминуться три человека: один бок упирался в решетки, за которыми лениво копался экскаватор и переругивались рабочие, с другого бока на проезжей части выстроились всяческого рода техника и длинный ряд солдат в полной амуниции (по человеку на метр). Пешеходные переходы были либо перегорожены, либо регулировались патрульными, при этом автомобильное движение не прекращалось. Было узко, очередь людей двигалась крайне медленно, на некоторых участках двигаться можно были лишь через подворотни, в обход главной улицы, или заходить за забор и перепрыгивать через горки песка и разрытые ямы.
За время нашей прогулки полицейские и Росгвардия относились к нам с вежливым равнодушием. Лишь в начале, когда мы только надели нашу форму и принялись записывать номера служебных машин, к нам подошел гвардеец и стал напористо допытываться о цели нашей деятельности. Более грубо вели себя охранники на Страстном бульваре, которые посоветовали нам "отрабатывать американские деньги в другом месте".

Около 13.50 мы обошли свой участок и вышли ко входу в метро напротив здания Известий, где пробыли последующие четыре часа. Здесь был создан искусственный тупик, а потому сформировалась очень плотная толпа из людей, которые не могли пройти дальше по Тверской. Именно потому место стало особенно жарким (большинство фотографий с задержаний было сделано именно здесь). Наиболее активной точкой была естественная возвышенность, клумба 3х10 с тремя деревцами, заполненная в основном молодежью: время от времени там появлялись плакаты, выкрикивались лозунги, пелись песни.

Каждые 3-5 минут туда устремлялись клинья бронированных гвардейцев, которые выхватывали активистов, а потом под крики «Позор» засаживали их в автозак. Время от времени эти группки бойцов, положив руки друг другу на плечи, утюжили толпу, оказывая на нее психологическое давление. Почти сразу же какие-то остроумные ребята спародировали эту манеру и стали под аплодисменты толпы паровозиком нарезать круги вокруг клумбы. На такой маленькой территории с таким ограниченным набором средств самовыражения (выкрики и плакаты были запрещены) любое повторяющееся действие могло обрести символическое значение.
Мы с Рамилой встали напротив электронного табло у остановки, а слева от нас на проезжей части за живой стеной солдат стоял автозак и формировались группы ОМОНа. Позиция была очень удобной – с одной стороны было легко следить за временем, которое высвечивалось на табло, с другой – считать задержанных, которых сотрудники спецподразделений вели мимо нас. Некоторых вели за руки, других проносили за руки и за ноги, порой разбрасывая их личные вещи. Как мне рассказывали, одного из выносимых чуть было не пронесли через столб. После удаления из толпы их ставили возле автозака с расставленными ногами и руками, обыскивали, отбирали телефоны и сажали внутрь.

Довольно скоро подсчет превратился в рутину, и после 40-го задержанного мне стало немного скучно. За все это время произошло лишь одно происшествие – кто-то пустил перцовый баллончик и солдаты по команде начали очень красиво одевать противогазы, но через минут 10 все улеглось. Около 14 часов, когда автозаки закончились и наступило получасовое затишье, я и вовсе чуть не уснул (столько времени стоять в толпе не евши, ни пивши было крайне утомительно). Пользуясь случаем, самые смелые снова пустились паровозиком, а вскоре к ним присоединились остальные, так что круг закольцевался. Вначале это было весело и с песнями, но после 20 минут бесцельной ходьбы люди немного подустали. Немало людей делали селфи с полицией. Время от времени пролетал вертолет.
После 16 часов наступила наиболее активная фаза зачистки. К военным пришел какой-то человек в гражданском, что-то прокомандовал им, после чего те начали с особым пылом зачищать горку. Бегать они стали быстрее, хватать яростнее, чаще сшибать тех, кто им попадался на пути. В один из заходов чуть ли не половина людей попадала с клумбы. Людей на горке по естественным причинам поубавилось (стали выносить по 5 человек за раз), но она постоянно заполнялась. Тем, кто сопротивлялся, приходилось хуже всего – на моих глазах одного парня, который аж 5 секунд убегал от гвардейцев, повалили на землю и ударили кулаком по лицу. Я ради любопытства подошел поближе и сам чуть не был раздавлен с двух сторон бронированными плечами. Обстановка накалялась – люди стали обзывать полицейских фашистами, стыдить их. Одна пожилая женщина придумала свой метод борьбы: пересилив приступ гнева, она стала называть полицейских котиками, говорить, что любит их и просить отпустить задержанных. Это было очень трогательно, но безрезультатно.
В 17 часов живой щит из полицейских и солдат сумел захватить клумбу и начал отодвигать всех собравшихся в сторону метро «Маяковская». Толпу вытеснили в очень узкий коридорчик из солдат и строительных заборов, который время от времени высвобождался в маленьких переулках. На одном из них люди стали очень громко и яростно петь «Мы ждем перемен» и гимн России, однако довольно быстро с другого конца снова образовался новый живой щит, а ОМОН начал хватать даже просто обособленно стоящих прохожих. К «Маяковской» толпа уже выдохлась и распалась, рассасываясь в метро (впрочем даже там некоторых угораздило попасть в руки представителей органов власти). Мы тоже изрядно устали и поехали в штаб – делиться увиденным и ужинать.

Всего на нашем участке мы зафиксировали около 170 задержаний.