Университет
"На философский факультет я поступала против своей воли, меня родители заставили"
Интервью с выпускниками философского бакалавриата о смысле философского образования в России
Авторы: Анна Шендерова, Армен Арамян
Публикация: 12/04/17
Студенты 4-го курса философского бакалавриата уже сдали свою последнюю сессию и сейчас находятся в подвешенном экзистенциальном состоянии перед-защитой-диплома-и-сдачей-госов. Редакция журнала DOXA поговорила с без пяти минут философами об их отношении к полученному образованию, о книгах, которые повлияли за годы обучения и о планах на будущее.
В философии главное не то, сколько ты знаешь всяких концепций, а именно то, как ты умеешь с ними работать.
О том, как оказалась на философском:
— Если кратко – то случайно. Я знала, что такое философский факультет: туда поступил мой близкий друг, который на год старше меня. Весь свой 11-й класс я над ним смеялась, не понимая, чем занимаются философы. И когда я поступала, подавала документы на, как я думала, нормальные факультеты, выбирала между менеджментом и лингвистикой. Вышка была последним ВУЗом, куда я подавала документы, и я выбрала философию как направление, которое более или менее мне подходит... Ну, а почему бы и нет? А в итоге получилось так, что в первую волну я только туда и прошла. Я решила прочитать программу обучения, и меня привлекло изучение двух европейских языков. Да и вообще, я ничуть не жалею о том, что оказалась на философском факультете. Даже если бы у меня была возможность вернуться в прошлое, я бы не стала ничего менять.

Совет первокурсникам:
— Из советов могу дать только один: меньше париться. (смеется) Я на первом курсе реально запаривалась. Свой первый реферат начала писать за три недели до дедлайна, еще и переживала… А сейчас и за сутки можно начать! Но с другой стороны, такая скрупулезность тоже нужна, по крайней мере, чтобы не вылететь. Первый курс самый сложный в этом плане.

О смысле философского образования в современной России:
— В философии главное не то, сколько ты знаешь всяких концепций, а именно то, как ты умеешь с ними работать. Из уже существующей информации нам нужно создавать и изобретать что-то новое.

О планах на будущее:
— Я вот в науку идти не собираюсь, поняла это сразу, еще даже до поступления, наверное. Академическая деятельность – не для меня. У меня не было такого периода, когда я только училась. Я всегда занимаюсь чем-то еще: активничала в студенческих организациях, работала в HR-сфере. А что насчет магистратуры… Это уже те знания, которые необходимо конкретно использовать в какой-то сфере деятельности, а я все же не уверена в том, чем действительно хочу заниматься.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— Первая книга – "Цветы для Элджернона" Дэниэля Киза. Книга, в которой ты с самого начала знаешь, что хэппи энда не будет, но до последнего на него надеешься. Это книга, которая показывает, как человек, который обществу кажется другим, неважно по каким признакам, но в данном случае по умственным, изо всех сил хочет стать таким же как все и у него это получается, но на время. И за это время он осознает, какая на самом деле у него была жизнь. Здесь поднято множество проблем, начиная с отношения общества к умственно отсталым, да и вообще людям с особенностями в развитии, заканчивая философскими вопросами, а нужно ли стремиться прыгнуть выше головы, или стоит остаться в своем мире изначальном. На мое мировоззрение повлияла так же небольшая книжка Эриха Фромма "Искусство любить". Любить она не научит, но по крайней мере Фромм легко и доступно объясняет, что по его мнению есть любовь и как с ней можно жить. На самом деле, его мысли можно найти скопированными во всяких книжках по отношениям а-ля "мужчины с марса, женщины с венеры".
Оказавшись здесь, человек обретает множество возможностей, причем достаточно основательных, не в плане будущей карьеры, а в более глубоком понимании.
О том, как оказался на философском:
— Я поступал в Вышку на философский факультет целенаправленно, вообще без вариантов. Хотел, правда, еще в Литературный институт, но потом все-таки решил, что пойду только на философию. Даже если бы была возможность вернуть прошлое, я бы однозначно остался тут.

Совет первокурсникам:
— Какой я могу дать совет другим? Будьте честными! Если вы будете честными, у вас не будет проблем.

О смысле философского образования в современной России:
— Философия в России – это счастливый шанс узнавать что-то новое. Оказавшись здесь, человек обретает множество возможностей, причем достаточно основательных, не в плане будущей карьеры, а в более глубоком понимании. Но вот воспользуется ли он этими возможностями или нет – уже другой вопрос.

О планах на будущее:
— Я бы хотел двигаться дальше, может быть если не совсем в науке, то точно в философии. Магистратура сейчас наиболее подходящий для меня вариант.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— Братья Карамазовы, Бытие и время и пока, думаю, Доктор Живаго – очень сильно повлияли на меня, как я есть. И еще поэты. Но у меня нет взглядов, совсем, я понимаю это и говорю серьёзно, понимаю разницу; эти книги оказали именно наибольшее влияние.
Смысл философского образования в России такой же, как и в европейских Liberal Arts.
О том, как оказалась на философском:
— На философский факультет в Вышку я поступала вообще против своей воли, меня родители заставили. Я вообще целенаправленно хотела в МГУ или в Литературный институт имени Горького. Но сейчас я бы уже точно выбрала ВШЭ… только вот культурологию, наверное. (смеется) Или философию. Но главное, что я не жалею. Все, кого я потом встречала из этого Литературного института – такие фрики.

Совет первокурсникам:
— Вот четыре года назад я бы лучше дала себе совет: никогда не писать курсовую работу о том, что мне интересно. Эта работа может быть никак не связана с настоящими интересами, просто пиши о чем-нибудь. Для себя можно заниматься всем, чем угодно, а вот курсовую лучше писать не по «зову сердца».

О смысле философского образования в современной России:
— Вообще философское образование несет в себе огромное значение. Я вообще не знаю, как я, если бы здесь не училась, могла бы поддержать разговор с умными взрослыми людьми. В школе мне не дали нужного бэкграунда на должном уровне. Смысл философского образования в России такой же, как и в европейских Liberal Arts.

О планах на будущее:
— Сейчас я немного меняю профиль, хочу на магистерскую программу «Литературное мастерство». Учиться – здорово, и я хочу продолжать учиться. Мне всегда хотелось развиваться и получать образование, но не ради науки, а ради себя.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— У меня есть три книги, оказавшие, наверное, наибольшее влияние: "Письма к Луцилию" Сенеки, "Человек без свойств" Музиля, "Заново рождённая" Сонтаг. Сложно выбрать, потому что ещё не прошло достаточно времени, чтобы оценить масштабы влияния этих книг на меня как личность. Первые две я прочла на первом курсе, и они избавили меня от многих заблуждений. А Сонтаг просто моя лучшая подруга с третьего курса.
...философское образование способствует полноценному духовному развитию...
О том, как оказалась на философском:
— Поступать на философский факультет было осознанным решением, и менять его я ни за что бы не стала. Другие варианты для поступления были тоже, но я подумала, что именно философский факультет объединяет все мои интересы: историю, искусство, литературу. Это оптимальный вариант получить наиболее полную информацию по всем дисциплинам, которые меня интересуют. Да и к тому же философское образование способствует полноценному духовному развитию.

О планах на будущее:
— Что делать после окончания философского бакалавриата – уже индивидуальное решение каждого человека, все зависит от способностей, наклонностей. Я бы и не против заниматься наукой, но мне больше интересна литература. Скорее всего, я буду работать в этом направлении, и образование тоже хотелось бы связать с этой сферой. А совет могу дать только один: разумнее обходиться со своим временем.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— Очень трудно сказать, действительно ли как-то повлияли на меня или нет, но точно произвели сильное впечатление книги «Юлиан Отступник» Мережковского, «Моральная карьера душевнобольного» Гоффмана и «Утешители» Мюриэл Спарк. Это то, что вспомнилось самым первым, хотя первое прочтение этих книг сильно разбросано по времени. Наверное, можно сказать, что в романах мне нравился путь главного героя, полный противоречий и сомнений, а в книге Гоффмана – ну там просто было интересно.
Роль философии в современной России такая же, как и везде: думать, понимать, задавать вопросы.
О том, как оказалась на философском:
— Я попала на философский факультет не случайно, конечно, но и не совсем специально. Подавала на «Игровое кино» во ВГИК, но провалилась на втором туре. Сейчас уже понимаю, что вообще не стоило тратить время на ВГИК. Прежде, чем что-то снять, нужно чтобы мысли уже более или менее оформлены, да и вообще, чтобы было, что сказать. Философия как раз очень помогает "структурировать своё понимание и непонимание".

Совет первокурсникам:
— Сейчас я жалею о том, что на первом курсе не понимала важности таких предметов, как высшая математика, древние языки… Если бы я начинала учиться с нуля, я бы больше времени тратила на эти предметы. Им действительно нужно уделять внимание.

О смысле философского образования в современной России:
— Роль философии в современной России такая же, как и везде: думать, понимать, задавать вопросы. Это все общие слова, но именно люди, умеющие мыслить, составляют локомотив, который может реально что-то изменить в мире.

О планах на будущее:
— Мне очень нравится преподавать. Планы на будущее - научная карьера. Хотя наука, конечно, требует колоссальной отдачи, и если человек хочет создать что-то серьезное или понять что-то серьезное, то придется от многого отказаться.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— «Логико-философский трактат Витгенштейна» и «О неудаче всех философских попыток теодицеи» И. Канта. И тут я позволю себе процитировать самого Жоана из деревеньки Поплачь, а затем проглоти свои слёзы: "— Поздравляю тебя, злой волшебник! Благодарю тебя! Но послушай теперь, что я тебе скажу, оставь меня в покое! Неужели ты ещё не понял, – для меня счастье как раз в том и заключается, что я упорно преодолеваю все преграды, которые ты воздвигаешь на моём пути".
Следить за своим здоровьем, конечно. И поступать в другое место.
О том, как оказался на философском:
— Я оказался на философском факультете случайно; подавал на истфак, но не набрал нужное количество баллов, причем не только в Вышку, но и в МГУ. Сейчас, наверное, я бы выбрал политологию, антропологию, или все ту же историю… Сейчас на филосфаке я все-таки в большей степени занимаюсь религиоведением. А насчет философии: у меня есть один любимый философ, Уильям Джеймс, остальные мне уже вообще не нужны. Я его прочел, и все, для меня теперь заниматься философией просто нет смысла, больше ничего не интересно.

Совет первокурсникам:
— Я бы вообще целую книгу с советами для первокурсников написал… Ну, следить за своим здоровьем, конечно. И поступать в другое место. Не то чтобы здесь что-то такое плохое, но и ничего хорошего нет. Точнее, есть хорошие вещи, но сейчас, когда я их уже понял, мне они уже не нужны.

О смысле философского образования в современной России:
— Я до сих пор не до конца понимаю, что же такое философия. В Древней Греции она была просто особым античным способом воспитания. Сейчас это превратилось в академическое изучение, потому особого смысла не имеет. Если бы она была специализирована, если было бы чисто философия науки, как, например, в Лондонской школе экономики, тогда все понятно. Та же философия искусства, философия религии. А тут все очень смешанно и теряет свой смысл.

О планах на будущее:
— Не знаю, чем можно заниматься дальше, кроме как перебирать пыльные полки и пыльных людей, умерших миллионы лет назад. База хорошая, но это база. Дальше нужны практические вещи. Поэтому и в магистратуре я выберу, если можно так выразиться, практическую философию: антропологию или религиоведение.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— Про книги… очень сложный вопрос. "Многообразие религиозного опыта" Джеймса, "Самоубийство" Дюркгейма, "Очерк о теории эмоций" Сартра, "Смерть Ивана Ильича" Толстого... Но по эффекту на мою личную жизнь – это, наверное, все-таки "Азазель" Акунина, "Как перестать беспокоится" Карнеги и "Руководство по Кинезиологии" Бубновского. Короче, мне очень сложно выбрать. (смеется) Первые книги сформировали мировоззрение: как устроен мир и почему; вторые – характер: что в себе поменять и к чему стремиться. Эти книги позволили мне ясно думать и говорить о вещах, которые я сознавал очень смутно, и эта смутность мешала мне жить. Сартр открыл мне. что мы не приговорены к своим чувствам, что мы не должны быть их рабами, что у человека всегда есть свобода выбора, а ссылка на обстоятельства это всего лишь отговорка. Джеймс разбудил меня от метафизического сна, показал бесполезность всякой философии, которая никак не влияет на жизнь и призвал ответственно подходить к практическим итогам своих размышлений. Дюркгейм показал мне насколько важно не замыкаться от общества в слоновой башне, раскрыл, что стоит за депрессивными мыслями, и указал, как с ними можно справляться.
До того, как пойти учиться на философский факультет, я думал стать баристой.
О том, как оказался на философском:
— Я оказался на философском факультете вполне целенаправленно, хотя изначально поступил на культурологию по одной простой причине – там не было математики. Но потом я понял, что это решение было неверным. Если бы мне сейчас дали возможность выбора, я бы точно снова поступил бы на философский факультет.

Совет первокурсникам:
— Не знаю, какой бы совет я могу дать, ведь совет предполагает то, что может как-то повлиять на ситуацию. Наверное, я бы посоветовал учиться лучше, но это какой-то абстрактный совет. (смеется) А до того, как пойти учиться на философский факультет, я думал стать баристой. В данный момент я все же хочу пойти в магистратуру, хотя не уверен, что через пару недель не передумаю.

О смысле философского образования в современной России:
— Философское образование в России на данный момент крайне диффузно, и в принципе никакой роли особо не выполняет, не считая идеологической. Многие считают, что люди вроде Дугина – это философы, что само по себе неочевидное заявление.

О планах на будущее:
— У меня есть определенные философские интересы и желание идти в магистратуру, но желание это очень неочевидно, и связано это с проблемой, которую я вижу в самой философии; не в преподавании, и не в современной российской философии, а в философии вообще как таковой.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— Хм. Логико-философский трактат Витгенштейна – первая книга, по которой я начал знакомство с аналитической философией, две "Критики" – показывают способы философского рассуждения и содержат определенные фундаментальные концепции. И еще, книга "Бытие и Ничто", в которой излагается суть специфической антропологии.
На философском факультете надо задавать больше вопросов, философ всегда должен чем-то интересоваться и не просто мыслить, а делиться своими мыслями с другими.
О том, как оказалась на философском:
— Когда я заканчивала школу, я понимала, что хочу только получить хорошее гуманитарное образование. Высшая школа экономики – единственный университет, куда я хотела. У меня было два приоритетных направления: политология и философия, но из-за поднятия планки баллов ЕГЭ в 2013 году, когда я поступала, на политологию мне немного не хватило. Так вот судьба и определила меня на филосфак. Тогда я еще не совсем понимала, что делать со своей жизнью, но философский факультет позволяет хотя бы выучить несколько языков. Зато теперь здесь меня окружают очень крутые люди, так что я ни о чем не жалею. На первом курсе, правда, было очень сложно. Я даже хотела переводиться, но обстоятельства сложились так, что не получилось. Это и к лучшему.

Совет первокурсникам:
— На философском факультете надо задавать больше вопросов, философ всегда должен чем-то интересоваться и не просто мыслить, а делиться своими мыслями с другими.

О смысле философского образования в современной России:
— Задавая вопросы, общаясь с людьми, человек получает новый невероятный опыт. Очень обидно, что в России нет такой вещи, как Liberal Arts на Западе. Поэтому такие люди, как я, которые хотят читать хорошие книжки и общаться с интересными людьми, не имеют альтернатив, кроме как обучение на философском факультете. Так что, если кто-то хочет какое-то время потратить на изучение важных текстов и находиться в такой среде, где можно искать себя, обязательно должен поступать на филосфак.

О планах на будущее:
— Я вижу перспективы в занятиях наукой, но в России сделать это крайне сложно, поэтому я планирую поступать в зарубежную магистратуру. Думаю, лучше всего получать какой-то академический опыт в Европе, и уже потом, если останется желание, возвращаться назад в свою страну. А вообще человек должен выбирать то, что ему нравится. Философское образование не закрывает дорогу для того, чтобы работать в любой компании, в том числе в сферах журналистики, рекрутинга, маркетинга и так далее.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
— "Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004", автор Полина Жеребцова. В общем, это дневники человека, который жил во время чеченских войн. Мне эта книга помогла переосмыслить отношение к истории России, и к военным конфликтам в общем.
"Воображаемые Сообщества" (Бенедикт Андерсон) – это работа о возникновении нации и национализма. Это был первый серьезный текст на эту тему, который я прочитала. Могу сказать, что это одна из работ, которые вдохновили меня заниматься исследованиями национализма, планирую сейчас в магистратуре продолжать заниматься этой областью.
"Размышления о представительном правлении" – этот трактат Милля помог сформулировать свои политические взгляды и заставил больше думать о свободе и власти меньшинства.
...такое образование может быть вполне жизнеспособным – но для этого просто необходима вариативность и свобода выбора курсов у студентов...
О том, как оказался на философском:
— Я поступал на философский по олимпиаде, и документы мало еще куда подавал – вроде в РГГУ и МГУ. Это было сознательное решение, в классе 9-м в руки попало небольшое издание с диалогами Платона от "Азбуки-классики" в мягком переплете, там бесполезные и даже фейковые диалоги, но тогда на меня произвело впечатление. Потом я пытался читать "Историю западной философии" Рассела в 10-м, то ли в 11-м классе, чтобы потом на первой паре по Истории западной философии узнать, что для этого предмета ее читать бесполезно. Мне многое в итоге не понравилось на факультете, но я бы не изменил это решение, даже если бы предоставился шанс – других вариантов для философского бакалавриата в Москве до сих пор не вижу.

Совет первокурсникам:
— Вообще странно чувствовать себя в роли опытного человека, который может давать советы. Себе бы четыре года назад давал такие: раньше начинать заниматься всякими активностями в университете – только так он становится чем-то вроде дома, если строить свою жизнь в нем параллельно или наперекор официальному расписанию с парами, сессиями и прочим; активно выступать за свои интересы в получении качественного образования; больше читать – это видимо главное конкурентное преимущество философов (

О смысле философского образования в современной России:
— Мне успели за 4 года надоесть всякие пафосные истории про назначение и высшую цель философского образования. Но сложно отрицать, что хорошее философское образование действительно может дать понимание основных достижений западной культуры в естественных и гуманитарных/социальных науках, культуре, искусстве и т.д. Я собственно за этим и шел – за широким гуманитарным образованием. Другое дело, что в своем настоящем виде оно не очень эффективно, всё таки намерение научить студентов "всему", потому что "все пригодится" в итоге оборачивается не фундаментальными знаниями у студентов, а потерей интереса к предмету и крайне поверхностному знанию, хоть и большого круга тем. Что не отменяет того, что такое образование может быть вполне жизнеспособным – но для этого просто необходима вариативность и свобода выбора курсов у студентов, что полностью отсутствует у нас на философском.

О планах на будущее:
— Хочу доказать себе, что не зря четыре года изучал философию, и применить полученные теоретические знания для каких-то эмпирических исследований – в области антропологии или социологии. Поэтому и магистратуру выбрал соответствующую, надеюсь, поступлю.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:
Жан-Мари Шеффер – Конец человеческой исключительности: Книга, которая научила меня думать о животности человека и о том, что кроется за нашими бесконечными разговорами о гуманности (спойлер: ничего). Писал по ней две курсовые работы и частично базируюсь в своем дипломе и ни о чем не жалею.
Дэвид Грэбер – Фрагменты анархистской антропологии: Книга, из-за которой я влюбился в антропологию, хотя ее сложно назвать каноничным антропологическим текстом. Тут меня пленил пафос социальной и критической функции этой, казалось бы, совсем не прикладной науки. Пару лет действительно мечтал поступать на магистратуру по антропологии, но потом понял, что в России это не очень перспективно и теперь пытаюсь переориентироваться на социологию.
Бенедикт Андерсон – Воображаемые сообщества: Книга, которая научила меня думать об идентичности, пределах нашего исторического мышления и т.д. После того как прочел, использую аргументы из нее практически в любой политической дискуссии.
Ролан Барт – Мифологии: Книга, которая научила меня думать об идеологии и оживила для меня левую культурную критику. Последняя конечно сильно недооценена в современном обществе, сейчас она представлена из популярных авторов одним только Жижеком, так что тут большее пространство для make great again.