Университет
Бонни и Клайд, или Как омбудсмен стипендию за мультик получил
Итоги конкурса на Повышенную государственную академическую стипендию: мнения основных действующих лиц
Автор: Георгий Тарасенко
Публикация: 25/02/18
19 февраля на сайте Центра стипендиальных и благотворительных программ был опубликован список учащихся, получивших Повышенную государственную академическую стипендию за общественную деятельность. Впервые в истории заявок такого формата абсолютное большинство мест в ТОП-5 по баллам заняли представители студенческого самоуправления, в частности председатель Студенческого совета — Дарья Фокина. Мы решили узнать мнения ключевых действующих лиц этого резонансного события.
Студенческая инициативная группа «БАНДИТ» начала собственное расследование и нашла следы злоупотребления полномочиями со стороны омбудсмена ВШЭ Никиты Шабанова, председателя Социального комитета Ульяны Шахрай и главы Комитета по качеству образования Дмитрия Ефимова. Один из руководителей инициативный группы Дмитрий Тагровский согласился прокомментировать ситуацию.
Дмитрий Тагровский
Как вам пришла идея провести расследование по теме итогов конкурса ПГАС по общественной деятельности?

Абсолютно случайно. Мало-помалу начал видеть бурление говна и мнение людей, когда грамоты вышли в открытый доступ. Я поговорил с несколькими причастными к теме людьми, а потом материал вышел гладенько, сам собой. Я и коллеги (анонимные) приложили руку к написанию, мы поспрашивали немного студентов, которые отписались в комментариях к первой статье, и все прошло как по вазелину. Один из наших самых удачных материалов пока что.


Какие пути выхода из данной ситуации вы видите, возможно что-то слышали о петиции, созданной для изменения сложившейся ситуации?

Тут как в той юмореске про черного джазмена: «Слышал о ней? Да я ее написал!» Ну, не прям написал, но приложил руку стилистически. Так что да, в целом знаком, и пути выхода примерно там написаны. Не согласен ЛИЧНО Я только с пунктом про то, что студенты должны передать какие-то полномочия администрации. Я не считаю, что администрации нужно еще больше полномочий, и я не считаю, что это обернется хорошо для студентов. Мы все видели новости из МГУ, которые очень красноречиво говорят, что бывает, когда у администрации больно до**я [много прим. автора] полномочий. Самоуправление шикарная вещь, его никак нельзя отдавать на откуп администрации.
«Самоуправление шикарная вещь, его никак нельзя отдавать на откуп администрации»
Реакцией на публикацию БАНДИТа стало создание студентом Факультета социальных наук петиции, призывающей к «отставке неэтичных представителей самоуправления и проверке системы распределения ПГАС». Автор петиции призывает привлечь к разбирательству Проектно-учебную лабораторию антикоррупционной политики (ПУЛ АП) для установки факта коррупции в органах студенческого самоуправления, а также проведения ряда просветительских мероприятий и разработки при ее поддержке новой системы получения ПГАС. По результатам проверки ПУЛ АП автор требует отстранить причастных к фактам коррупции представителей студенческого самоуправления. Также предлагается отстранить Социальный комитет Студенческого Совета НИУ ВШЭ от проверки заявок на получение ПГАС по общественной деятельности. Более того, описана необходимость принять специальный этический кодекс ВШЭ, который будет предполагать недопустимость коррупции на таких постах.
Наше издание взяло комментарий у автора петиции, спросив о причинах ее принятия и сути ее содержания:
Ситуация возмутительна. Я узнал о ней через публикацию от Бандита. Мы в итоге собрались в конференции в Telergram и решили, что этого не смолчим. Проблема с распределением ПГАС уже не первый раз всплывает, но такой наглости и тупости я еще не видел.

Появились неустранимые сомнения в справедливости распределения ПГАС. Проекты заверялись копипастом, большие проекты дробились на части, за которые люди получали отдельные баллы. Суть в том, что грамоты за проекты подписывали друг другу парень и девушка омбудсмен и глава социального комитета, которые и распределяют деньги по факту. Это конфликт интересов чистой воды. Проблема системная, поэтому мы решили инициировать широкую дискуссию с экспертами и студенческим сообществом.

«Проекты заверялись копипастом, большие проекты дробились на части, за которые люди получали отдельные баллы. Суть в том, что грамоты за проекты подписывали друг другу парень и девушка»
Реакция студенческого сообщества последовала незамедлительно. В том или ином виде ряд студенческих организаций предпочел дистанцироваться от фигурантов скандала. Так, Студенческий совет Факультета социальных наук первым из локальных организаций сделал официальное заявление и потребовал отставки замешанного в скандале омбудсмена НИУ ВШЭ Никиты Шабанова. Волонтерский центр НИУ ВШЭ принял решение выйти из структуры Cтуденческого совета в связи с тем, что-то «на данный момент этот орган не способен выполнять задачи защиты прав студентов, что мы отчётливо увидели в недавней ситуации с ПГАС». «Высшая школа равноправия» заявила о прекращении взаимодействия со студенческим советом до завершения разбирательств по поводу итогов конкурса ПГАС. Студенческая организация «Научные бои» поддержала петицию. DOXA решила узнать о причинах таких заявлений и взяла интервью у руководителей этих организаций.
Это близко нам по духу: солидарность и равенство. Идея родилась из реакции волонтерского центра. Мы посчитали важным сделать похожее заявление. Наша организация делает очень крутые вещи. И очень много вещей. Но я всегда призываю не использовать это как источник финансирования и уж тем более обогащения. У ВШР нет денег вышкинских вообще. Если мы что-то закупаем то на свои деньги. Я работаю на двух работах могу себе позволить.

Выход очень простой: 1) антикоррупционная экспертиза, 2) антикоррупционное образование. Всё просто. Здесь можно добавить ещё этический кодекс.
Мы со всеми членами студсовета готовы общаться и сотрудничать, у нас одна цель. Мы просто не видим больше взаимовыгодного сотрудничества, чтобы оставаться центром студсовета, поэтому мы вышли из состава структуры. Это процесс на уровне организаций, а не людей.

Формат не изменится, мы по-прежнему будем набирать волонтёров на мероприятия. И на Вышкинские, я очень надеюсь, тоже, и уже очень скоро. Нам просто нужно всем [ВЦ и администрации] встретиться. А то сейчас по два-три человека что-то обсуждают, а общих решений не принимается. Нам нужно решить вопрос: в каком формате ОСК (Общеуниверситетская стипендиальная комиссия прим. автора) хочет получать от нас подтверждения о волонтёрстве, чтобы они не вызывали сомнений.
Мы не сотрудничали со студсоветом и, следовательно, не отказывались от сотрудничества. Мы призвали поддержать петицию и рассказали свою историю. Такая история есть у каждой студорганизации, поэтому было бы хорошо, если бы они тоже включились в эту кампанию. Мне хочется, чтобы студентам Вышки «пилить» ПГАС стало зашкварно. Так же, как у нас не принято покупать курсовые, например. Я за отставку всех замешанных и отстранение совета от проверки ПГАС. Потом нужно сформировать заново все правила вплоть до определения, что мы считаем общественной деятельностью. В эту подачу заявок засчитывались даже посвяты. Потом повышение прозрачности и новая настройка процедуры.
Также мы решили узнать мнение об итогах конкурса ПГАС у одного из кандидатов в омбудсмены НИУ ВШЭ 2017. Напомним, что в ноябре текущего года Никита Шабанов выиграл во втором туре выборов у Тимура Славгородского-Казанца, одним из главных тезисов программы которого была в том числе и борьба со сложившемся комплексом неформальных связей в среде высших должностных лиц студенческого самоуправления:
Очень двоякое ощущение. Объясню, почему. В ходе кампании я акцентировал внимание на том (это можно увидеть, например, в интервью БАНДИТу), что отношусь к Никите как к человеку хорошему, который продуктивно руководил Социальным комитетом на протяжении определенного времени. Некоторые ситуации в ходе кампании (например, с заменой вице-обмудсмена) откровенно меня расстроили, но при этом мне все равно казалось, что это, возможно, не решение самого Никиты, но всей их «тусовочки». Сейчас можно видеть, что, может, мое представление был слишком идеалистичным, и, главным образом, потому что в бюрократическую систему распределения поощрений за достижения попал, видимо, личный фактор отношений с кем-то как решающий. Но мне по-прежнему кажется, что самая большая проблема здесь не в самом Никите, а в системе, которая позволяет допускать такие нехорошие штуки и в том, что многие такие штуки происходят «тусовочно», а не зависят только от отдельных людей (ведь странно, что руководство СС, особенно прошлого созыва, не замечали, что такие проблемы существовали и раньше).

кандидат на должность омбудсмена НИУ ВШЭ 2017
В конце концов высказать свое мнение по данному вопросу согласились два непосредственных фигуранта скандала: Ульяна Шахрай (глава Cоциального комитета Студенческого совета НИУ ВШЭ) и Дмитрий Ефимов (глава Kомитета по качеству образования Студенческого совета НИУ ВШЭ).
С этой подачей я не менее вас обеспокоена ситуацией со Студсоветом и сама понимаю все провалы в системе. Проблема в том, что сейчас скандал запущен, и он не в том направлении идет, на мой взгляд. Проблема в том, что людей, кто знает приказ Минобра и Положение от корки до корки и кто компетентен в вопросах стипендий их просто нет в Студсовете. И сейчас, убирая людей с постов, вы не решаете проблему, вы её усугубляете. Потому что исправлять систему легче, чем строить её с нуля не зная ничего. Тем более убирать людей, которые видят эти проблемы, которые сами от них пострадали и которые реально готовы их решать. Я крайне сомневаюсь, что найдутся люди, кто будет готов убить три месяца в свои заслуженные праздники, проверит 500 заявок и более 5000 подтверждений и сделает это единообразно в той системе, которая есть. Вот это необходимо понимать.

бывшая глава Социального комитета
Студенческого совета НИУ ВШЭ
Знаю о некоторых системных проблемах, которые могли определённым образом повлиять на общее распределение баллов в результатах конкурса. Во-первых, то, что руководителями команды проверки не был обеспечен единый подход к проверке (пусть даже хотя бы равно плохой) — одних людей по одному и тому же проверяли одним образом, других другие проверяющие — другим. Во-вторых, то, что объединялись «однотипные» проекты / мероприятия (при том, что необходимость и правила такого объединения формально нигде не установлены). В-третьих, то, что некоторым людям не засчитывали определённые проекты / мероприятия, исходя из решения проверяющего, что деятельность якобы не является значимой для студентов. Если касаться более глобальных вопросов, не то чтобы напрямую влияющих на итоги конкурса, но влияющих на процесс в целом — то это, в первую очередь, то, что сама команда проверки никем не утверждалась (не только в контексте персоналий, но даже хотя бы в контексте принципов её отбора). Есть ещё более мелкие вопросы, их можно обсуждать довольно долго, но ключевые моменты я перечислил.

глава Комитета по качеству образования
Студенческого совета НИУ ВШЭ
* на сегодняшний момент Ульяна Шахрай также высказала свою позицию в материале в инициативной группе БАНДИТ, где все основную вину она возложила на Павла Здоровцева из Дирекции по развитию студенческого потенциала.
«…сама команда проверки никем не утверждалась (не только в контексте персоналий, но даже хотя бы в контексте принципов её отбора)»
Таким образом, мы можем наблюдать ряд фундаментальных проблем в работе органов студенческого самоуправления. Так, юридически не выяснена роль комиссии, проверяющей заявки, критерии часто натянуты или вовсе необъективны, неформальное преимущество всегда остается за теми, кто в курсе повестки. Парадоксальна ситуация, когда потенциальный стипендиат может получить равное количество баллов, и за мультфильм в группе ВКонтакте и, например, за перевод серьезной научной статьи, ведь все это канцеляритно-ласково называется «единицей контента». Концептуально непонятно различение между проведением мероприятия и проектной деятельностью. Отдельные вопросы возникают к проверяющим: непонятен механизм их рекрутинга и обучения процедура уже давно прослыла необъективной и непрозрачной.

Мы видим, что формирование круга представителей студенческого самоуправления, имеющих неформальные связи между его членами и пользующихся ими, есть не домыслы, а объективная реальность. К сожалению, студенческое самоуправление в НИУ ВШЭ сегодня это закрытая самовоспроизводящаяся структура, которая разрабатывает и дополняет, отменяет и принимает заново правила, нюансы которых известны только его членам. Примечательно, что двое из трех фигурантов скандала занимают невыборные должности, а пребывают на постах скорее по праву субъективного авторитета и выслуги в комитетах, основанных ими же (например, Комитет по качеству образования). В целом вся самоуправленческая структура представляется неэффективной: среднестатистический комитет создает параллельно несколько «мертвых проектов», которые либо не выполняются, либо не являются полезными для студенческого сообщества. Что мы знаем о деятельности студенческого совета? Пожалуй, ничего, кроме ряда постоянных скандалов на заседаниях и резонансных действий омбудсменов (смотрите историю экс-уполномоченного Буханцова).
«Кулуарность», кумовство, непотизм все это противоречит ценностями открытости, демократии и студенческой свободы, за которые активно ратует наше издание. Редакция журнала DOXA поддерживает активную позицию Волонтерского центра, «Научных боев», «Высшей школы равноправия» и Студенческого совета ФСН. Мы считаем недопустимыми злоупотребления полномочиями представителями студенческого самоуправления. Мы поддерживаем петицию Ивана Крюкова в части требований отстранения причастных к фактам коррупции в проверке ПГАС и реформирования системы ее получения.