Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
 

«У горизонтального протеста нет «головы», на место одной арестованной активистки приходят десятки других»

Кто и как запускает антивоенные инициативы в России

Авторка: Мирослава Гончар
Редактор: Саша Ратников
Фото на обложке: Восьмая инициативная группа
Публикация: 16 марта 2022
После того, как 24 февраля российская армия напала на Украину, по всей России возникли десятки низовых антивоенных инициатив. Рассказываем об активист_ках, дизайнер_ках, художни_цах, музыкант_ках и студент_ках, которые ищут новые формы антивоенного активизма в условиях, когда за лозунг «нет войне» можно получить до 15 лет тюрьмы.
С момента начала военных действий на территории Украины 24 февраля, во многих городах России проходят антивоенные акции. Им сопутствуют жесткие задержания, после которых протестующие получают административные штрафы, а кто-то и приказы об отчислении из университета.

Одним из первых политических объединений, выступавших с антивоенным заявлением, стала «Социалистическая Альтернатива», призвавшее своих сторонни_ц «строить низовое антивоенное движение»: выходить на одиночные пикеты, расклеивать листовки, проводить агитацию и устраивать забастовки. «Социалистическая альтернатива» также выступила одним из организаторов акций протеста, прошедших 6 марта 2022 года в 69 российских городах. По оценкам ОВД-Инфо, в этот день по всей России было задержано почти 5000 митингующих. К участию в уличных акциях также призвало молодежное демократические движение «Весна». «Когда началась война, мы поняли, что не можем оставаться в стороне и решили действовать. Мы быстро разработали план [антивоенной] кампании: от открытых писем до уличных акций», — рассказывает Иван Смирнов (имя изменено), один из организаторов движения.

Далеко не все активист_ки считают уличные акции эффективными. Представител_ьницы анонимного движения «Антивоенный больничный» убеждены в том, что нужно искать «новые пути протеста против никому не нужной войны». Они призывают работни_ц государственных и частных компаний брать больничные и не выходить на работу, подрывая тем самым военную экономику: "Представьте утро, когда на работу не выйдет водитель трамвая, который возит рабочих до оборонных предприятий. Не выйдет школьный учитель, и ребёнок рабочего оборонного предприятия останется дома. А может, не выйдет и сам рабочий оборонного предприятия». Представител_ьницы движения признают, что такая форма протеста не столь зрелищна, как уличные акции. Однако они уверены, что противни_цам войны «не надо думать о видимости, надо думать о деле. И потом, никто не мешает нам постить гордые селфи из дома, как в марте 2020-го. «Спасем мир, сидя дома!»".

«Тихий пикет» — еще одна альтернатива уличным протестам. Эту акцию придумала в 2016 году поэтесса Дарья Серенко, которая начала ездить в московском метро с плакатами против различных форм дискриминации, политических репрессий, домашнего насилия и гендерных стереотипов. Сейчас участни_цы «тихого пикета» крепят на одежду, рюкзаки и сумки антивоенные стикеры, значки и зеленые ленты, ставшие одним из символов протеста.

Распространение антивоенной символики иногда называют «партизанским протестом». Именно таким образом свое несогласие с действиями российских властей выразило творческое объединение «Кружок», выпустившее 6 марта серию пацифистских футболок и плакатов. «Из-за последних событий мы решили отказаться от проведения вечеринок и презентаций новых коллекций, а вместо этого попросили художников и иллюстраторов, с которыми мы сотрудничаем, визуально высказаться на тему мира и антивоенной повестки. У нас на складе оставалось около 120 белых футболок. Мы нанесли на них принты и вместе с постерами стали раздавать всем желающим — по одной в руки. Открылись мы в 12:00, а к 16:00 уже ничего не осталось», — рассказывает основатель объединения Стас Фальков. Стас отмечает, что в нынешних условиях «проводить подобные акции стало физически опасно для нашей команды и коллег» и надеется, что к антивоенному движению присоединятся широкие группы населения: «Мы свое мнение высказали. Осталось дождаться, когда «рабочий класс» тоже выйдет из спячки и начнет проявлять свою гражданскую позицию. Невозможно смотреть, как студенты гуманитарных университетов выходят [на акции протеста], и их избивают ОМОНовцы. Они получают п******* за «рабочий класс», который ничего не хочет менять», — продолжает он.

Опасения Сергея легко понять — 2 марта полиция пришла в московскую студию «Partisan Press», которая печатала и бесплатно распространяла плакаты с лозунгами «Нет войне» и «Всем нужен мир», и задержала двух ее сотрудниц. «Повода для задержания не было, но и сопротивляться было бесполезно», — рассказывает владелец «Partisan Press» Олег Михайлов (имя изменено). В отделении на обеих сотрудниц составили протокол по статье 28.2 часть 2 Кодекса РФ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании». Одновременно в телеграм-каналах стали появляться анонимные угрозы в адрес «Partisan Press». «Это выглядело очень шаблонно — одинаковый текст в нескольких группах, но на всякий случай я попросил охрану «Флакона» присматривать за мастерской по видеонаблюдению», — комментирует Олег.
Фото: Виталий Смольников / Коммерсантъ

Дизайнер Федор Мухин (имя изменено) выбрал другой способ распространения антивоенных принтов и начал выкладывать их в свой телеграм-канал «графическая интервенция». «Обычно тяжелые события в мире вызывают у меня бессилие и страх. Но 24 февраля вместо страха и бессилия меня наполнила решимость сделать все, что в моих силах, чтобы помочь жителям Украины и хотя бы немного развеять пелену пропаганды в нашей стране. Я дизайнер и лучше всего умею делать картинки — вот и решил использовать свой навык для чего—то полезного», — рассказывает Мухин. Когда канал приобрел популярность, другие дизайнеры и художники стали присылать Федору свои работы. В итоге получилась внушительная коллекция из более чем ста постеров и стикеров — часть из них все еще красуется на московских улицах, несмотря на все усилия коммунальных служб.

Не остались в стороне от антивоенных протестов и российские художни_цы. Анонимная самарская арт-группа «Невойна» провела акцию «Слово мертвым». Активист_ки облачились в черные мешки и выложили на льду реки Волги линию из своих тел, символизирующую жертв войны.
фото: Анонимная группа «Невойна»

Художница и активистка Катрин Ненашева совместно с Марией Нелюбовой провела подъездную выставку «{НЕ МИР}» и организовала «Мирный ужин», на котором все желающие могли поделиться своими переживаниями и обсудить происходящие события. Мероприятие должно было пройти на площадках проекта «Открытое пространство» в Москве и Санкт-Петербурге, но его сорвали полицейские, задержавшие Катрин Ненашеву во время московской встречи. «Сижу в «ментовском» классе. Скорее всего это последнее сообщение из отдела, телефон садится, меня хотят оставить на ночь. Вменяют статью 19.3, «неповиновение полиции», хотя я сразу отдала паспорт и сразу прошла в машину. Напомню, что я даже не стояла в пикете и не была на антивоенном митинге сегодня. Я просто организовала «мирный ужин», на котором люди могли получить поддержку и поговорить о том, как справиться со стрессом»,написала Катрин на личной странице в Facebook после задержания. 4 марта суд приговорил художницу к 15 суткам административного ареста.

Российские музыкант_ки и саунд-артист_ки выпустили сборник "«МИР»— «звуковой мемориал художников со всего мира за существование этого самого мира». «Этот сборник создан для того, чтобы помочь людям не терять мир внутри себя и не чувствовать себя одинокими в своей тревоге. На этой неделе мы выпускаем вторую часть и уже готовим третью, поэтому наш проект можно будет назвать практически альманахом", — рассказывает Ева Ричер, одна из составительниц сборника. Всего в первую часть вошло 14 композиций: «Кто-то излил в них свой ужас, а кто-то, наоборот, предложил снять тревогу в медитативном эмбиенте. Мы стараемся не нарушать законодательство и высказываться осторожно, проверяем тексты и тщательно прослушиваем произведения. Я ненавижу самоцензуру, но в современных реалиях без нее никак», — замечает Ева. UPD: «Дистрибьюторы удалили сборник со всех площадок и отказались выпускать новый без объяснения причин», — сообщила Ева. Теперь «МИР» доступен только на платформе «Bandcamp».

Фем-активистки тоже запустили свое Феминистское Антивоенное Сопротивление. «Антимилитаризм это неотъемлемая часть феминизма, так как феминизм выступает против всех форм насилия, в том числе против военной агрессии», — рассказывает Мария Блинова (имя изменено), одна из создательниц движения. Участницы Сопротивления проводят самые разные протестные акции: от «писем несчастья», напоминающих вирусные сообщения в WhatsApp, до возложения цветов к памятникам Великой Отечественной войне в Международный женский день. «Преимущество феминистских организаций в том, что активистки еще до начала войны выстроили крепкие горизонтальные межрегиональные и межконтинентальные связи, а также имеют большой опыт реализации сетевых акций взаимопомощи и протеста. — продолжает Мария. — Слабое место российских спецслужб в том, что они мыслят «вертикально» и в любом протесте ищут «голову», которую нужно отрубить. У горизонтального протеста нет «головы», на место одной арестованной активистки приходят десятки других».
фото: Телеграм-канал Феминистского антивоенного сопротивления

Отдельное антивоенное движение создали студенты и студентки высших российских учебных заведений. Они призывают «сказать решительное "НЕТ" войне», так как считают, что «молчание, а тем более — поддержка происходящего со стороны российской Академии не просто приведет к изоляции и деградации российской науки, но и уничтожит все то, чему они, учащиеся, посвящают свою жизнь». Активисты предлагают студентам приходить в учебные заведения с антивоенными надписями на одежде, сумках и медицинских масках.

Наконец, еще одна форма антивоенного активизма — помощь тем, кто пострадал от вторжения российских войск в Украину. Находящиеся в эмиграции в Грузии активист_ки, художни_цы и музыкант_ки создали в Telegram чат, чтобы помочь тем, «кто уезжает из Украины прямо сейчас или находится в Украине». Чат появился 24 февраля, и за две недели на него подписалось более 94 тысяч человек. «Я никогда не занималась чем-то подобным, действовать пришлось в ту же минуту и, как говорится, «на коленке». Первые несколько дней я работала с телефона. Потом мне мой друг дал ноутбук», — рассказывает координаторка проекта Юлия Лютикова. Участни_цы чата решают самые разные вопросы: ищут транспорт, жилье и психологов для бежен_ок, а также помогают построить маршруты эвакуации. «Антивоенный активизм мы считаем не просто возможным, а необходимым, — признается Юлия, — и это единственное, чем мы можем сейчас заниматься».