Университет/Статьи и эссе
Турецкая охота на ведьм
Почему по всему миру закрываются университеты?
Часть 2
Автор: Владимир Михеев
Публикация: 23/05/17
Последние десятилетия отметились скандальными закрытиями университетов и сокращениями факультетов по всему миру. Корпоративные интересы, политическая цензура, финансовые махинации, - эти и другие препятствия встают на пути науки, академической свободы и гражданского общества. Владимир Михеев собрал самые громкие истории последних лет, чтобы ответить на вопрос: «Почему по всему миру закрываются университеты?»

Вторая часть материала посвящена катастрофе, которая обрушилась на сеть частных турецких университетов и лицеев, предоставлявшей высококачественное образование от Голландии до Камбоджи (и конечно в России).

В 70-х гг. прошлого века турецкое религиозное движение «Хизмет», основанное под влиянием идей проповедника, писателя и общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена начало создавать сеть закрытых школ и университетов. По оценке журнала Foreign Policy, в 2008 году Гюлен являлся самым влиятельным интеллектуалом в мире. Согласно его учению, образование и наука являются божьим откровением и с их помощью можно осуществить диалог разных народов и конфессий, достигнуть справедливого общества. Его учебные заведения отличались строгой дисциплиной и высоким качеством обучения с уклоном в изучение естественных наук, английского и турецкого языков. Мальчики учились отдельно от девочек, жили в отрыве от семьи в специальном общежитии и под постоянным присмотром воспитателей.

Школы быстро зарекомендовали себя в турецком обществе, а вскоре появились филиалы и в других странах. В 90-е гг. турецкое правительство и лично президент Турции Абдулла Гюль стали рассматривать их как способ продвижения турецкой культуры и как инструмент мягкой силы в Европе, Африке, Южной Азии и на постсоветском пространстве, в том числе и в России.

Всего до настоящего времени было открыто около 1500 школ и 19 университетов в 17 странах, в которых обучалось приблизительно 218 тысяч учеников, многие из которых учились на стипендии Хизмета. В самой Турции находилось около тысячи гюленовских школ и 15 университетов с общим числом учащихся в 200 тысяч человек. Однако, несмотря на высокую репутацию «турецких» школ, сегодня они находятся под угрозой исчезновения.
Фетхуллах Гюлен выступает против террористических атак в Париже. 14 ноября 2015 года
Первые проблемы начались в России, где в свое время было открыто почти 50 школ с турецкими педагогами (преимущественно в тюркоязычных регионах Поволжья, Сибири и Северного Кавказа и др.), когда в 2000-х их деятельностью заинтересовались российские спецслужбы.

Сначала у правоохранителей появились формальные претензии в виде нарушений миграционного законодательства учителями-турками и несоответствие учебного плана образовательным стандартам РФ. Затем в 2007-2008 гг. спонсировавшие школы турецкие НКО и фонды «Торос», «Эфляк»,«Серхат», «Уфук», «Толеранс» и др. были признаны экстремистскими. По словам главы ФСБ Патрушева, ими «велась пантюркистская и панисламистская обработка российской молодежи, проводились пропагандистские акции, изучались кандидаты на вербовку для формирования протурецкого лобби в местных властных структурах, проникновения в правоохранительные органы и общественные объединения». В российской прессе также муссировались слухи о том, что в лицее детей обращают в ислам. При этом сами ученики рассказывали, что ни разу за годы обучения не видели Корана и не сталкивались с турецкой пропагандой. В довершение ко всему в 2014 году учение Саида Нурси, последователем которого считается Гюлен, а также движение «Нурджуллар», руководство которым приписывают Гюлену, было признано экстремистским и запрещено на территории РФ, хотя эксперты из МГУ не согласились с этой оценкой.

Как бы то ни было, в 2008 году 43 турецких лицея были закрыты. На данный момент сохранились только татаро-турецкие лицеи, но уже со штатом из местных учителей и без слова «турецкий» в названии.
Чувашско-турецкий лицей. Чебоксары, 2003 год. Обратите внимание на униформу учеников - красные пиджаки."
Настоящая катастрофа для гюленовских школ случилась после неудачной попытки переворота в Анкаре в 2016 году, в организации которого президент Турции Реджеп Эрдоган обвинил Гюлена. Сам Гюлен, страдающий от тяжелой болезни, отверг эти обвинения и отметил, что не знает и одну десятую тех людей, связь с которыми ему приписывают. С такими доводами не согласилось и правительство США, где на данный момент проживает турецкий интеллектуал, и посчитало доказательства причастности Гюлена к этим событиям недостаточными. Обозреватели отмечают, что в начале 2000-х Эрдоган и Гюлен, оба стоявшие на платформе умеренного политического ислама, сотрудничали против секулярных военных властей. Однако вскоре между ними начался разлад, в частности, по курдскому вопросу и по поводу преследовании оппозиции и свободных СМИ. В 2013-м году Гюлен, обладавший большими связями в юридических кругах, обвинил ближний круг будущего президента во взяточничестве, а в декабре его сторонники выложили в сеть видео, в котором тогда еще премьер-министр Эрдоган обсуждает с сыном, как правильно брать взятки. После того, как скандал был замят, Эрдоган попытался с помощью реформы образования (перевод частных школ под государственный контроль) расправиться со школами Гюлена, однако из-за больших финансовых затрат проект был закрыт.

После августа 2016-го года в Турции начались масштабные чистки в армии, полиции и образовательной среде. Все учебные заведения, связанные с Гюленом, были закрыты, поскольку через них гюленисты продвигали своих сторонников во властные структуры. МИД Турции также призвал закрыть их и в других странах, а также отказался считать действительными выданные в них аттестаты и дипломы. Ответная реакция была неоднородной: одни страны (Нидерланды, Германия и Камбоджа) проигнорировали это заявление, в других (Нигерия, Сомали, Иракский Курдистан, Азербайджан и Таджикистан) они были сначала закрыты, а затем открыты снова, но уже под другим именем и с местным штатом.

Например, частный Кавказский университет (азерб. Qafqaz Universiteti), единственный азербайджанский вуз, входивший в список 700 лучших университетов мира, был расформирован в июле 2016 года: частично он отошел в подчинение Бакинской Высшей школе нефти (БВШН), частично его база была использована для создания Бакинского инженерного университета. В соцсетях появлялись призывы к протестам, однако руководство ВУЗа призвало не реагировать на них.

Похожая судьба сложилась и у Международного туркмено-турецкого университета в Ашхабаде. Открытый в 1993-м году для укрепления связей между странами, он быстро стал одним из самых престижных ВУЗов Туркменистана. Преподавание в нем шло на английском языке, практиковались студенческие обмены с Турцией, в 2014-м году университет стал совместным образовательным учреждением Турции и Туркменистана. При этом на церемонии закладки первого камня нового здания ВУЗа присутствовали Абудулла Гюль и Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. Однако после попытки переворота университет был закрыт из-за связей с Гюленом, студентов перевели в другие ВУЗы, а на базе МТТУ постановили открыть новый Технологический университет имени Огузхана.

В самой Турции декретом от 23 июля 2016-го года были закрыты 15 частных университетов и 800 общежитий, что затронуло 61,382 студентов. Больше всего пострадали от чисток ученые: ректоров всех университетов обязали уйти в отставку, с сентября 2016-го по апрель 2017-го 7,316 преподавателей из 108 университетов были арестованы или уволены без права занимать должности в образовании, всем преподавателям запретили выезд за рубеж, а тех, кто уже был заграницей, потребовали вернуться обратно.

Многие из объявленных "гюленистами" не имели с движением никаких контактов и пострадали за антиправительственные взгляды или прокурдские настроения. В частности, были уволены все 1100 преподавателей, подписавших петицию с требованием прекратить «бойню» на курдских территориях. Опасаясь репрессий, значительная часть ученых покинула страну или отказалась в нее возвращаться. Организация Scholars at Risk ежемесячно получает по 60 заявлений от турецких ученых с просьбой о предоставлении убежища. Многие из них получают угрозы, в частности, социолог Латиф Акыз нелегально покинула страну, опасаясь за свою жизнь, а доцент стоматологии Мустафа Садык Акдач совершил самоубийство после того, как ему были предъявлены судебные обвинения.
Преподаватели в кампусе Джебеджи университета Анкары выложили свои мантии в знак протеста против массовых чисток в академической среде. 10 февраля 2017 года
Чистки были восприняты очень болезненно в университетской среде. Новая волна увольнений 7 февраля 2017-го года, от которой сильнее всего пострадали факультеты социальных наук, медиакоммуникаций и театра (в последнем осталось лишь 4 преподавателя) в университете Анкары, активизировала протесты в кампусах по всей стране. Многие студенты бойкотировали занятия или оккупировали учебные помещения. Около тысячи преподавателей и студентов попытались 10 февраля собраться у здания Университета Анкары, однако все были разогнаны с применением слезоточивого газа и резиновых пуль, а 12 человек были задержаны.

Схожим образом с протестующими обошлись в университете Косаели и Мармара. Самыми популярными слоганами среди митингующих стали #HayirGitmiyoruz ("Нет, мы не уходим") and #HocamaDokunma ("Руки прочь от учителей"). В то же время уволенные преподаватели организовали «Уличную академию» и проводят открытые публичные лекции в парках Анкары. Многие общественные деятели, в частности, бывший президент Абдулла Гюль выразили обеспокоенность происходящими событиями, назвав увольнения в университетах «тревожными и болезненными».
Одна из лекций в рамках "Уличной Академии". Декабрь 2016 года
Текущее состояние:
Чистки и протесты в Турции продолжаются. Поддержку турецким ученым можно оказать на странице по ссылке. Значительная часть гюленовских школ и университетов в других странах продолжает работать, некоторые из них – под новыми именами и государственным управлением.