«Крымский референдум» на конференции НИУ ВШЭ?
Колонка представителей профсоюза «Университетская солидарность» о Конференции сотрудников и учащихся НИУ ВШЭ
Авторы: Илья Гурьянов и Павел Кудюкин
Публикация: 03/04/2019
20 марта в Высшей школе экономики прошла Конференция работников и обучающихся. Конференция — это коллегиальный орган управления университетом, она созывается раз в пять лет и позволяет преподавателям и студентам высказываться на тему долгосрочного развития университета. На последней конференции незадолго до ее проведения появился пункт о выборе единственной организации (профсоюза), который бы представлял сотрудников НИУ ВШЭ. Сотрудникам было предложено выбрать из двух профсоюзов — первичной организации «Университетской солидарности» (создан в 2013 году) и «Профсоюза работников» (создан в феврале 2019 года). Как утверждают представители «Университетской солидарности» процедура голосования и сам факт его проведения вызывает серьезные вопросы.
Что произошло?
20 марта на многолюдном и очень официальном мероприятии — Конференции работников и обучающихся НИУ ВШЭ — среди прочего рассматривался вопрос «Об избрании представительного органа, представляющего интересы всех работников НИУ ВШЭ в социальном партнерстве». Провели голосование, и в качестве такового представителя избрали одну из профсоюзных организаций, действующих в Вышке. Обстоятельства, которые сопровождали соответствующие решения, вызывают серьёзные вопросы.
Почему это важно?
Проблемы в социально-трудовой сфере встречаются у разных категорий работников Вышки, не только у преподавателей, но и у студентов, которых в разных формах привлекают к учебно-вспомогательной и научной работе. Так что стремление к построению системы нормального социального диалога между работниками Вышки, студентами и администрацией, можно только приветствовать. Однако вся ситуация была срежиссирована таким образом, что «единый представительный орган», который выбирали на конференции, должен взять на себя функции профсоюзной организации (или организаций, потому что законы РФ позволяют сосуществовать хоть в вузе, хоть на заводе множеству профессиональных объединений). Эту статью пишут члены профсоюзной организации, вступить в которую могут все, кто занимается преподавательской и научной работой в высшей школе (на постоянной основе или по временным договорам).
Профсоюзы – это ведь про распределение путёвок в санаторий. Зачем они вообще нужны?
Объективная основа существования профсоюзов и причина их возникновения –противоречия между интересами работника и работодателя. Работник в одиночку за редкими исключениями находится в более слабой переговорной позиции, чем работодатель, и именно профсоюз даёт возможность «уравнять шансы». Но чтобы сделать это, профсоюз должен отвечать нескольким условиям.

Он не должен включать в свой состав сотрудников, в чьи должностные обязанности входит защита интересов работодателя (то есть представителей руководящего звена и административного аппарата). Он должен быть реально независим от работодателя – не получать от него ресурсов, за исключением тех, что определены законодательством или включены в коллективный договор как результат давления на работодателя. В идеале профсоюзная организация должна работать исключительно на средства, получаемые от своих членов (взносы) или от других профсоюзных организаций по каналам солидарности. Профсоюз должен быть готов к открытому конфликту с работодателем, если нарушаются права и ущемляются интересы работников, а значит, не ограничиваться только уговариванием работодателя. Профсоюз устроен демократически — в нём нет «начальников», есть скорее координаторы и представители. Наконец, независимый профсоюз за редкими исключениями действует не только в рамках своей «компании» (будь то вуз или завод), но входит в более широкие объединения, вплоть до международных, что придаёт ему дополнительные силы и позволяет опираться на солидарность товарищей и коллег в своей отрасли, в других отраслях и даже в других странах.

Если мы видим обратное, а именно: профсоюз включает в свой состав «начальство», существует на «подачки» работодателя, сводит свою деятельность к выпрашиванию в лучшем случае мелких уступок от работодателя и убеждает своих членов, что открытые конфликты ни к чему хорошему не ведут. Наконец, если он сторонится сотрудничества с другими профсоюзами — это с очень большой вероятностью «удобная» для работодателя организация, часто и созданная по его инициативе или с его ведома. В мировой практике такие профсоюзы вот уже почти полтора столетия именуются «жёлтыми», «штрейкбрехерскими». Их задача — обманывать работников, отвлекать их от борьбы за свои права и интересы и осуществлять над ними контроль в интересах работодателя.

Так вот, есть опасения, что в Вышке мог появиться «желтый профсоюз», который совершенно демократическим способом занял позицию «единого представителя» всех работников.
Какие ваши доказательства?
Конференция – мероприятие официальное, поэтому планируемые к обсуждению вопросы заранее вносятся в повестку конференции. Кроме того, конференция, по идее, должна выражать коллективную волю работников и обучающихся в Вышке по обсуждаемым вопросам (самым важным). Для обеспечения последнего на конференцию выдвигаются делегаты от разных подразделений (и от студентов тоже); правда, некоторые делегаты, все-таки, не избираются, а назначаются – но об этом уже в другой раз. Решение о проведении конференции принимает Ученый совет (УС) Вышки, и он же определяет повестку; после чего начинаются выборы делегатов. Все это сопровождается назначением ответственных лиц и определением сроков. В этот раз выборы делегатов проходили в два тура, первый из которых был объявлен 31 января, а последний — завершился 21 февраля.

Так вот, вопрос «Об избрании представительного органа, представляющего интересы всех работников НИУ ВШЭ в социальном партнерстве» УС внес в повестку конференции 1 марта, то есть уже после того, как состоялись выборы делегатов на конференцию, завершившиеся 21 февраля! Соответственно, вопрос не обсуждался в ходе выдвижения кандидатов от подразделений и всей выборной кампании в целом. Коллективы преподавателей и научных работников Вышки не могли ответственным образом поставить перед собой задачу сбора сведений о профсоюзных организациях, которые будут представлять работников. Более того, они не могли инициировать рассмотрение самой процедуры формирования единого представительного органа работников (см. последний абзац этого раздела). Поскольку вопрос нормативно-правового регулирования отношений с работодателем — касается каждого сотрудника Вышки, несложно представить ситуацию, когда выдвинутый на конференцию делегат обязуется отдать свой голос профсоюзной организации, выражающей интересы данной группы.

Профсоюзные организации были проинформированы о решении Ученого совета Вышки только 11 марта, когда окончательные списки делегатов конференции уже были сформированы. В том же письме профсоюзным организациям предлагалось подготовить «информацию о задачах профсоюзной организации по представлению интересов всех работников НИУ ВШЭ в социальном партнерстве для включения в материалы конференции». Почему делегатам конференции предлагалось сделать выбор между профсоюзными организациями именно на основании «информации о задачах», а не отчета о проделанной за последние годы работы — совершенно непонятно. Впрочем, изложение историй работы профсоюзных организаций в Вышке ниже – наводит на вполне определенные размышления о легитимности и легальности проведенного «референдума».

Отдельно следует поставить вопрос о самом решении Ученого совета от 1 марта, повлекшем существенное изменение повестки конференции. Почему орган, представляющий интересы всех работников НИУ ВШЭ в социальном партнерстве, должен формироваться только из числа сторонников одного из университетских профсоюзов, а не коллегиальным образом включать в себя все профсоюзные организации, реально работающие в Вышке? Возможно, УС, внесший изменения в повестку конференции, хотел видеть в представительном органе строго определенных людей (а других, наоборот, не видеть; но чтобы все было строго демократично, а не по распоряжению «сверху»).
Так о каких профсоюзных организациях идет речь? (держи в голове разницу между «желтыми» и настоящими профсоюзами)
В Вышке с 2013 года действует первичная профсоюзная организация (первичка) Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность», членской организации Конфедерации труда России (КТР). КТР — это второе по численности профсоюзное объединение страны, представленное в Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. То есть КТР – это сетевая структура, которая не связана никакими обязательствами с руководством Вышки. А внутри нее «Университетская солидарность» объединяет первички работников высшей школы из более чем двух десятков вузов, тоже по сетевому принципу. Председатель Вышкинской первички — П. М. Кудюкин (кому интересно, вот ссылка на наш сайт, который — что важно — не находится на портале Вышки, это независимый ресурс). В Вышке он работал в разных статусах с 2001 г. и в настоящее время является преподавателем по договору ГПХ на факультете права: из описания самого дня конференции станет ясно, почему это важно. Кроме председателя, который выбирается каждый год всеми членами первички, управлением организации занимается избираемый ими же комитет (профком), информация о членах которого тоже находится в открытом доступе. Сайт первички удалось запустить только в этом году, поэтому информации на нем пока немного. Для распространения информации о деятельности «Университетской солидарности» ни корпоративной почтой, ни порталом Вышки нам пользоваться никогда не позволяли.

Только 1 февраля этого года, то есть уже после объявления первого тура выборов делегатов от подразделений, в Вышке появилась вторая профсоюзная организация: «Профсоюз работников НИУ ВШЭ». Согласно сообщению на портале Вышки от 4 февраля ее возглавил юрист-трудовик (специалист по трудовому праву), директор Школы практической юриспруденции, ординарный профессор, член Учёного совета НИУ ВШЭ Д. Л. Кузнецов. Сам факт, что руководитель профсоюза принадлежит скорее к руководящему слою сотрудников университета, порождает некоторые сомнения, чью сторону будет занимать такой профсоюз в объективно существующем конфликте работников и работодателей. А создание данной организации непосредственно в ходе выборов делегатов конференции — только усиливает эти опасения.
И что же случилось на самой конференции?
Итак, делегаты конференции не имели возможности составить полную картину ситуации, в которой им предлагалось выбирать между двумя профсоюзами (быть может, за исключением членов Ученого совета, которые голосовали за изменение повестки конференции 1 марта). Не имели её и некоторые высокопоставленные сотрудники Вышки, ведущие мероприятие. Так, например, руководивший ходом конференции вице-президент Вышки Л.И. Якобсон во всеуслышание сообщил собравшимся, что, по его сведениям, П. М. Кудюкин в Вышке больше не работает и вполне вероятно, что профсоюза «Университетской солидарности» как действующей организации в Вышке уже не существует. Позднее он разъяснил председателю первички «Университетской солидарности», что перед заседанием специально просил выяснить, работает ли П.М. Кудюкин в настоящий момент в Вышке. Поскольку отдел кадров не смог дать проректору внятного ответа, он отдельно попросил своих помощников посмотреть, есть ли персональная страница П.М. Кудюкина на сайте Вышки. Отсутствие таковой и привело к ложному заявлению, очевидно, повлиявшему на выбор собравшихся делегатов.

Такая дезориентированность вице-президента Л.И. Якобсона и его помощников чрезвычайно удивительна в свете какой-никакой официальной переписки П.М. Кудюкина с секретарем Ученого совета (УС). Ведь в ответ на письмо Н.Ю. Савельевой от 11 марта, которое мы уже упоминали выше, профком первички «Университетской солидарности» подготовил документ, определяющий «задачи профсоюзной организации» по представлению преподавателей и научных работников Вышки. В том же письме профком обратился к секретарю УС с просьбой дать слово на конференции председателю или представителям первички, чтобы более подробно обосновать предложения и рассказать об организации. Однако 15 марта Н.Ю. Савельева ответила на просьбу буквально следующее: «На конференции не планируются выступления с обоснованием своих предложений» (вся переписка с администрацией Вышки нами бережно сохраняется). В виду данного ответа профком «Университетской солидарности» не удивил тот факт, что представители первички ни в каком виде не были приглашены на конференцию. Среди делегатов конференции не было действительных членов «Университетской солидарности», однако было небольшое число сочувствующих ее работе по защите прав работников высшей школы. Вступить в профсоюзную организацию им не позволяет очевидный конфликт интересов, так как все они занимают какие-то руководящие позиции в Вышке (это соображение явно не принималось в расчет ни Д.Л. Кузнецовым, ни сторонниками свежеобразованного профсоюза).

Для этих сочувствующих «Университетской солидарности» делегатов оказалось удивительным, когда на конференции выступил не только Д.Л. Кузнецов, бывший как член Учёного совета неизбираемым делегатом конференции, но и ряд его сторонников, заранеезаписавшихся на выступление. Попытка одного из сторонников «Университетской солидарности» воспользоваться «свободным микрофоном» не увенчалась успехом, поскольку обсуждение было закрыто: все время выработали высокопоставленные сторонники свежеобразованного в Вышке профсоюза.

Результатом работы конференции стало решение, что именно «Профсоюз работников НИУ ВШЭ» наделяется полномочиями полноправного представителя работников университета.
И как теперь жить?
Хотелось бы верить, что произошедшее — не сознательная манипуляция делегатами конференции с откровенным использованием административного ресурса, а результат стечения недоразумений.

В любом случае первичная профсоюзная организация «Университетской солидарности» в соответствии с российским законодательством (Трудовым кодексом и Федеральным законом «О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности») будет продолжать свою работу, представляя интересы и защищая права своих членов и тех работников, которые поручат организации представительство своих интересов. Несколько парадоксальным образом члены и сторонники «Университетской солидарности» в НИУ ВШЭ получают возможность для двойной защиты. Ведь Профсоюз сотрудников НИУ ВШЭ обязанзащищать их права и интересы на основании решения конференции, а межрегиональный профсоюз «Университетской солидарности» — в силу их принадлежности к профсоюзу или доверия на представительство.

Впрочем, со всех сторон разумнее было бы сформировать представительный орган из членов всех действующих в Вышке профсоюзных организаций. Это позволило бы администрации Вышки своевременно узнавать о возникающих конфликтных ситуациях, не доводя их до острой фазы (и не допустить системной коррупции на уровне руководителей среднего звена). Для рядовых же сотрудников Вышки членство в профсоюзных организациях стало бы гарантией, что их голос — несмотря на возраст, заслуги и ранги — будет услышан и учтен.
Илья Гурьянов
Преподаватель НИУ ВШЭ, член первичной профсоюзной организации «Университетская солидарность» в НИУ ВШЭ
Павел Кудюкин
Председатель первичной профсоюзной организации «Университетская солидарность» в НИУ ВШЭ