Итоги открытого письма
Почему разбор встречи с Песковым сделал только хуже

30 марта мы опубликовали открытое письмо против цензуры, адресованное руководству Факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, с нашими вопросами о выпуске ток-шоу «В точку» с Дмитрием Песковым. На сегодняшний день под этим письмом подписались более 600 человек. Мы были бы рады назвать вас всех по именам, но, боимся, на это уйдет не один час. Спасибо вам большое, нам очень важна эта поддержка и солидарность. Мы будем держать вас в курсе и рассказывать, как развиваются события.

В понедельник, 2 апреля, в здании Департамента медиа прошла открытая встреча с академическим руководителем программы «Журналистика» и руководителем проекта «В точку!» Сергеем Корзуном, доцентом ФКМД, руководительницей проекта «В точку! Персона» Анной Уваровой и заместителем декана ФКМД Дмитрием Шелухиным. Они приняли решение не вести с нами диалог на равных и говорили с позиции силы: перебивали студентов, хамили и двусмысленно шутили, пользуясь властным положением. Первые 40 минут встречи они произносили свои монологи. После этого мы задали им все вопросы, озвученные в письме. Конкретный ответ мы получили только на один из них — решение о непубликации записи ток-шоу принимал Дмитрий Шелухин. Ответы на другие вопросы были неточными и часто противоречили друг другу — прямые цитаты мы указали в конце текста.

После встречи многие из нас написали посты в своих социальных сетях, на них откликнулись преподаватели и сотрудники факультета и поддержали нас. Мы хотим выразить им огромную благодарность. Спасибо Варваре Чумаковой, Юлии Галяминой, Анне Качкаевой, Илье Кирие, Анне Новиковой, Светлане Шомовой, Егору Исаеву, Яну Левченко — и еще множеству людей (простите, если не назвали здесь вашего имени — вас, правда, было очень много), которые оставляли свои комментарии, выражая свою солидарность с нами.

Тем не менее, нас до сих пор не удовлетворяет текущая ситуация. По словам преподавателей факультета, заседание преподавательского состава и руководства состоится уже в эту пятницу. Мы направили письмо в Департамент медиа и ожидаем официального ответа.
Мы также хотим сказать студентам ФКМД, чтобы они не боялись выражать свое недовольство любыми процессами, происходящими в стенах университета. Академическая среда предполагает свободу выражения мнения и отличается от внешнего противоречивого мира возможностью равноправного диалога. Мы понимаем, что в текущей политической ситуации многие из нас боятся оказаться незащищенными и поэтому выбирают тактику бездействия, считая, что от действий будет только хуже. Но бездействие и молчание не исправят окружающих вас проблем. Мы не призываем никого лезть на баррикады. Мы хотим равноправного и честного диалога, а потому начинаем его сами. Надеемся, что в этой начинающейся дискуссии все ее участники разделяют и уважают принципы равенства, свободы и стремления к справедливости, присущие академической среде.

А теперь предлагаем вам узнать, как Сергей Корзун, Анна Уварова и Дмитрий Шелухин ответили на наши вопросы:

1. Почему запись программы была засекречена?

Сергей Корзун: Что это было, на мой взгляд? Это был визит пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова в Высшую школу экономики, конкретно — на факультет коммуникаций, медиа и дизайна. Визит закрытый, ровно поэтому о нем широко не оповещалось. Если бы это был визит открытый, то были бы анонсы, туда бы приглашали студентов совершенно открыто и т. д. <…> Нужно ли на эту персону объявлять общий сбор? Да конечно нет, потому что это закрытая встреча. Хотел поговорить со студентами, видимо. <…> Здесь была закрытая встреча, на этом ещё раз настаиваю. <…> Итак, ещё раз: изначально он был приглашен руководством факультета, это закрытая встреча, мы надеялись, что её удастся превратить в публичное мероприятие. Эфир прошел, мы с Анной Валентиновной постарались уговорить его дать эту программу в эфир. По очереди, несколько раз спрашивали, заходили с одной стороны, с другой стороны. «Это же всё равно разойдется по соцсетям, — говорили мы, — никто не запрещал студентам снимать, никто не запрещал зрителям это анонсировать и передавать в эфир». Он дал понять, что он это понимает, но его ответ вместе с его помощницей был «нет» на прямой вопрос о том, публикуем ли это. Хозяин — в данном случае руководство факультета и гость — барин. Закрытая встреча, собственность (даже если по авторским правам) принадлежит Высшей школе экономики, факультету. Соблюли договоренность, которая, очевидно, была до этого.

Анна Уварова: В упреках в цензуре, в этом письме, в частности было сказано о существовании неких закрытых списков и о том, что никто не знал до последнего, кто гость. Ответ: знали, и закрытых списков никаких не было. «В точку!» и «В точку! Персона» по своим открытым каналам всячески лавировало: «Ребята, приходите», — потому что в какой-то момент появилась опасность, что Дмитрий Сергеевич придет, а в зале будет десять человек.

После этой цитаты Сергей Корзун начал менять свою, казалось бы, четкую позицию:

Сергей Корзун: Коллеги, жизнь многообразно устроена. Если вы приходите на встречу, вас пропускают через рамку металлоискателя, в спину вам утыкается дуло автомата, у вас отбирают мобильные телефоны и сумки просят оставить где-то в другом доме, я думаю, вы начинаете догадываться, что эта встреча совершенно закрытая. Есть встречи менее закрытые. Вот это была встреча с непрогнозируемым окончанием: она была закрытая, потому что не предполагалось, что будет больше сорока-пятидесяти человек. В этом смысле она была закрытая, но по логике вещей все могли прийти, все, кто про неё узнал, никого не останавливали. Жизнь многообразна, вас не будут предупреждать сразу, что на этой встрече.

2. Каким образом отбирались гости?

Дмитрий Шелухин: Когда обсуждался вопрос, в каком формате провести мероприятие, было три основных проблемы. Проблема номер один: мы эту встречу хотели, но наш гость приезжает в формате «профессионал для будущих профессионалов», в этом смысле это закрытый формат. Он может только в этот день, как раз попадающий на тот период, когда многие из вас даже не находились в городе, и мы поняли, что самый простой и правильный путь — пригласить тех, кого мы знаем, и спросить, могут ли они в этот день прийти на эту интересную встречу. Можете поднять руки те, кому написал я и кто от меня узнал, что будет встреча с кем-то высокопоставленным? У меня просьба, любой, кто хочет, можете прочитать сообщение, которое я написал? Первые приглашения шли от меня персонально. Я объясню, что значит персонально, и что значит персонально в моем понимании здесь.

Даша Силкина, студентка: «Даша, у меня к тебе большая просьба принять участие в съемке в четверг в ток-шоу, в котором примет участие один высокопоставленный политик. Вопросы сможешь задавать любые. Приглашение отправляется избранным ребятам лично каждому. Надо быть на факультете в одиннадцать тридцать, съемка в Б-511. Тебе необходимо быть».

<…>

Студентка из зала: У меня конкретная претензия про списки. Мы собрали источники, мы узнавали, кого звали, кого приглашали, до кого доходила информация. Почему на почте у рекламщиков было объявление, о том, что Песков придет?

Анна Уварова: Заходите в группу ВКонтакте «Ток-шоу «В Точку!» и «В Точку! Персона». (никаких анонсов в группе не было — прим. ред.)

Даша Силкина: Если вопрос в том, что ссылка у рекламщиков была, а у нас не было, то я могу сказать, что в этом можете обвинить меня, это решение приняла я. Мы обсуждали это с Юлей Скрябовой, которая сделала рассылку для рекламщиков. Мы распределили на три департамента: от дизайна сколько-то, от рекламы столько-то. От дизайна в итоге не набиралось, мы распределили на двоих. Она говорит: «Ты сможешь набрать свою часть?» Я говорю: «Да, у меня вполне народ набирается». Она говорит: «Ну, у меня что-то не набирается, сделаю рассылку». Все. Вот такая была ситуация. В рассылке рекламщиков не было сказано, что это был Песков. И по итогам рассылки я вам скажу, что людей там пришло немного. Все равно только личным приглашением. Я могу сказать, что я решила, что мне проще каждому в личку писать и спрашивать, придут они или нет, потому что на рассылку особо не отвечают: «Придет кто-то, кто — не знаем. Извините».


3. Почему после недопустимого сравнения журналисток с проститутками ни у кого не возникло вопросов? Почему модераторы диалога, ведущие, ничего не сказали?

Сергей Корзун, зачитав наш вопрос, ответил, что авторы этих строчек «на занятиях за это получили бы 2 балла»:

Сергей Корзун: Докажите, что он журналисток называл проститутками.

Студент из зала: Выгораживал ли он Слуцкого, который домогался журналисток?

Сергей Корзун: Подождите, цитату. Мы профессиональный разговор ведем или нет? Цитату из Пескова, пожалуйста, на стол.

<зачитывают цитату>

Сергей Корзун: Коллеги, цитата прозвучала. В общем, слышали все. Вот на моих занятиях, честно вы бы получили неуд. Потому что журналист, который не умеет читать, он соответственно не сможет никогда написать. Для меня это однозначный совершенно признак. Учитесь понимать то, что написано. Еще раз говорю: ни одно средство массовой информации не воспроизвело эту вашу мысль. Неслучайно.

Студентка из зала: Можно вопрос? Ответьте, пожалуйста, да или нет. Вы считаете, что сравнение, которое сказал Песков, что он не сравнил журналисток с проститутками?

Сергей Корзун: Да, однозначно.

Студентка: Сравнил или нет?

Сергей Корзун: Не сравнил. Он сравнил актрис с проститутками.

Студентка: Вы не считаете это оскорблением журналисток?

Сергей Корзун: То, что он сравнил актрис с проститутками?

Студентка: Да. Вы не считаете эту цитату оскорбительной?

Сергей Корзун: Да, я её не считаю оскорблением журналисток.

<…>

Студентка: Вы понимаете, что вы сейчас его [Пескова] оправдываете, и вы оправдываете оскорбление жертв насилия?

Сергей Корзун: Читайте текст, ребята. Это профессиональный разговор. Почитайте текст, пожалуйста. Ребята, давайте проявлять уважение. Поднимите руку, кто хочет задать вопрос. Давайте потише. Четвертый курс, вы младших можете послушать?


4. Почему теперь лояльность к подобным шуткам ассоциируется с ВШЭ и её студентами?

Сергей Корзун: Факультет приобрел головную боль с приездом Дмитрия Сергеевича. Но можно реализовать как бы в хорошее. Гипотеза: Песков в майке «HSE University» — это сильно, и многие это отметили. То есть Вышка становится известной, факультет, корпорация, и как Вышка, реализуют свою функцию. На самом деле, это был GR ход выстраивания отношений с правительством — то, что позвали Пескова. Студенты получили замечательную программу с отличной работой оператора и всех остальных. Жалко, что не вышла. <…>. Вышка выиграла или проиграла? Держит молчание на этот счет, потому что да, это может быть определенный репутационный удар по Вышке. Но после любого откровенного разговора и свободного обсуждения это может быть снято, и Вышка сможет смело хвастаться, что пресс-секретарь президента был у неё.

5. Объясните, пожалуйста, чем вызвано решение о непубликации записи ток-шоу.

Сергей Корзун дал понять, что это был «предмет договоренности. Пацан сказал — пацан сделал. Можете аплодировать, можете смеяться, но это и есть коротко и ясно суть журналистской этики: если ты обещал не раскрывать эту информацию — не раскрывай ее».

Оказалось, что члены команды ток-шоу не были предупреждены. На наш вопрос, почему, Сергей Корзун ответил: «Мы вообще не обязаны публиковать то, что производят студенты. Еще раз. Мы не обязаны этого делать. Я никогда не дам согласия на публикацию некондиционного студенческого материала. <…> Вы повторяете мне вопрос, почему о своих сомнениях и предположениях я не рассказал студентам? Кто сказал, что я должен о своих сомнениях и предположениях кому-то вообще рассказывать? Вы обо всех своих сомнениях рассказываете?»

P. S. Все заинтересованные могут ознакомиться с полной расшифровкой встречи, подготовленной редакцией журнала DOXA, и видеозаписью, сделанной командой «В точку».

Инициативная группа студентов Департамента медиа