Университет
«Это целенаправленные репрессии против анархистского движения»
О задержании Петра Рябова со слов слушателя лекции в Гродно и белорусского анархиста
Автор: Армен Арамян, Анастасия Новикова
Публикация: 14/10/17
Пётр Рябов, историк, кандидат философских наук, доцент кафедры философии МГПУ им. Ленина, анархист и участник организации «Автономное действие», а также неоднократный участник обсуждений Философского дискуссионого клуба Вышки был задержан в белорусском городе Барановичи 10 октября. На следующий день суд признал Рябова виновным в совершении административного правонарушения по статье «Хулиганство» (Петр якобы нецензурно выражался в общественном месте — на барановичском вокзале) и дал ему шесть суток ареста. Рябов объявил сухую голодовку. За день до задержания, 9 октября, в Гродно была сорвана его лекция на тему «Либертарная социальная мысль последней трети ХХ—начала XXI века». Спустя двадцать минут после начала мероприятия в «Центр городской жизни» ворвались сотрудники милиции, задержали около двадцати человек, включая самого историка, и конфисковали привезённые им книги: как выяснилось позже, по причине «распространения экстремистской литературы» (имевшаяся у Рябова анархистская брошюра «Свобода или смерть» действительно есть в Республиканском списке экстремистских материалов. Задержанных отпустили спустя несколько часов. Рябов отменил запланированную на 10 октября лекцию в Барановичах и собирался ехать в Москву, когда был снова задержан на вокзале сотрудниками белорусской милиции.
Сегодня, 13 октября, историки провели пикеты в поддержку Петра Рябова возле посольства Беларуси в Москве.

Армен Арамян поговорил с одним из слушателей лекции в Гродно, пожелавшим остаться анонимным, и с известным белорусским анархистом и бывшим политзаключённым Николаем Дедком.
Один из слушателей лекции Петра Рябова в Гродно, пожелавший остаться анонимным
— Расскажи, как происходило задержание Петра Рябова в Гродно и в Барановичах.
— В Гродно нас всех задержали уже во время лекции. Она длилась от силы минут 20, когда прибежал ОМОН. Мордой в пол не клали, но всех попросили проехать в отделение для установления личностей, т. к. по поступившей к ним информации в мы участвуем... в митинге... Это была их первая версия. Потом они изменили сие нелепое определение ситуации на участие в несанкционированном мероприятии, на котором должна была распространяться экстремистская литература. Нас вместе с предполагаемой экстремистской литературой (среди которой были книжки Дэвида Гребера, Мюрея Букчина, Ноама Хомского, Андре Горца и других) привезли в РОВД, обыскали — и стали допрашивать. Петра Владимировича отвели в отдельный кабинет. Силовики очень удивились, когда узнали, что вместо предполагаемых радикальных леваков и анархистов к ним попали обычные студенты и магистранты социологического факультета, а вместо распространения экстремистской литературы [у них] исторические книги по революции 1917—1918 годов и работы современных философов, которые можно купить даже в книжных [магазинах] нашего города. После этого у нас добровольно-принудительно «откатали» пальцы, сфотографировали в профиль и в анфас и только тогда отпустили. Петра Рябова держали дольше всех, хотя и нас, впрочем, не выпускали даже по прошествии положенных трёх часов для предъявления обвинения, что уже само по себе является нарушением законодательства.

В Барановичи Пётр Владимирович поехал этим же вечером, т. к., помимо запланированной лекции, его поезд в Москву шёл именно оттуда. Там его встретили местные активисты, показали город (как и мы Гродно до этого) и, объявив официально об отмене лекции в публичном пространстве, провели её в закрытом виде. После неё вызвали такси и отправили Петра Владимировича вместе с одним из активистов на вокзал, однако они не доехали. Про это, правда, мы узнали уже только на следующий день, когда я вернулся в Гродно, а организатору позвонила мать Рябова и сообщила, что домой он не приходил. Тогда же выяснилось, что провожавший его человек также не появился на работе. Забили тревогу, связались с правозащитниками и журналистами и едва успели к началу процесса. Всё остальное есть в прессе.
— Как думаешь, за что задержали? И с какой целью?
Цель была запугать общественность, чтобы даже не связывались с подобными идеями...
— Дело в том, что в Беларуси с марта этого года усилились репрессии в отношении анархистов в целом. Это связано с волной «маршей тунеядцев», в которых была сильна социальная самоорганизация и люди, за неимением закрытых «на сутки» лидеров оппозиции, проявляли свою гражданскую позицию методом прямого действия. Анархисты сыграли заметную роль в этой «белорусской весне», а в некоторых городах даже возглавили шествие по городу (самый яркий пример — Брест), из-за чего власти пришлось применять пропагандистскую машину по полной, всячески очерняя движение и его принципы. Причём это не в первый раз. Подобное уже было в современной белорусской истории в 2010 году. Поэтому сейчас для властей слово «анархист» выступает как красная тряпка для быка, и они готовы без разбора хватать всех, кто причисляет себя к этому движению. Тут же ситуация сложилась так, что обычную лекцию академического характера по либертарной философии сочли опасной. Цель была запугать общественность, чтобы даже не связывались с подобными идеями, я так считаю.
Видеозаписи интервью с Петром Рябовым в Гродно 09.10.17. Предоставлены телеканалом Белсат
— А уже были такие ситуации с задержанием интеллектуалов либертарной/анархистской направленности? Чем они заканчивались?
— Именно интелектуалов-анархистов — нет. Но было два случая: (1) и (2).

То есть это тенденция. Всё, что считается опасным даже в таком формате, обычно у нас разгоняется. И это если не брать привычные примеры гражданской активности.

Наша цель была именно пропедевтическая...
Наша цель была именно пропедевтическая — познакомить местную интеллигенцию с данным течением мысли. Поэтому всё проходило открыто и в рамках имеющего официальную регистрацию культурного центра. Однако, в Беларуси это ни от чего не страхует, как видно.
— А чем заканчивается обычно? Просто разгоняют и запугивают, или уже есть сроки?
— Нет, сроков за такое не было, насколько мне известно. Как правило, дают или сутки, или штрафы. Неизвестно ещё, что будет с организаторами в Гродно. Рябову дали шесть суток административного ареста. Официальная причина: ругался матом на перроне. На самом деле, на перроне его окружили десять сотрудников милиции и попросили пройти с ними без веской на то причины. Любой, кто хорошо знает Петра Владимировича, подтвердит, что он не употребляет обсценную лексику. Также ему инкриминируют распространение экстремистских материалов.
— А вообще что можешь сказать про анархистское движение в Беларуси? Это чисто фикция, которую придумывают власти, чтобы мочить какого-то внутреннего врага, или действительно есть какой-то подъём движения (кроме активности на марше тунеядцев)?
...всегда это был очень удобный враг, которого можно изобразить опасным
— Подъём есть, но я не хочу об этом говорить в силу нескольких причин. Отчасти хотя бы потому, что не являюсь его участником, а лишь занимаюсь академическим изучением смежных проблем. Но то, как они себя проявляют в последние годы на улицах и в медиа, говорит о достаточном подъёме движения со времён последнего упадка в 2010—2011 гг.

Могу точно сказать лишь, что это определённо не фикция, и если послушать лекцию того же Петра Рябова о движении в Беларуси постперестроечного периода (в рамках курса лекций по истории анархизма в культурном центре «Архэ»), можно убедиться в этом. Были подъёмы и спады, но всегда это был очень удобный враг, которого можно изобразить опасным.
— А как провластные СМИ освещают эти события (если вообще освещают)? И в целом, в каких словах характеризуется анархистское движение? Какие мотивации и цели ему инкриминируются?
— Я сегодня [12.10.17 — Прим. редактора] целый день мониторю новости, но не нашёл пока провластных версий. По всей видимости, они игнорируют инцидент, пока не могут выдвинуть конкретной версии. Только на портале Sputkik читал комментарий милиции, где написана откровенная ложь о количестве задержанных (почти в два раза меньше) и не упоминается принудительная дактилоскопия.

Как правило, [анархистов] выставляют хаотами, беспредельщиками, явно или откровенно намекая на это. Все конструктивные идеи анархизма и конкретные социальные практики игнорируются, из мухи раздувается слон когда надо, ну, в общем, в этом духе. Целей как таковых не приписывают, но играть на людских стереотипах, воспитанных ещё «совком», определённо пытаются.

Николай Дедок
Белорусский анархист и бывший политзаключенный
— Расскажите, пожалуйста, как относитесь к ситуации с задержанием Петра Рябова?
— Ну как тут можно относиться? Очередной эпизод политических репрессий, попытка воспрепятствовать выходу анархистского движения из подполья. А заодно сигнал российским товарищам, которые сюда приезжают: «Не суйтесь».
— То есть вы распознаете это как атаку на анархистское движение? Или просто как способ запугивания населения?
— Конечно, это целенаправленные репрессии против анархистского движения. «Население», в широком смысле, Рябова не знает и на лекции его не ходит. Это было мероприятие для узкого круга людей, хотя и анонсировалось оно публично. Но спецслужбы не хотят, чтобы анархисты поднимали голову и делали публичные мероприятия, потому что это ведёт к потенциальному расширению круга несогласных, к распространению революционных идей и критического мышления. Запугивание населения происходило в марте 2017-го, когда шли «тунеядские» протесты.
— Не кажется ли вам Петр Рябов, человек в том числе из академического круга, странной целью для атаки на анархистское движение?
— Во-первых, Рябов — анархист и участник «Автономного действия». Во-вторых, его лекции напрямую касались анархистского движения. В-третьих, его мероприятия анонсировались на анархистских ресурсах. Ничто не мешает человеку принадлежать к академическим кругам и при этом иметь определённые политические взгляды.
— Как вам кажется, эта атака как-то сильно повлияла на анархистское движение в Беларуси? То есть запугивание такими методами в конечном счёте работает?
— Такие атаки на анархистское движение в Беларуси практически стали нормой. К ним уже привыкли, и существенного влияния они ни на что не оказывают. За последние два с половиной месяца мусора уже сорвали лекцию российского политзека-анархиста Алексея Сутуги в Барановичах (в офис вломилось маски-шоу) и провели три обыска на квартирах наших товарищей в Минске. Так что для нас это обыденность. Жаль только, что Петра посадили на сутки, у него не очень сильное здоровье и приятного тут, конечно, мало.
— Кстати, а почему такие маленькие и символические сроки дают по этим делам в последнее время? У властей опасения, что кто-то из политзеков станет условным «мучеником», или что-то ещё?
— Это не в сроках дело, а в том, что это административные дела. По ним не предусмотрены аресты на срок более 25 суток. По уголовным делам дают нормальные сроки: например, сейчас в Беларуси осуждены и сидят два анархиста-политзаключённых, один на полтора года, и один на пять лет.