Обещать — не значит научить
Как «Единая Россия» обещала сделать образование лучше, и что из этого получилось
Авторы: Герман Нечаев, Татьяна Колобакина
Редакторка: Екатерина Мороко
Иллюстрации:
Vera Koss
Публикация: 17 сентября 2021
В эти выходные в России пройдут выбору в Государственную Думу. Опросы показывают, что лидером гонки является «Единая Россия» — правящая партия, занимающее парламентское большинство с 2007 года. В августе «ЕР» опубликовала свою «Народную программу», среди прочего пообещав построить новые школы и отремонтировать старые, направить в регионы школьные автобусы и построить научно-технические центры мирового уровня. Чтобы оценить реалистичность этих планов, DOXA проверила, что «Единая Россия» обещала в ходе предвыборных кампаний 2011 и 2016 годов — и что у нее тогда получилось.
1. Что было в программе?

«Несмотря на все финансовые сложности, расходы на образование и науку все последние годы продолжали расти. Консолидированный бюджет образования в 2010 году составлял 1893,9 млрд рублей, в 2015 году — 3034,6 млрд».

Что получилось?

Расходы на образование действительно выросли как в абсолютных значениях, так и с учетом инфляции. Вместе с тем, в статьях расхода федерального бюджета доля образования практически не изменилась. Как в 2015, так и в 2020 году на образование пошло 10,2% всех государственных расходов.

С 2021 года сократилось финансирование национального проекта «Образование». В общей сложности будет выделено на 14 миллиардов меньше, чем было изначально заложено в бюджете. Вместе с тем, еще до корректировок бюджета аудитор Счетной палаты Светлана Орлова отмечала, что средств недостаточно: «Расходы на нацпроект „Образование“ за весь период его реализации составляют менее 800 миллиардов рублей. Учитывая, что в целом расходы на образование — около 27 триллионов рублей, на „прорыв“ предусмотрено менее 3%».
2. Что было в программе?

2011 год: «Уже в будущем [2012] году зарплаты школьных учителей сравняются или превысят среднюю зарплату по экономике во всех без исключения регионах России. Мы сделаем это не за два учебных года, как планировали и обещали, а сделаем это раньше»

Что получилось?

Мониторинг, проведенный в конце 2012 года, выявил, что в некоторых регионах зарплаты учителей не достигли поставленных показателей. Именно поэтому на следующих выборах в 2016 году составителям предвыборной программы «Единой России» пришлось повториться — и вновь пообещать повысить зарплаты до средних по региону.

На конец 2020 года, по официальным данным, зарплаты школьных преподавателей на 3% превышают средний доход. Однако остаются регионы, где учителя получают меньше установленной нормы: в Алтайском крае, Магаданской области, Забайкальском крае, в Республике Тыва, Мурманской области, Ненецком автономном округе и Республике Алтай. Самые высокие зарплаты относительно средних по региону — в Севастополе, Москве, а также в Московской и Белгородской областях.
3. Что было в программе?

«Создана новая нормативно-правовая база российского образования. Принят новый Федеральный закон „Об образовании в Российской Федерации“, расширяющий гарантии доступности образования, ставящий во главу угла права и учащихся, и педагогов. <…> Создана правовая база для электронного и дистанционного обучения, для получения полноценного образования лицами с ограниченными возможностями здоровья».

«Для государственных и муниципальных образовательных организаций, особенно расположенных в удаленных территориях, обеспечить высокоскоростное подключение к интернету не только в учебных корпусах, но и в общежитиях»

Что получилось?

Федеральный закон «Об образовании в РФ» действительно приняли еще в 2012 году: в нем закреплены права и обязанности учащихся и преподавателей, порядок предоставления общежитий и бюджетных мест, правила аккредитации вузов и многое другое. Однако в реальности положения из этого закона чаще всего не соблюдаются и не реализуются на практике.

Пандемия, начавшаяся в 2020 году, показала, что студенты и школьники из разных регионов до сих пор имеют неравный доступ к дистанционному образованию. Согласно сборнику НИУ ВШЭ «Индикатор образования 2021», к 2019 году из 100 студентов имеют доступ к персональным компьютерам с интернетом только 21,5: то есть из более чем 4 миллионов студентов компьютеры для учебных целей в вузах есть только у 894 тысяч человек.

Помимо недостатка персональных компьютеров, учащиеся не могут полноценно использовать еще и интернет, необходимый для обучения на «дистанционке». В том же сборнике ВШЭ сказано, что учащиеся 24% школ могут пользоваться интернетом только на скорости до 2 мбит/сек — этого недостаточно даже для простых операций на одном устройстве. А в ноябре 2020 года студент Омского института водного транспорта, чтобы участвовать в учебных видеоконференциях, был вынужден залезать на березу — интернет работал только там.

Зафиксированные в законе права обучающихся, тоже нередко нарушаются. С начала «нулевых» из вузов стали незаконно отчислять по разным причинам все больше людей — зачастую, например, за политическую позицию или участие в митингах и акциях. Так, акциониста Павла Крисевича отчислили из РУДН после акции с «распятием» около здания ФСБ на Лубянке: на дисциплинарной комиссии его похвалили за «отличные оценки и чистоту в общежитии. Однако настоящей причиной было то, что Крисевич «оказал неповиновение законному требованию сотрудников полиции в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности» во время акции.
4. Что было в программе?

2016 год: «Уже через 5 лет у нас будет на 1 миллион школьников больше, чем сейчас. Рождаемость растет, и это, конечно, всех только радует, но это значит, что нужно уже сейчас думать об этом и расширять число мест в школах, возводить новые, ремонтировать имеющиеся. За 5 лет мы должны построить в России не менее 1 тысячи школ, и за эти же 5 лет у нас не должно остаться ни одной школы в аварийном состоянии, а такие, к сожалению, сегодня есть».

Что получилось?

На начало учебного 2021/2022 года в российских школах обучается около 17 миллионов учеников. По прогнозу Счетной палаты, к 2024 году их станет еще больше — около 20 миллионов человек.

Вместе с тем, с 2001 первого года число школ сократилось почти в два раза: количество сельских школ уменьшилось с 46 до 24 тысяч, городских — с 23 до 18 тысяч. Сокращение продолжилось и после начала нового парламентского цикла. Если в 2016 году в России было 42 тысяч школ, то в 2018 году — уже на 500 меньше.

Это привело к тому, что все больше учеников вынуждены посещать школу во вторую смену. С 2018 по 2020 год их число выросло почти в полтора раза — с 1,9 до 2,5 миллиона. Еще 18 тысяч школьников учатся в третью смену.
5. Что было в программе?

2016 год: «Возобновить реализацию программы „Школьный автобус“»

Что получилось?

В 2016 году программу по закупке школьных автобусов для обеспечения подвоза детей в сельской местности к местам обучения и обратно возобновили. Однако, согласно исследованию «Важных историй», проблема не была решена. Как отмечает издание, зачастую школы получают автобусы, но не используют их: из-за низкой предлагаемой зарплаты автобусам сложно найти водителей.

В России остается как минимум 40 населенных пунктов с детьми, ближайшие школы для которых находятся дальше чем в радиусе 50 километров. В общей сложности около миллиона детей нуждаются в подвозе до своих школ, но каждый десятый из них вынужден добираться самостоятельно.
6. Что было в программе?

«Стартовал проект поддержки международной конкурентоспособности ведущих университетов, который уже привел к росту их позиций в международных рейтингах»

Что получилось?

Один из масштабных замыслов правительства для повышения конкурентоспособности вузов — проект «5−100». С 2012 по 2020 год как минимум пять вузов должны были войти в список ста лучших университетов мира по версии трёх авторитетных международных рейтингов: Quacquarelli Symonds, Times Higher Education и Academic Ranking of World Universities. Участниками проекта стали 21 вуз, но ни один из них не справился с поставленной задачей. В 2020 году из российских вузов в рейтинги вошел только МГУ, однако университет не был участником проекта. В общей сложности на проект было потрачено 80 миллиардов рублей.
7. Что было в программе?

«Были законодательно облегчены возможности приостановления аккредитации у «псевдовузов», занимавшихся почти исключительно сбором денег у абитуриентов и студентов «выписыванием дипломов».

Что получилось?

Число государственных, негосударственных вузов и их филиалов действительно радикально уменьшилось за три года: с 2014 по 2017 лишились лицензии более тысячи учебных заведений. К 2018 году число университетов сократилось более чем вдвое, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на внутренние данные Рособрнадзора.

Однако во время борьбы государства с «псевдовузами» пострадали и другие, настоящие университеты. Например, в 2017 году Европейский университет в Санкт-Петербурге лишили лицензии на ведение образовательной деятельности — вернуть разрешение вузу удалось только в 2018 году.

Ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов в интервью DOXA рассказал, что вузы могут не получить госаккредитацию или лишиться ее из-за своей нестандартности и новизны. «Получить аккредитацию сложно, это очень забюрократизированный процесс. <…> Сейчас система получения аккредитации — это прокрустово ложе: средние вузы в него влезают, а совсем плохие и передовые — нет. Для нас это проблема, потому что мы делаем новые и нестандартные вещи».
8. Что было в программе?

«Организовать эффективную подготовку кадров инновационной экономики через совершенствование работы аспирантуры, системы научной аттестации кадров высшей квалификации»

Что получилось?

Количество вузов и других организаций, где есть аспирантура, постоянно уменьшается. Если в 2011 году 1 570 организаций имели аспирантуру, то к 2018 их осталось 1 223. Информационный научный портал «Индикатор» отмечает, что это произошло в том числе из-за вступления в силу изменений в ФЗ «Об образовании», согласно которым аспирантура стала третьей ступенью высшего образования. Это повлекло за собой ужесточение требований к организациям и, как следствие, закрытие ряда аспирантских программ.

Уменьшение числа организаций с аспирантурой сказалось и на количестве выпускников-аспирантов: с 2011 по 2018 год их число сократилось на 46%, то есть более чем на 15 тысяч человек. В 2019 году количество выпускников-аспирантов выросло до 30 тысяч, но все равно оказалось меньше показателя 2011 года.

Более того, в 2020 году только 9% закончивших обучение аспирантов защитили кандидатские диссертации. Это ведет к сокращению числа кандидатов и докторов наук. По словам президента РАН Александра Сергеев, следствием такой тенденции становится дефицит кадров в российской науке.
9. Что было в программе?

«В последние годы в российской науке растет число молодых исследователей. <…> Функционируют государственные научные фонды, ключевая роль среди них принадлежит созданному в 2013 году Российскому научному фонду, финансирование деятельности которого в 2014—2016 годах составило 27,5 млрд рублей.

Что получилось?

Российский научный фонд (РНФ) действительно получает государственное финансирование: за 2015−2020 годы, согласно данным из отчета об исполнении федерального бюджета, РНФ получил в качестве субсидий более 43 миллиардов рублей. Правда, после 2016 года размер ежегодных субсидий уменьшился — с десятка миллиардов рублей до миллионов — и вернулся к прежнему значению только в 2020 году.

Несмотря на это, согласно данным Росстата, число исследователей в России постоянно уменьшается — с 3 094 человек на миллион жителей в 2010 году до 2 719 человек в 2020. Практически не меняется также число молодых исследователей (до 39 лет) и средний возраст исследователя. С 2018 по 2020 годы количество исследователей в возрасте до 39 лет колебалось между 152 и 154 тысячами человек, а средний возраст уменьшился только на один год — с 47 до 46 лет.
10. Что было в программе?

2016 год: «Расширить возможности для приглашения на работу в российских университетах и научных организациях ведущих зарубежных ученых, развитие академической мобильности. Продолжить развитие инструментов и форм поддержки участия российских организаций и ученых в международном научно-технологическом сотрудничестве».

Что получилось?

В 2019 году Министерство образования и науки заставило российских ученых отчитываться о контактах с зарубежными коллегами, однако позднее этот приказ все же был отменен.

1 июня 2021 года вступили в силу поправки к закону об образовании, регулирующие просветительскую деятельность. По мнению авторов поправок (большинство из них — члены фракции «Единой России»), их принятие «позволит противодействовать распространению противоправной информации и антироссийской пропаганде в школьной и студенческой среде».

Согласно внесенным изменениям, любая деятельность, направленная на распространение знаний, должна быть согласована с органами государственной власти. Специалисты неоднократно высказывались против введения подобной практики, считая ее репрессивной и направленной на зарегулированность образовательной деятельности. Под угрозой оказалось большое количество независимых образовательных проектов. В частности, поправки предполагают запрет на ведение просветительской деятельностью для лиц и организаций, признанных иностранным агентами. По словам ректора РЭШ Рубена Ениколопова, риск стать иностранным агентом сильно ограничивает частные вузы в финансировании, так как не дает им возможности претендовать на международные гранты и вынуждает полностью переходить на внутреннее финансирование.

Из-за широкого резонанса и большого количества негативных оценок Министерство просвещения отправило на «существенную доработку» проект положения об изменении правил ведения просветительской деятельности.

В июне 2021 года генпрокуратура признала нежелательными «Фонд Ходорковского» и «Оксфордский российский фонд», а также организации «Европейский выбор» и «Будущее России», занимавшиеся развитием образования в России и грантовой поддержкой ученых и студентов. Нежелательной также была признана деятельность американского гуманитарного университета Бард-колледж. По мнению прокуратуры, деятельность вуза «представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности Российской Федерации». Из-за этого решения СПбГУ пришлось расторгнуть многолетнее соглашение о сотрудничестве с колледжем.