Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
 
«С красного цвета флага должна стекать кровь убитых»: как в Москве отмечали оккупацию украинских городов
Фоторепортаж DOXA
Редакторка: Шура Гуляева
Публикация: 1 октября 2022
30 сентября, пока в Запорожье оплакивали 25 человек, убитых российским ракетным ударом, на Красной площади в Москве праздновали «референдумы о присоединении» к России «ЛНР» и «ДНР», а также оккупированных российскими войсками Херсонской и Запорожской областей. Анонимная корреспондентка DOXA отправилась на Z-концерт в центре Москвы и зафиксировала, как это было.
Люди строем идут по Лубочному переулку с флагами России — с красного, нижнего цвета должна стекать кровь убитых сегодня в Запорожье. Лубочный — это совсем рядом с Болотной площадью — еще десять лет назад людям, стоявшим там, казалось, что они наконец что-то изменят. Где-то в стенах центральных московских домов эхом отзывается: «Путин Вор», «Россия без Путина», «Свободу Алексею Навальному», «Нет войне». Но сегодня стены никто не услышит.

Людей с российскими флагами не пиздят менты, не насилуют гантелями, этих людей не сажают в СИЗО. У этих людей — «праздник».
Уже к 16 часам на станции метро Новокузнецкая было не протолкнуться. Туда стекались толпы людей с флагами и знамёнами, направляясь в сторону Красной площади. Целые делегации от Подольска, Дзержинска и других городов толпятся с нелепыми табличками, словно здесь не митинг, а пионерский лагерь. Мосты над Москвой-рекой заполнены желающими пробиться на площадь, но из-за большого потока людей вход то закрывали, то снова открывали. На большом мосту, где столпилось больше всего людей, виднеются синие стенды: «Донецк, Луганск, Херсон, Запорожье — это Россия!».

На сцене ведущая с Первого канала Юлия Барановского обращается к массе: «Как приятно на вас смотреть, нас здесь больше ста тысяч, но мы все едины!». Но единства на лицах пришедших почему-то не было: кто-то стоял в стороне, уставившисьв телефон, другие, по их словам, пришли просто из любопытства. Между ними затесались студенты, загнанные сюда под угрозами отчислений.
Выступавшие повторяли, что «мы» вернули исторически русские города и должны возвращать Россию в границах 1945 года, что Россия и Донбасс теперь «вместе навсегда» (хотя правильнее было бы сказать «приговорены к пожизненному»).
Из колонок как гипноз сменялись песни с одними и теми же строчками: «С тобой и навсегда, с тобой и навсегда» хора Турецкого, «И русская слава летит над землей, победа за нами, мы шли к ней годами, свободный Донбасс, мы навеки с тобой!» Романа Разума.

Наконец, Иван Охлобыстин как Гитлер стоит на сцене и, захлебываясь слюной, кричит в микрофон про «битву между добром и злом, между светом и тьмой, между Богом и дьяволом». «Кто-то говорит, что правильно переименовать спецоперацию в Великую Отечественную войну. Я считаю, что этого недостаточно: это Священная война! Священная война!», — его крик накрывает весь Кремль.

Все чаще слово «война» звучит с трибун от тех, кто раньше запрещал это слово.
Когда уже стемнело, одной из последних со сцены, конечно, прозвучала песня «Кукушка», ставшая уже гимном этой фашистской «священной войны». Под самый конец, когда многие уже начали расходиться, наконец вышел Владимир Путин, рассказывающий, как жители присоединённых городов голосовали под обстрелами, потому что только современная Россия дала им «право выбора». В ответ вместо священного троекратного «ура» из многотысячной толпы лишь доносились отдельные выкрики. Концерт окончен, довольные зрители расходятся с заработанными 700 рублями.