Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
 
Бойкот, стипендии и запрещенные специальности
Как европейские вузы реагируют на войну в Украине
Автор: Георгий Межуев
Редактор: Герман Нечаев
Иллюстраторка: Саша Рогова
Публикация: 9 июля 2022
По информации Минобрнауки РФ, более 850 студент_ок, отчисленных из зарубежных университетов после начала войны, продолжают обучение в России. Государственная пропаганда активно использует истории якобы «дискриминированных» студент_ок, чтобы показать, как несправедлива Европа по отношению к россиян_кам.

DOXA разобралась в том, что на самом деле происходит в европейских вузах после 24 февраля, и поговорила со студент_ками о том, как война поменяла их жизнь.
«Если ученые поддерживают демократию, что мы можем сделать, чтобы предотвратить ее упадок? Какой будет наша контрстратегия против тех, кто хочет демократию убить?» — риторически спрашивает Уильям Терни, автор книги «Высшее образование для демократии: роль университета в гражданском обществе». В статье, опубликованной на восьмой день полномасштабного российского вторжения в Украину, он предлагает план, состоящий из пяти шагов:

  1. Признать роль университета в продвижении демократии. Обучать студентов не только для их успеха на рынке труда, но и для вовлеченности в демократические процессы.
  2. Поддерживать распространение знаний из авторитетных источников и бороться с дезинформацией. Например, интерпретация истории Украины и России, продвигаемая Владимиром Путиным, заслуживает решительного научного опровержения.
  3. Университет должен стать местом для дискуссий, ведущих к действиям. Недостаточно высказываний отдельных эксперт_ок: нужно сделать университеты частью демократии, а не сторонними наблюдателями.
  4. Активно участвовать в борьбе за демократию по всему миру: «Неужели нам нечего сказать, когда университеты [в других странах] закрыты, их бомбят, а студентов и преподавателей сажают в тюрьмы?».
  5. Быть вовлеченными. Ученые должны участвовать [в политическом процессе] или создавать организации, занимающиеся защитой и продвижением демократии.

Четвертый пункт стратегии стал особенно важным после 24 февраля. Европейские университеты активно поддержали Украину и тем самым демократию, но конкретные способы поддержки стали предметом споров.

Первой реакцией европейских академиков стало осуждение российской агрессии и разрыв отношений с российскими институциями. 25 февраля Министерство образования и науки Германии заявило, что «все актуальные и планируемые проекты с Россией будут заморожены и критически пересмотрены». Депутат Европарламента от Германии Кристиан Эхлер призвал Европейскую комиссию и Совет Европы также разорвать исследовательские отношения с Россией. Четвертого марта Европейский союз объявил о приостановке платежей по программам поддержки образования российским учреждениям, но окончательный запрет на участие российских университетов в программах Horizon Europe◻️ и Erasmus+◻️ был наложен только восьмого апреля.

С каждым днем войны все больше европейских университетов останавливали сотрудничество с российскими коллегами: ректор Петербургского Политехнического университета рассказывал University World News о разрыве отношений с вузами в Ганновере и Берлине, а представитель Университета имени Герцена в Петербурге в интервью Коммерсанту говорил о приостановке работы с коллегами из Кракова, Фрайбурга и международного консорциума «Университеты Арктики».

Но не все поддержали радикальный разрыв отношений. На сайте UWN девятого апреля вышла статья кандидатки наук Гронингенского университета Пуне Эфтехари с критикой бойкота: «Благонамеренная реакция в первые дни этого конфликта может поставить под угрозу основу международного сотрудничества и в конечном итоге нанести ущерб отдельным лицам и учреждениям, которые практически не контролируют разработку государственной политики». Вместо бойкота Эфтехари предлагает «переключить дискуссию на разъяснение цели разрыва связей и условий, при которых мы возобновим сотрудничество с нашими российскими коллегами».

Против разрыва отношений выступил и президент Гарвардского университета Лоуренс Бэкоу на выступлении в Имперском колледже Лондона: «Связи между учеными особенно важно поддерживать в период глобальной напряженности, такой как противостояние с Россией из-за войны в Украине, и национальность ученых не следует путать с действиями их правительств». Схожую позицию высказал оксфордский профессор, исследователь высшего образования Саймон Маргинсон:
«Все российские ученые, которых я знаю, выступают против войны. Внутренняя ситуация в России будет ухудшаться, и им понадобится солидарность, поэтому есть смысл поддерживать связи»
Поддержка украинских студент_ок: стипендии, упрощенное поступление и бесплатное жилье
Главной реакцией на войну в Украине стала помощь непосредственно украинским студент_кам, причем как уже учащимся в Европе, так и тем, кто был вынужден покинуть страну после 24 февраля.

Объединение европейских академиков University of New Europe опубликовало 160-страничный документ с подборкой программ помощи от университетов людям, находящимся в опасности. Большая часть программ направлена на поддержку украин_ок. Основные направления: стипендии и упрощенное поступление.

Правительство Франции выделило 300 тысяч евро на помощь украинским студент_кам творческих специальностей: деньги пойдут на спонсирование исследований, художественных проектов и выставок. Италия выделила 500 тысяч евро на помощь уже учащимся в стране украинским студент_кам и прибывшим из зоны военных действий.

Германская служба академических обменов DAAD предполагает, что в немецких университетах будет обучаться около ста тысяч украин_ок, бежавших от войны. С начала июня немецкое правительство открыло для них доступ к стипендии BAföG, рассчитанной на студент_ок из малоимущих семей и тех, кто проходит профобучение. Раньше стипендию получали в основном люди с немецким гражданством.

Не менее важной помощью от университетов стало предоставление мест в общежитиях. Жилье бежен_кам предоставили, например, в Лодзинском университете в Польше и в Университете Коменского в Братиславе.

На сайте euneighbourseast.eu публикуются истории студент_ок, бежавших от войны. «В течение первых двух недель российского вторжения в Украину я была в Харькове и думала только о том, как выжить», — рассказывает Виталина Шевченко, студентка Харьковского национального университета, ныне обучающаяся в Университете Леона в Испании. — «После того как нам удалось покинуть город, мы провели в дороге пять дней, каждую ночь оставаясь в доме одного из моих друзей. Затем неделю мы провели на западе Украины, там я начала думать о своем будущем и поняла, что один из приоритетов — продолжить обучение».

Виталина отправила электронные письма в несколько университетов в регионе Кастилия-Леон, которые заявили, что готовы принять украин_ок. Университет Леона принял Виталину на специальность «Международная экономика», по которой она обучалась и в Харькове. Кроме того, вуз предоставляет украинским студент_кам проживание и ежемесячное пособие в размере от 250 до 500 евро.
Russia Today говорит об отчислении российских студент_ок из-за войны. Это правда?
«Министерством принимаются беспрецедентные меры по защите прав российских студентов, которых отчисляют из вузов Франции, Чехии, Бельгии и других государств Европы в связи с ситуацией на Украине. Договорились проводить эту важную работу сообща», — написала в инстаграме 28 февраля уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова (пост уже недоступен).

Сообщение было широко растиражировано государственными СМИ, при этом никаких подтверждений написанному они не приводили. В конце апреля Russia Today выпустила репортаж о бывшей студентке Карлова университета Лизе, которой преподаватели якобы заявили, что «русским нет места в их вузе». В репортаже утверждалось, что «после начала военной операции на Украине российских студентов стали отчислять из зарубежных вузов» и Лиза — одна из них.

Журналисты из чешского издания iRozhlas.cz установили полное имя студентки и нашли в базе Карлова университета информацию о ее отчислении.
Девушка поступила на специальность «демография и экономика», но ни разу не пришла в университет. Поэтому после проверки результатов учебы в конце первого семестра ее отчислили.
Произошло это 15 февраля, за девять дней до начала полномасштабного вторжения России в Украину.

На февральское заявление Москальковой в Европе также отреагировали многочисленными опровержениями, опубликованными от лица Европейской Университетской Ассоциации, объединения ректоров университетов Франции, Левенского католического университета в Бельгии, Вильнюсского университета и других учреждений.

Кроме того, некоторые учебные заведения открыто поддержали российских студенто_к, часть которых попала в тяжелую финансовую ситуацию из-за европейских санкций против России. Например, Женевская музыкальная консерватория запустила специальную стипендию как для украин_ок, так и для россиян_ок. Западночешский университет в Плзни до конца учебного года каждый месяц выплачивал стипендию в размере десяти тысячи крон (около 24 тысяч рублей) украин_кам и россиян_кам для покрытия затрат, связанных с учебой (общежитие, транспорт и т.д.).

Поддержку российских и украинских студенто_к часто объединяли под общую программу солидарности: например, Западночешский университет открыл счет для благотворительных взносов на помощь студент_кам, откуда деньги шли как россиян_кам, так и украин_кам. Такая практика подверглась критике. Олена Рыбий, профессорка национального университета «Киево-Могилянская Академия», написала для Vox Ukraine статью, где призвала отделять программы помощи россиян_кам от поддержки украин_ок: «Нынешний подход к уравниванию россиян_ок и украин_ок одновременно бесчувственен и показывает принципиальное непонимание войны России в Украине».
«Это абсурд, а не дискриминация»
В особой ситуации оказались российские и беларуские студент_ки технических специальностей в чешских вузах. Местное министерство образования отнеслось к интерпретации санкций Евросоюза против России строже, чем коллеги из других стран. Ссылаясь на постановления Совета ЕС ◻️, запрещающие предоставление технической помощи физическим и юридическим лицам и организациям из подсанкционных стран, министерство рекомендовало университетам не предоставлять студент_кам из России и Беларуси образование на «критических специальностях».

В составленный Управлением финансового анализа Чехии список таких специальностей вошли энергетика, ядерная химия, нанотехнологии, строительство, инженерия и другие. Университеты должны самостоятельно определить, насколько рискованно с точки зрения безопасности Чехии получение знаний россиян_ками и беларус_ками на этих направлениях.

Приведенный список носит лишь рекомендательный характер, поэтому реализация санкций зависит от решений руководства вузов. Например, в Чешском техническом университете (CVUT) «пытаются найти способ выполнить условия санкций против России и в то же время позволить российским студент_кам продолжить обучение», — рассказала глава администрации вуза Люция Оргоникова в комментарии для DW.
В Чешском аграрном университете, наоборот, чересчур строго выполняют рекомендацию министерства: в обучении было отказано российским и беларуским абитуриент_кам факультета агробиологии, которые уже заплатили за подачу заявки и успешно прошли вступительные экзамены. Более того, как пишет в открытом письме руководству университета блогер Антон Вайхель, «ни одна из программ факультета агробиологии не относится к критически важным специальностям». Он также ссылается на слова министра образовании Чехии, который сказал, что небезопасными в большинстве случаев являются программы докторантуры.

Для тех, кто не хочет уходить с учебы или переводиться на другую специальность, чешские университеты предоставляют еще один способ решения проблемы — открыто дистанцироваться от войны России против Украины. CVUT предлагает послать письмо с осуждением российского вторжения в ректорат вместе с заполненным бланком с просьбой о продолжении обучения. В русскоязычных телеграм-каналах, освещающих жизнь в Чехии, советуют указать в письме, как студент_ка участвовал_а в помощи Украине.

Весной российские и беларуские студент_ки организовали демонстрации в нескольких чешских городах с целью показать, что они не являются угрозой для страны. «Даже сейчас осведомленность об этой ситуации очень низкая, проблема практически не освещается. Мы хотели привлечь общественное внимание, потому что эти правила пытались пропихнуть втихаря», — рассказала студентка информационных технологий в Брне, участвовавшая в демонстрации, в разговоре с DOXA. — «Я бы назвала эти ограничения абсурдом, а не дискриминацией. При условии, что практически любую информацию можно найти в интернете и изучить самому, глупо прикрываться вопросами “безопасности”.
«Это просто предвыборный популизм на волне общей “нелюбви” к России, запрет ради запрета» ◻️
Некоторые студент_ки столкнулись с индивидуальными санкциями со стороны профессоро_к. 24-го февраля на начало активных военных действий эмоционально отреагировал профессор Высшей школы экономики в Праге Мартин Длоухий. На своей странице в Фейсбуке он написал, что не будет принимать экзамены у российских студент_ок. Позже он удалил пост, а университет заявил, что среди студенто_к профессора нет людей с российским гражданством.

О другом случае написала «Медуза»: студентка биологии в Остравском университете в Чехии рассказала о том, как она пожаловалась профессору на то, что не может приехать на сессию «из-за политической ситуации». В ответ преподаватель Марек Элиаш посоветовал ей сначала «свергнуть» Путина.

За пределами Чехии санкции против россиян_ок и беларусо_к также ввел Тартуский университет в Эстонии, перестав принимать заявки от абитуриенто_к из этих двух стран.
Как война повлияла на студенческую жизнь?
«Когда война только началась, все в шоке были. Часто интересовались, все ли живы, все ли в порядке, старались поддерживать. Некоторые украинцы даже приходили нас поддержать на демонстрации. Сказать “война нас только сильнее объединила” будет как-то глупо и громогласно, но уж точно не поссорила», — рассказывает российская студентка из Брна.

По ее словам, многие русскоязычные студент_ки волонтерили в центрах для бежен_ок в Брне и Праге, собирали гуманитарную помощь и донатили ВСУ.

Об ощущении сплоченности вокруг общей проблемы говорит и Мария [имя изменено], студентка философии во французской Сорбонне, родственники которой находятся и в Украине, и в России: «Когда ты участвуешь в антивоенном движении, естественно, вокруг тебя все солидарны». Мария была участницей студенческих протестов во время президентских выборов во Франции. Она рассказывает, что одним из требований студенто_к было закрепленное законом право украин_ок на поступление во французские университеты без вступительных экзаменов. Это требование поддержала даже президентка Сорбонны, но на законодательном уровне изменений так и не произошло.

«Первое время сложно было думать о какой-либо университетской жизни в принципе», — говорит Полина, украинская студентка одного из чешских вузов. — «Мои преподаватели сразу сказали, что я могу посещать пары и выполнять задания по мере возможности».

При этом Полина ощутила изменение отношений в русскоязычном сообществе в городе, где она учится. «К сожалению, некоторые студенты с российским гражданством показали себя не с самой приятной стороны. Я слышала недовольство тем, что украинцы могут поступить в университет по упрощенным условиям. С людьми, которые так смотрят на ситуацию, я дела иметь не хочу. Есть более важные проблемы, чем кому-то что-то объяснять. Единственное, чего хочет каждый украинец сейчас, — чтобы война закончилась и нашу чудесную страну оставили в покое».
флагманская программа ЕС по финансированию исследований и инноваций.
программа обмена студент_ками и сотрудни_цами.
в сентябре в Чехии пройдут «коммунальные выборы» — аналог российских "муниципальных выборов", в которых избираются руководитель_ницы низших органов самоуправления.