Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
 
Как Путин отравил день гордости и памяти
Социолог Наталья Савельева — о том, как праздник 9 мая пал жертвой политических амбиций Путина
Автор: Наталья Савельева
Англоязычная версия статьи: СEPA
Перевод: Саша Ратников
Публикация: 11 мая 2022
На протяжении десятилетий 9 мая — День победы — было для россиян днем, когда вся страна отдавала дань памяти героизму советского народа, заплатившего огромную цену за победу во Второй мировой войне. День победы всегда был неоднозначным праздником: скорбь о людях, погибших в годы войны, было трудно отделить от радости тех, кому удалось выжить благодаря их жертве. Война унесла жизни не менее 27 миллионов советских граждан.

«Праздник со слезами на глазах» и «никогда снова» — эти широко известные выражения хорошо передают то отношение к Дню победы, которое сложилось в советском обществе в послевоенные десятилетия. Однако примерно десять лет назад отношение к Дню победы и Великой отечественной войне начало меняться. Прошлое начало смешиваться с настоящим, а «никогда снова» трансформировалось в грозное «можем повторить».

Официальный советский нарратив Великой отечественной войны был создан в брежневский период (1964-1982). Этот нарратив не только легитимировал советскую систему, но и обеспечивал конструирование официальной коллективной идентичности советского народа. После распада СССР, ставшего источником постимперской травмы, война превратилась в «миф основания» и ключевую составляющую российской идентичности. Первый президент России Борис Ельцин сделал парад в День победы ежегодным, но именно Владимир Путин в 2008 году превратил парад в ежегодную демонстрацию военной мощи России.

Так, 9 мая из праздника, в который россияне россияне отдавали дань памяти героическим и почти сверхчеловеческим подвигам своих предков, превратился в политическое событие, используемое властью в своих интересах.
Российские власти последовательно размывали смысл понятий, связанных с Великой отечественной войной. В 2005 году при поддержке государства было создано молодежное движение «Наши». Своей целью движение объявило борьбу с фашизмом в любых его проявлениях (согласно официальному нарративу, фашизм в России в основном представлен либеральной оппозицией, националистами и вообще любыми объединениями, предположительно находящимися под американским влиянием). Активисты движения «Наши» позиционировали себя как потомки тех, кто спас страну от фашизма в годы Второй мировой войны. Тем же самым в 2013 году занималась в Украине пророссийская Партия регионов, которая пользовалась популярностью в восточной части страны.

Память о Великой отечественной войне и ее символы подверглись радикальной ревизии в 2014 году. В речи, посвященной присоединению Крыма, Путин заявил, что революция Евромайдана была организована «неонацистами, русофобами и антисемитами», а Россия спасла население Крыма от «идейных наследников Бандеры — приспешника Гитлера во время Второй мировой войны». В 2014 году — вероятно, впервые в советской и российской истории — в ходе празднования Дня победы лозунг «никогда снова» был заменен лозунгом «можем повторить».

Война превратилась в удобный политический инструмент, заряженный огромной моральной энергией. В 2014 году в существовавший с 1996 года закон о «реабилитации нацизма» были внесены поправки, предусматривающие ответственность за «распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны». В 2021 году Алексей Навальный был оштрафован более чем на 11 тысяч долларов за «оскорбление ветерана». Он еще легко отделался: согласно новым поправкам, подписанным Путиным уже после суда над Навальным, за подобное правонарушение может грозить до пяти лет лет лишения свободы.

С этого времени политики начали активно использовать Великую отечественную войну для оправдания агрессии против Украины. Российские медиа демонизирвали проукраинские силы, называя их «фашистами» и «неонацистами» — якобы те уничтожают историческую память о советской победе и устраивают геноцид русского и еврейского населения. Одновременно с этим многие жители Донбасса, которые присоединились к вооруженной борьбе против украинского правительства, рассматривали события 2013-2014 года как повторение Великой отечественной войны. Они верили, что сражаются с наследниками бандеровцев, которых теперь поддерживают не нацисты, а США и страны Запада.

Наконец, апелляции к Великой отечественной войне стали основным способом морального оправдания второй и наиболее масштабной фазы российского вторжения в Украину, начавшейся 24 февраля. Путин официально объявил целью войны «денацификацию», явно отсылая к событиям Второй мировой. Если раньше Россия утверждала, что спасает Крым от фашистов, то теперь она решила «освободить» всю Украину.

С этого момента искаженный язык российского режима начал разрушаться под грузом собственных логических противоречий: теперь «фашистами» называют всех критиков путинских решений, как внутри страны, так и за ее пределами. Даже Израиль не избежал обвинений в нацизме из-за поддержки Украины (что привело к бессмысленному конфликту со страной, правительство которой старалось поддерживать нормальные отношения с Россией).

Огромную пропасть между российской риторикой и реальностью лучше всего демонстрирует произошедшее в Мариуполе, украинском портовом городе, который был почти полностью уничтожен российскими войсками в ходе «освобождения». Новые власти установили в городе памятник «бабушке с советским флагом», названной «символом преемственности поколений, преемственности борьбы с нацизмом и фашизмом». Анна Иванова действительно существует, и она действительно приветствовала украинские войска советским флагом, приняв их за россиян. Но правда и то, что Иванова стала беженкой после того, как ее дом был разрушен российской армией, и сейчас она получает помощь от украинцев.

Есть горькая ирония в том, как Путин использует Великую отечественную войну и День победы для достижения своих милитаристских целей. Когда-то эти символы были важным и объединяющими не только для россиян, но и для всех бывших граждан СССР. Теперь же, когда эти символы подверглись ревизии со стороны российских властей, они утратили свое прежнее значение.

Россия, всегда гордившаяся одержанной в XX веке победой над фашизмом, сама стала фашистским государством. По сравнению со смертями и разрушениями в Украине та цена, которую приходится платить россиянам, кажется сравнительно невысокой: они всего лишь лишаются драгоценных воспоминаний и объединяющих поколения семейных историй, которые оказались навсегда заражены и отравлены войной, которую развязал Путин.