Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close




«Наша основная цель — учиться в университете, в котором можно не бояться»
Интервью со студентами, вывесившими баннер «НЕТ ПОЛИТУВОЛЬНЕНИЯМ!» в здании Вышки
Авторка: Наташа Тышкевич
Фото: DOXA
Публикация: 16/09/2020
14 сентября неизвестные вывесили баннер «НЕТ ПОЛИТУВОЛЬНЕНИЯМ!» в главном здании Высшей школы экономики на Покровском бульваре. Фотографии с акции разошлись по соцсетям и СМИ. Наша корреспондентка Наташа Тышкевич связалась с организаторами акции и поговорила с ними о том, как планировалась акция, кому она была адресована и как помогает справиться с чувством страха в университете.

Для сохранения анонимности одна из участниц акции предложила обозначить себя в тексте через розовую окраску, двое студентов Вышки выбрали красную и фиолетовую, а преподавательница — зеленую.
Наташа: Сразу оговорюсь для читателей, что с одним из участников мы знакомы лично, и о вашей акции мне было известно заранее. Для начала расскажите, как вы связаны с Высшей школой экономики и, возможно, между собой?

КРАСНАЯ: Большая часть из нас учится, либо учились в Вышке, некоторые из нас в ней работают. Собственно, этого, кажется, вполне достаточно для того, чтобы испытывать возмущение сложившейся ситуацией.
«В университете существует атмосфера страха. Мы не считаем, что это нормальный атрибут университетской среды»
Наташа: Выходит, тема политических увольнений, про которую говорит ваш баннер «НЕТ ПОЛИТУВОЛЬНЕНИЯМ!», тоже потенциально может вас коснуться, вас это беспокоит?


КРАСНАЯ: Нас беспокоят сокращения на Факультете гуманитарных наук Высшей школы экономики в частности, но в целом нас беспокоит то, что руководство Вышки может уволить неугодных сотрудников, отчислить неугодных студентов. В целом, в университете существует атмосфера страха. Мы не считаем, что это нормальный атрибут университетской среды. Нам кажется, что университет должен быть свободным пространством для учащихся и сотрудников, и мы хотели сообщить об этом администрации.

Мы считаем, что неприемлемо увольнять преподавателей факультетов без консультаций с сообществом, с профсоюзом. Мне кажется довольно лицемерной политика Вышки, которая утверждает, что руководство пытается вывести университет на мировой уровень, но при этом увольняет ведущих преподавателей. Сейчас это коснулось гуманитарных областей, потому что, естественно, в гуманитарных областях ведущие мировые эксперты находятся на неугодной стороне политического спектра.

РОЗОВАЯ: От себя могу сказать, что меня сильно тронуло, как накануне мне нужно было провожать своего знакомого преподавателя Яна Сурмана, которого тоже уволили, и который из-за этого лишился визы и ему нужно было уезжать из России. На тот момент мы уже понимали, что хотим сделать акцию, но это событие сильно отозвалось во мне и прибавило желание ее провести.
«Это нас разозлило еще больше — мы думаем про какую-то очень безобидную акцию и сразу переживаем, что нас отчислят»
Наташа: Получается, ваша акция была обращена к администрации?


КРАСНАЯ: Это было обращено не только к администрации. Мы, конечно, хотели сказать студентам Вышки, что любой человек или группа студентов при желании могут организовать что-то похожее.

ФИОЛЕТОВАЯ: Мы не какая-то организация, мы просто студенты, у нас нет никакого опыта в подобных мероприятиях. Чтобы такое организовать, не нужно каких-то сверхзнаний. Если вы с чем-то не согласны — вы можете провести такую акцию.

КРАСНАЯ: Лично я испытывала страх, что нас могут отчислить, уволить, наказать. Но это не должно быть последствиями того, что мы просто вывесили баннер с надписью в корпусе университета. Это просто невозможно в нормальном университете — испытывать страх за такие действия.

ФИОЛЕТОВАЯ: Это нас разозлило еще больше — мы думаем про какую-то очень безобидную акцию и сразу переживаем, что нас отчислят.


Наташа: Почему вы решили организовать эту акцию сейчас, когда обсуждения увольнений поутихли?


ЗЕЛЕНАЯ: У меня было ощущение, что этой теме уделили мало внимания. Произошло такое важное событие, а потом начался новый учебный год, и все как будто бы уже забыли, что произошло с уволенными преподавателями и все идет своим чередом.

РОЗОВАЯ: Начало учебного года — время, когда еще происходит какая-то суматоха и суета. Университет еще не заработал — не все шестеренки еще завертелись, как они обычно вертятся. Еще этот странный посткарантинный период… именно на фоне такой нечеткости мы смогли провести эту акцию.

КРАСНАЯ: Нам показалось, что акция будет более резонансной, если провести ее, когда в коридорах корпуса на Покровском бульваре много студентов. Они выходят с пар и видят это. Можно возмущаться в социальных сетях, но все-таки, мне кажется, это не заменит какую-то реальную составляющую протеста — то, что мы куда-то пришли, повесили баннер, и его увидело много людей.
«У меня появилась идея, что можно использовать 3D-модель Вышки на Покровке в Майнкрафте, которую построили студенты за время карантина»
Наташа: В начале августа магистрантка ВШЭ вышла с пикетом против увольнений преподавателей. В последствии от нее потребовали написать объяснительную, а на почту пришло письмо от Евгения Артемова, который на сайте ВШЭ обозначен как координатор Первого отдела. Получается, ситуацию вокруг университета мониторят такие сотрудники. У вас получилось сохранить анонимность. Что вы делали, чтобы остаться незамеченными для администрации?


КРАСНАЯ: Анонимность была очень важной составляющей нашей подготовки. В частности, мы использовали бумажные пропуска, чтобы попасть в здание на Покровском бульваре. Еще мы переоделись, чтобы замаскироваться.

РОЗОВАЯ: Да, у нас были разные трансформации и превращения. Удачно наложилось, что в Вышке обязательно нужно носить маски. Поэтому то, что мы все были в масках, никого не смущало, а это позволило нам скрыть наши лица.

Также у нас был общий чат, в котором мы предварительно обсуждали наш план действий, и прямо перед акцией мы его удалили. На случай, что если у кого-то отберут телефон, других участников нельзя было бы установить. Такие детали мы тоже продумали.


Наташа: Вы уже сказали, что хотели показать, что такую акцию организовать несложно. То есть для вас это был не очень привычный опыт? Как вы себя чувствовали во время организации акции?


РОЗОВАЯ: Мне кажется, если много переживать, то саму акцию ставишь под сомнение параноидальным настроем. Мы изначально понимали, что эта акция не крайней степени дерзкая. У нас было право на ошибку. Для нас все-таки было важно, что мы не идеальны, мы не можем соблюсти всех техник безопасности. Но мы старались.


Наташа: То есть вы довольно спокойно себя чувствовали?


РОЗОВАЯ: Ну вообще волнительно… Не знаю, как у всех остальных участников, но вот у меня последние минут десять перед акцией был мандраж, такой адреналиновый опыт. В итоге приятный, меня это захватило изнутри.

ФИОЛЕТОВАЯ: Да, я тоже перед акцией волновалась. Даже, можно сказать, неприятно волновалась. Но после нее сразу были приятные ощущения.


Наташа: А во время подготовки как вы себя чувствовали?


КРАСНАЯ: При изготовлении баннера у нас был такой крутой художественный процесс. Лично я почувствовала себя как в каких-то рассказах Маяковского, который рисовал плакаты вместе с Лилей Брик… Это было очень хорошо.

ФИОЛЕТОВАЯ: В целом, мы очень хорошо провели эти выходные!
РОЗОВАЯ: Да, было весело и круто все делать.

Изначально мы не до конца понимали формат акции, но мы знали, что хотим повесить баннер. Мы, конечно, думали, куда его повесить, была важно это продумать, где это сделать в Вышке. В один момент у меня появилась идея, что можно использовать 3D-модель Вышки на Покровке в Майнкрафте, которую построили студенты за время карантина. И это оказалось супер удобно.
При том, что сами студенты строили эту модель на основе виртуального тура Вышки по Покровке — это как google street view, там просто снято несколько точек на 360-камеры. Этот тур для планирования акции не подошел, потом что ощущения пространства он не дает, а в Майнкрафте все было отлично. Там сразу все видно: где какой проход, куда и как двигаться, где встать с баннером. В итоге мы поняли, что хотим вешать баннер именно в этом месте, оно нам понравилось. Потом мы уже осознали что это место идеально подходит для того, чтобы студенты уходящие с пар, увидели баннер.

Изначально мы вообще думали что баннер будет только один и на одном балконе, но потом у нас не поместился весь текст. В итоге мы разделили его на два и изменили план, и вышло даже круче.
«На этих же балконах так хорошо легли баннеры — заявление о том, что здесь есть мы — люди, которые не согласны с увольнениями преподавателей»
Наташа: Много студентов в итоге застали акцию? Какая реакция была на месте?


КРАСНАЯ: Мы видели, что многие стали снимать. Когда мы выходили, мы видели улыбающиеся лица, и как говорили нам другие участники акции, после того, как мы вывесили баннер, некоторые студенты даже начали кричать «Россия будет свободной!». Мне кажется, это успех.

РОЗОВАЯ: Да, там были те, кто кричал лозунги. Кто-то, по-моему, крикнул что-то вроде «молодцы!». Были разные возгласы одобрения. Момент был очень удачным, все стали выходить с пар, и стояли в коридоре. На пятачке большая толпа собралась.

ФИОЛЕТОВАЯ: И на других этажах тоже.

РОЗОВАЯ: Потом мы просматривали социальные сети, и было видно, что есть много кадров не только снизу, но еще и с балконов рядом.


Наташа: Как вы оцениваете реакцию в соцсетях?


ФИОЛЕТОВАЯ: Я сегодня заходила в инстаграм и в сториз многих моих знакомых из Вышки был этот кадр с нашим баннером. Это было очень приятно. Даже у людей отдаленно знакомых, про которых я не знала, что они про все это думают.
Наташа: Но, кажется, что многие постили это в стиле «no comments» и не обсуждали, что за увольнения… Не проблематизировали это.


ФИОЛЕТОВАЯ: Возможно, в самом деле.

РОЗОВАЯ: Даже если это «no comments» — это все равно способ распространения информации. Можно считать, что даже в таком виде это небольшая форма политической агитации. Даже если ты не оставляешь комментариев — ты все равно выносишь это в публичное поле. Возможно, люди не были в силах что-то высказать, но сам жест настолько им понравился, что они посчитали важным его запостить.

Мне кажется, в этой акции был важный аспект, что мы таким образом пере-присвоили пространство Вышки на Покровке. Это пространство, которое мной воспринималось как административное, довольно холодное, где много вышкинских бюрократов, которые сидят по своим кабинетикам за маленькими окошками и иногда выходят на балконы, а мы как бы, хоп, и логику этого пространства трансформировали. На этих же балконах так хорошо легли баннеры — заявление о том, что здесь есть мы — люди, которые не согласны с увольнениями преподавателей — посмотрите, какие мы классные, и мы нарисовали такие красивые баннеры. И всех это порадовало — это важные для меня чувства.


Наташа: Получается, уже через минут 15 сотрудники сняли этот баннер, но для вас это было уже не так важно?


ФИОЛЕТОВАЯ: Ну да, мы понимали, что очень долго он там вряд ли провисит. Мы были уверены, что его снимут сотрудники или охрана, но…

КРАСНАЯ: ...но выглядело это довольно забавно. Там вышла какая-то административная тетушка и снимала наш баннер — это была даже не охрана.
Наташа: Обычно уличные баннеры уже через две-три минуты срывают, так что у вас он даже долго провисел. Как раз весь перерыв между парами, наверное. Как вы думаете, в течение учебного года еще будет происходить политизация студентов, как это было в прошлом году, или все с началом учебного года только погрузятся в дела и учебу?


КРАСНАЯ: Конкретно вот эту акцию сложно считать политической. В России университеты, которые спонсируются государством, традиционно выдвигают лозунг «университет вне политики». В то же время руководство университета считает возможным уволить кого-то за политические взгляды, то есть вовлекаться в политику. Так что можно считать, что мы просто продвигаем лозунг, что руководство университетов не должно предъявлять претензии своим студентам и преподавателям по принципу их политических взглядов.

Так что, возможно, результатом нашей акции должно быть не вовлечение студентов в политику, а вовлечение студентов в жизнь университета, в контроль над действиями администрации Вышки.

РОЗОВАЯ: У моей коллеги КРАСНОЙ может быть свое мнение на этот счет. Я считаю, что это была политическая акция. Даже вовлечение студентов в жизнь университета я вижу супер политическим действием. Мне кажется, что наша акция — возможно одна из самых остро политических, которые возможны сейчас. Многие публичные интеллектуалы так или иначе связаны с Вышкой, поэтому выразить мнение по поводу происходящего мне показалось особенно важным.
«Наша основная цель — учиться в университете, в котором можно не бояться»
Наташа: А какие из существующих способов для студентов выражать свое мнение, участвовать в жизни университета вам кажутся работающими?


КРАСНАЯ: На данный момент я не вижу никаких существующих способов. Это показали митинги в корпусе на Покровском бульваре, в котором мы вывесили этот баннер. У студентов нет других возможностей влиять на действия администрации. С моей точки зрения, это колоссальная проблема. В каком-то смысле наша акция как раз результат такого отсутствия связи. То есть студенты могут влиять на жизнь вуза, проводя такие акции, пока администрация не найдет способ, чтобы студенты могли выражать свои требования в других форматах.

РОЗОВАЯ: Да, мне тоже кажется, что эта коммуникация нарушена, и сейчас могут работать только прямые действия. Студсовет не работает.


Наташа: Интересно, что администрация никак не прокомментировала эту акцию. Последний вопрос: не боитесь ли вы последствий со стороны администрации сейчас?


КРАСНАЯ: Конечно, боимся. Именно поэтому мы это и сделали. Потому что мы боимся. Мы не хотим бояться. Наша основная цель — учиться в университете, в котором можно не бояться. И сам факт того, что нам страшно — это уже преступление против студентов.

РОЗОВАЯ: Для меня это был скорее кураж, сделать что-то такое задорное и волнительное. Мы повеселили и приободрили студентов и преподавателей. Мы разрушили барьеры между студентами и преподавателями, искусственно созданные администрацией, и показали, что вообще-то мы вместе, мы можем что-то делать. Мы не одни. Для того, чтобы это организовать, не нужно много скиллов. И это круто. Другие студенты тоже могут делать акции прямого действия.

В случае нашей акции мы просто собирались и обсуждали, что мы хотим сделать, и как мы хотим это сделать. И сам по себе опыт нашей коллективности был очень крутой. Мне кажется, что многие другие студенты и преподаватели тоже могут создавать такие коллективы, где они могут обсуждать проблемы, с которыми они сталкиваются в университете. А дальше самостоятельно решать, что делать дальше, акции это будут или что-то другое.

ЗЕЛЕНАЯ: Мне кажется, что мишенью нашей акции было не только это чувство одиночества, но и молчание преподавателей и студентов по этому вопросу. Я преподаю в Вышке, и мне было очень странно, что мои коллеги молчат на этот счет, что ничего не происходит, несмотря на огромную несправедливость этих политических увольнений. Хотелось показать, что есть те, кто с этим не согласны, не хотят молчать и хотят проявить свое негодование.
Летом 2020 Вышка не перезаключила трудовые договоры со многими оппозиционно настроенными преподавателями. О черных списках политически неблагонадежных рассказал преподаватель Школы философии Виктор Горбатов — DOXA.
Выпускник ВШЭ Егор Жуков утверждает, что ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов лишил его платного места в магистратуре, и связывает закрытие профиля обучения, куда он подавал документы, со своей политической активностью — DOXA.
Также непродления договоров коснулись преподавателей Факультета права — DOXA.
У сотрудника ИГИТИ и одного из со-кураторов Антиуниверситета Яна Сурмана закончился контракт постдока в ВШЭ, и несмотря на то, что ИГИТИ хотело продлить контракт, администрация университета не поддержала это решение. В связи с окончанием контракта Ян Сурман был вынужден покинуть Россию, т.к. является гражданином Польши. Он не знает, связано ли непродление контракта с политическими причинами. — DOXA.
Первые отделы — с советских времен существовавшие режимные подразделения университетов с прикомандированными сотрудниками ФСБ.
Санитарно-гигиенические меры, связанные с эпидемией коронавируса — DOXA.