Университет
На стипендию нужно жить
Колонка Виталия Землянского о правильных и неправильных способах материально помогать студентам
Автор: Виталий Землянский
Публикация: 12/10/18
Бывший член Студенческого совета географического факультета МГУ (2014–2018) и участник кампании за перенос фан-зоны Виталий Землянский о том, как должна быть организована материальная поддержка студентов и почему нынешняя система адресной помощи не работает.
ПОЧЕМУ ПОСОБИЯ?

Я был избран в Студенческий совет географического факультета МГУ после протестов против несправедливого распределения материальной помощи. Многие студенты моего курса считали, что текущий состав Студсовета распределяет её между «своими». Мы требовали, чтобы публиковались списки получающих материальную помощь, равно как и списки студентов, кому было отказано и почему. Эти данные были закрытыми: студент узнавал, что ему назначена материальная помощь только тогда, когда приходили деньги на карточку.

Мы, новые члены Студсовета, вели переговоры с учебной частью и прежним составом Студсовета. Тогда мы предлагали публиковать суммы, которые приходят каждому, и причины, по которым человек получает материальную помощь. Сотрудники учебной части на это отвечали, что это вмешательство в личную жизнь. Отчасти это понятно: допустим, кто-то потерял родителей, и ему выписывают материальную помощь по этой причине. Конечно, не стоит травмировать человека лишним напоминанием о горе, но бывают и иные ситуации.
КАК ВСЁ УСТРОЕНО?

В итоге все сошлись на том, что нужно публиковать категорию (отсутствие стипендии, разовая выплата по особым обстоятельствам и т. п.), по которой человек получает помощь, а не саму причину. Если студент не получает стипендию, то ему выплачивается фиксированная сумма в 1200 рублей. В случае смерти родителей или тяжелой травмы студенту выплачивается большая сумма, которую члены Студсовета обсуждают между собой. Ещё есть ряд причин, по которым полагается достаточно большая материальная помощь, но она каждый месяц разная и зависит от числа получающих стипендию на курсе, а также от числа написавших заявление в этом месяце. Средняя сумма материальной помощи варьируется от 2400 до 3500 рублей в месяц, редко — больше. В конце финансового года сумма больше, потому что к этому моменту в фонде остаются нераспределённые деньги. Да, это какое-то подспорье, но прожить на эту материальную помощь, конечно, нельзя.

До 2013 года в МГУ существовала так называемая «ректорская надбавка», которую получали все студенты. В ректорате посчитали, что это маленькие, незначительные деньги, которые следует распределять адресно. Один проректор во время обсуждения сказал: «Для большинства троечников МГУ 1200 рублей — это водка и две бутылки пива». Материальная помощь стала как раз заменой надбавки.
ПОЧЕМУ ЭТО НЕ РАБОТАЕТ?

Но основной интерес представляют люди, которые не относятся к особым категориям вроде сирот, а просто бедны.

Сейчас в оптимальном случае студент получает, допустим, как отличник, 3000 рублей стипендии, 1200 рублей по профсоюзной базе данных нуждающихся и, предположим, 3000 или даже 4000 рублей материальной помощи. Хорошо, у тебя 7200–8200 рублей, на которые ты живешь в Москве месяц, учишься и ни в чём себе не отказываешь. В действительности этого не хватит на питание даже с прибавкой социальной стипендии — один прием пищи в диетической столовой МГУ стоит 150–200 рублей, то есть в месяц расходы на еду могут достичь 15 000 рублей. (Варианты перехода на «Доширак» или домашнюю гречнево-макаронную диету мы рассматривать не будем, питание должно быть здоровым). А ведь кроме еды есть ещё и другие потребности — одежда, транспорт, культура, наконец. Желательно ещё при этом оставаться физически и ментально здоровым.
1200 рублей — выплата по «Базе данных нуждающихся студентов» (БДНС) от Объединенного профсоюза
2400 рублей — государственная академическая стипендия для хорошистов
2760 рублей — государственная академическая стипендия для закрывших сессию на «4» и «5»
3000 рублей — государственная академическая стипендия для круглых отличников
3600 рублей — государственная социальная стипендия
11000 рублей — средний размер повышенной академической стипендии
Вы можете спросить, платит ли нуждающийся студент за общежитие. От платы освобождены студенты, получающие социальную стипендию. Её сложно получить большинству нуждающихся, потому что ты должен считаться бедным по меркам своего региона, а не по меркам региона, где ты учишься. В Москве далеко не всегда можно прожить на те деньги, которых хватает на жизнь в родном городе. Скажем, в Псковской области прожиточный минимум — 11 620 рублей для трудоспособного населения: это чуть больше половины от прожиточного минимума в Москве (18 781 рублей). Даже по Москве сумма, очевидно, занижена. Но и в текущем виде суммы разных видов социальной поддержки не дотягивают до прожиточного минимума.

Получение справок — отдельный вопрос. Если студент в конфликте со своими родителями, что иногда случается, он остается без всяких пособий. Мало того что родители не помогают ему деньгами, так ещё и государство отказывает ему в помощи, потому что единственная возможность её получить — это как раз договориться как-то с родителями, чтобы они прошли нужные инстанции и получили справку. Особенно сложно, если студент с Дальнего Востока, потому что оттуда справки быстро не доходят, а билеты на дорогу стоят очень больших денег. Несмотря на то что студенты — взрослые люди, государство ставит их в прямую зависимость от родных; родителям необходимо либо содержать учащегося, либо вовремя высылать ему необходимые для получения пособий документы (в действительности, обычно происходит и то и другое).

Нуждающийся студент дважды оказывается в положении крепостного: справка необходима из региона, где у студента есть постоянная прописка, и эту справку могут сделать только родители по доброй воле. Не следует забывать и о том, что многие студенты просто не знают о возможности получить пособие: например, среди студентов, состоящих в БДНС, большинство — учащиеся старших курсов, уже разобравшиеся в системе и подготовившие необходимые справки.
Этих проблем не было бы, если бы студенты получали необходимую для проживания минимальную сумму вне зависимости от обстоятельств. Однако существующий универсальный ответ представителей администрации и экспертов — это адресная помощь.
ПРОТИВ ПРИНЦИПА АДРЕСНОСТИ

Идеология, согласно которой социальную помощь нужно выделять не всем, а только нуждающимся, промахивается как раз мимо самых нуждающихся. Мой основной тезис: адресность не работает в принципе. Я участвовал в обсуждении списков распределения материальной помощи, видел и факультетские базы БДНС. По ним заметно, что деньги получают, как правило, либо представители условного low middle class из регионов (довольно бедные по московским меркам), которые могут себе позволить собрать и довезти справки, либо, что тоже встречается довольно часто, вполне себе состоятельные москвичи, у которых родители — фрилансеры или квартирные рантье: они могут работать в университете или где-либо ещё на долю ставки, а зарабатывать иным путем. При этом их дети получают пособия, в том числе ту самую социальную стипендию.

Если у студента нет никаких подтверждающих документов, что он нуждающийся, он живёт на свою небольшую стипендию. А если он по какой-то причине не сдал сессию, то вообще живёт на жалкие 1200 рублей материальный помощи в месяц. Это жестоко, потому что закрепляет ситуацию, когда люди не могут заниматься учёбой, тратя все время на подработки. Студент попадает в замкнутый круг бедности. Особенно «хорошо» это работает на тех, у кого депрессия. Если ты один раз провалился по этой причине, то из депрессии ты не выберешься никогда. Я знаю несколько людей, которые таким образом вылетели из университета.


Приведу конкретный пример, когда адресная помощь не работает. Студент-немосквич из небогатой семьи поступил в МГУ по Всероссийской олимпиаде школьников. В какой-то момент его успеваемость стала падать, в том числе, вероятно, и потому, что ему пришлось выйти на работу. Отец — фактически инвалид, но инвалидность ему не дают. У него иммунодефицит, из-за чего он не покидает квартиру и поэтому не может собрать необходимые справки. А мама работает на «серой» работе и тоже не может взять справку. Даже если бы мать смогла получить справку за себя, она бы всё равно не получила её за мужа. Результат: студент остается без столь необходимого для него пособия. В таком случае ответственные за распределение пособий с грустью сообщают, что это не их вина и они ничего не могут сделать, что будет близко к истине.

Другая порочная идея, о которой уже было сказано выше: если человек получает на экзамене «удовлетворительно», то его лишают основной стипендии, что может подтолкнуть его искать работу, но вряд ли подтолкнет к успеху в учебе. Наилучший вариант — чтобы выплаты получали все учащиеся вне зависимости от успеваемости в размере прожиточного минимума по региону, в котором они учатся. Это не должно отменять и возможность получить повышенную академическую стипендию, и другие меры социальные поддержки: дешёвое или бесплатное общежитие, транспортные льготы (в т. ч. субсидии на дорогу в родные регионы). Конечно, это стоит определённых денег. Но не дороже ли для общества недоплачивать студентам во время обучения и получать на выходе специалистов-недоучек, которые потратили всё время на подработки вместо сосредоточенной учёбы?
Виталий Землянский