Университет
Академия против плагиата
или Почему скандал вокруг «Дилетанта» не имеет отношения к академическому сообществу
Редакционная колонка
Опубликовано: 06.04.2018
В воскресенье, 1 апреля, в фейсбуке появилась публикация Александра Марея, доцента Школы философии НИУ ВШЭ, в которой он обвинил Сергея Алумова (студент Факультета коммуникаций, медиа и дизайна Вышки) в плагиате. В статье Сергея на портале «Дилетант» была в большой мере использована расшифровка лекции Александра Марея с сайта «Постнаука». Позже, уже в комментариях к публикации, Александр отметил, что обратится по поводу этой ситуации к руководству факультета медиакоммуникаций с тем, чтобы они оценили действия студента и, в случае необходимости, применили санкции.

Пока вокруг этой ситуации разгорался скандал, в нашей редакции велись споры о том, стоит или не стоит освещать эту ситуацию. Поставим ли мы Сергея под еще больший удар или нет? И как нам говорить об этой ситуации? Несмотря на то, что в дискуссии принимало большое число участников, аффилированных с академией, никакого отношения к академическому пространству эта ситуация, как нам казалось, не имела. Поэтому сейчас, когда конфликт уже успел и без нас стать предметом всеобщей огласки и в определенном смысле завершиться, мы решили оставить свой комментарий в виде первой в истории журнала редакционной колонки. Здесь мы попытаемся обозначить отдельные проблемные места и причины, по которым наша редакция не готова солидаризироваться с реакцией большей части академического сообщества.
В первую очередь, уже не раз было отмечено, что требовать отчисления студента или каких-либо других санкций в его отношении за совершение плагиата вне стен университета — это опасная идея. Мы не будем подробно останавливаться на всех возможных негативных последствиях такого прецедента для Вышки, но, как сказал в личной беседе наш коллега Роман Сехниаидзе, санкции по отношению к студентам в этом случае на юридическом уровне ничем бы не отличались от ситуации, когда студентов отчисляют за митинги или когда для влияния на внеучебную жизнь студентов привлекаются другие формы административного давления.

Кроме того, как уже отмечали многие, необходимо разграничивать роль Сергея и роль «Дилетанта», который руководствуется такой политикой в отношении своих публикаций. Несмотря на то, что Сергей сам подготовил материал, за редакционную политику «Дилетанта» он, конечно, отвечать не может. В подобных ситуациях медиа/издания всегда выступают инстанцией, которая несет ответственность за конечный продукт в виде публикации (мы не отрицаем, что сама организация в данном случае отреагировала неадекватно). Кроме того, аргументы в духе «Сергей сам выбрал начальство» имеют силу только в контексте снисходительных поучений со стороны людей, которые якобы лучше знают, где и как Сергею зарабатывать на жизнь. Мы думаем, что если этот же аргумент применялся бы к действиям административных структур Вышки и других университетов, то немногие преподаватели согласились бы полностью нести за них ответственность, несмотря на то, что они тоже «выбирали начальство».

Другой аспект, который сделал для нас проблематичным публичное осуждение Сергея со стороны академического сообщества — это повсеместные апелляции к воровству, то есть к риторике собственности. Мы понимаем, что в академическом сообществе сильна тенденция к индивидуальной репрезентации интеллектуальной деятельности, но журналистика нередко является коллективным делом, а материалы в большинстве случаев находятся в собственности издания (что наверняка также относится к лекции Александра Марея на «Постнауке»). Эмоционально окрашенный дискурс, обращающийся к «воровству», «преступлениям» и требованиям наказаний и отчислений, в данной ситуации связан с иерархическим давлением преподавателей на студента. Именно академическая иерархия является основанием требования санкций для студента: если бы Сергей Алумов не учился в том же вузе, в котором преподает Александр Марей, то эти требования, скорее всего, бы не прозвучали.

Апелляции к интеллектуальной собственности в академическом сообществе кажутся тем более удивительными в России, где академическая жизнь (по крайней мере, в гуманитарных и социальных науках) так сильно зависит от ресурсов вроде LibGen и Sci-Hub, на которые ссылается каждый второй преподаватель при вопросах о поиске академической литературы и источников. Эти ресурсы являют собой полную противоположность риторики интеллектуальной собственности, которую мы не считаем вполне соответствующей ценностям академического сообщества.

В этой связи встает вопрос, действительно ли атака на студента и на издание, в котором он работает, является жестом защиты автономной академической среды? Действительно ли главным ее врагом являются научно-популярные медиа, иногда с сомнительной редакционной политикой? Мы не согласны, что это действительно так. Когда уважаемые ученые обсуждают, что в газетных заметках нужны библиографические ссылки, это не активный, а скорее реактивный жест, рессентимент академического сообщества, которое не может справиться с более серьезными проблемами, такими как государственное давление на университеты, вплоть до их закрытия, как это недавно случилось с Европейским Университетом.

В этом контексте мы, в свою очередь, хотели бы сконцентрироваться на более важных проблемах современной академии, российских университетов, и, в частности, самой Вышки. В нашем университете за последнее время произошло несколько критически важных событий — ситуация с ток-шоу с Песковым, рекламная кампания Мисс ВШЭ. Казалось бы, это как раз те ситуации, в которых следует защитить автономность академического сообщества: в одном случае, от сомнительных политических жестов, в другом — от патриархальных практик. И ситуация не ограничивается нашим университетом: в МГУ, например, инициативная группа сейчас продолжает бороться за перенос фан-феста с территории университета и за освобождение математика Димы Богатова. Это и есть те вопросы, вокруг которых академическое сообщество — сообщество студентов и преподавателей — могло бы объединяться и решать совместными усилиями, а не вступать в опасную логику противостояния «честных уважаемых преподавателей» и «вороватых студентов».

Когда год назад мы выпустили свой первый материал, посвященный проблемным курсам на программах бакалавриата Факультета гуманитарных наук, мы обратили его непосредственно к академическому сообществу — сообществу студентов и преподавателей, — не прибегая к жалобам и пропуская инстанцию администрации. Мы сделали это с представлением о том, что академическое сообщество может самостоятельно решать свои проблемы, не прибегая к административным инструментам и иерархической риторике. Многие нас поддержали, но от некоторых преподавателей мы получили много нелестной критики, в частности, по отношению к публичной форме нашего высказывания. В ситуации с «Дилетантом» мы имеем несколько другую форму артикулирования проблемы — с выделением личности Сергея Алумова и угрозами обращения к администрации факультета. Как нам кажется, во всей этой ситуации единственный вопрос, заслуживающий обсуждения, — это вопрос о том, какой из этих форматов урегулирования конфликтов больше подходит академическому сообществу.
Редакция журнала DOXA