Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
 
Sportswashing
Как права человека стали главной проблемой предстоящего Чемпионата мира по футболу в Катаре
Автор: Герман Нечаев
Редактор: Мстислав Гривачев
Иллюстрация: Саша Булякова
Публикация: 8 декабря 2021
В ноябре завершились заключительные матчи европейских отборочных матчей Чемпионата мира по футболу-2022. Сборная России, среди прочих, не смогла выйти в финальную стадию напрямую и теперь будет пробиваться через стыковые матчи. Сам турнир пройдет в ноябре-декабре 2022 года в Катаре — он станет первым мундиалем, проведенным в ближневосточном государстве. Несмотря на то, что Катар получил право стать проводить турнир еще в 2010 году, серия скандалов всерьез поставила под угрозу проведение мундиаля на территории эмирата.

Разбираемся, как футбол оказался связан с проблемой прав человека и коррупцией в арабских петрократиях, а нефтедоллары стали основным элементом «спортивной дипломатии».
Sportswashing — использование государствами престижного международного вида спорта в целях улучшения репутации. Чаще всего, цель достигается путем проведения спортивного мероприятия, покупки или спонсирования спортивных команд, а также участия национальной сборной.
Катар — один из крупнейших мировых экспортеров нефти и природного газа. Благодаря этому в Катаре один из самых высоких ВВП на душу населения — около 100 тысяч долларов. Для сравнения, в России этот показатель более чем в три раза меньше.

Население Катара составляет около 2,8 миллиона человек. При этом граждан страны — примерно 300 тысяч человек, в то время как подавляющее большинство резидентов составляют трудовые мигранты. Большинство из них приезжают на заработки из Южной Азии. Такая большая потребность в рабочей силе во многом вызвана проведением чемпионата мира: Катар должен построить семь стадионов, аэропорт, десятки гостиниц и даже новый город.

При этом уровень безопасности рабочих, занятых на строительных объектах, остается крайне низким. Согласно докладу Amnesty International, опубликованному в августе 2021 года, за последнее десятилетие в Катаре погибло несколько сотен рабочих мигрантов, и правительство не смогло объяснить причины смерти 70% из них.

Оргкомитет ЧМ-2022 сообщил о смерти 38 рабочих на строительных объектах чемпионата мира по футболу, 35 из которых были классифицированы как «не связанные с работой». В Amnesty International считают, что почти половина этих смертей не была должным образом расследована или обоснована.

При этом реальное количество смертей в ходе строительство стадионов и объектов инфраструктуры может быть в несколько раз выше. Согласно расследованию The Guardian, с момента получения права проводить ЧМ-2022 в Катаре погибло 6,5 тысяч мигрантов из Индии, Пакистана, Бангладеш и Шри-Ланки. Однако и это не полная статистика: среди прочего, в ней отсутствуют данные по мигрантам из других стран, в том числе по Кении и Филиппинам — граждане этих государств также активно приезжают в Катар на работу.

Ситуация с правами рабочих в Катаре стала причиной беспокойства правозащитников. Активисты в нескольких европейских странах стали призывать национальные футбольные федерации бойкотировать турнир. В мае 2021 года шесть скандинавских футбольных федераций направили письмо президенту ФИФА Джанни Инфантино и генеральному секретарю организации Фатме Самуре с призывом обеспечить соблюдение прав человека в стране-хозяйке предстоящего чемпионата мира, а в декабре 2021 года они собираются посетить Катар вместе с представителями профсоюзов и правозащитных организаций.

В основе проблем с обеспечением безопасных условий труда для мигрантов лежит система под названием «кафала», что можно перевести как «система поручительства».
Что такое «кафала»?
Система «спонсорства» применяется в государствах Персидского залива для регулирования деятельности иностранных работников, находящихся на территории страны. Долгое время она применялась и в Катаре. Кафала предполагает, что у всех неквалифицированных рабочих в стране есть поручитель — обычно работодатель — который отвечает за их визу и правовой статус.

На деле это создает широкий простор для злоупотреблений. По приезде работников в страну работодатели нередко конфискуют паспорта и нарушают их права, при этом риск юридических последствий для спонсоров минимален. Долгое время даже юридически трудовые мигранты находились в неравном положении — они не могли самостоятельно сменить место работы. Более того, у них не было возможности уехать из страны без разрешения работодателя: в Катаре действовала система выездных виз для иностранных работников.
Как Катар реагирует на критику?
Под давлением правозащитников Катар, по крайней мере на бумаге, принимает меры для улучшения положения приезжающих в страну рабочих. В сентябре 2020 года значительная часть положений кафалы фактически была отменена: рабочие получили право менять место работы и — большинство из них — уезжать из страны без разрешения прежнего работодателя. Однако новые нормы не распространяются на резидентов, не подпадающих под действие трудового законодательства, включая, например, государственных служащих, работников нефтегазового сектора и сотрудников частных компаний. Домашних работников обязали сообщать заранее своим работодателям о желании покинуть страну. В правозащитной организации Human Rights Watch опасаются, что эта норма может создать ощущение у работников, что они все же должны просить разрешение.

В марте 2021 года в силу вступил закон о минимальной заработной плате, которая была распространена и на мигрантов: он должен будет применяться ко всем работникам всех национальностей и во всех секторах, в том числе и в отношении домашних работников — наиболее незащищенной категории с точки зрения трудового права. Катар стал второй страной Персидского залива после Кувейта, в которой ввели минимальную заработную плату для мигрантов. Тем не менее, правозащитные организации сообщали о том, что новая норма соблюдается не всегда и зарплата многих мигрантов остается ниже минимально установленного уровня. В ответ на это катарское правительство заверило, что усилило меры по выявлению недобросовестных работодателей и активно накладывает на них санкции.

В дополнение к минимальной ежемесячной базовой зарплате в размере 1 000 катарских риалов (около $275 на момент публикации), законодательством предусмотрено, что работодатели должны выплачивать пособия на питание и жилье — не менее 300 и 500 риалов соответственно — если они не предоставляют их работникам напрямую. Также были введено ограничение по количеству часов работы на открытом воздухе в жаркое время года и установлен температурный максимум.

Несмотря на это, Amnesty International и Humans Rights Watch признали применяемые меры недостаточными. В стране до сих пор запрещены профсоюзы, и недостаток юридической подкованности среди мигрантов дает простор для манипуляций со стороны работодателей. Многим рабочим до сих пор приходится давать взятку просто для того, чтобы трудоустроиться.
Права человека в целом сложно назвать сильной стороной катарского законодательства. Несколько примеров:

— Женщины в возрасте до 25 лет должны получать разрешение своих опекунов-мужчин на участие в повседневной деятельности, такой как подписание контрактов и выезд из страны.

— В мае 2021 года после 20-летнего перерыва были возобновлены казни. Первым казненным стал непальский мигрант.

— Гомосексуальные отношения находятся вне закона. Уличенным в них грозит заключение на срок до семи лет. А согласно действующим в стране шариатским судам, наказанием для мужчин-мусульман, вовлеченных в однополые отношения, может быть смертная казнь. Вместе с тем, неизвестно о подобных решениях суда.
Несмотря на это, катарские официальные лица заявили, что страна безопасна для ЛГБТ-фанатов и игроков, которые могут приехать и посетить во время чемпионата мира по футболу. Но подчеркнули, что они должны будут уважать традиции Катара.
Коррупционный скандал в ФИФА
В апреле 2020 года Министерство юстиции США обвинило трех высокопоставленных сотрудников ФИФА в получении взяток за голосование в пользу Катара во время выборов страны-хозяйки ЧМ-2022 ◻️.

Однако маловероятно, что судебные разбирательства помешают Катару провести мундиаль. Помимо самого факта получения взятки сотрудниками ФИФА, обвинению также придется доказать, что к этому были причастны люди, имевшие непосредственное отношение к подаче катарской заявки. Более того, нужно будет доказать, что подкупленные голоса сыграли решающую роль в голосовании. Сделать это проблематично, учитывая, что в каждом из четырех раундов голосования Катар опережал ближайшего конкурента более чем на три голоса.

Чуть ранее, в 2017 году немецкая газета Bild опубликовала результаты внутреннего расследования ФИФА. По версии издания, Катар использовал свою сеть скаутов для отбора детей со всего мира в свою футбольную академию Aspire Academy для того, чтобы получить поддержку членов исполнительного совета ФИФА при выборе организатора чемпионата мира. В Bild утверждают, что Aspire Academy отправляла скаутов в страны с не самой богатой футбольной историей взамен на голоса их представителей.

В конце ноября 2021 года агентство Associated Press выпустило расследование о том, как Катар вел борьбу за чемпионат. По данным издания, нефтегазовая держава наняла экс-сотрудника ЦРУ для того, чтобы тот в течение нескольких лет следил за конкурентами и высокопоставленными футбольными чиновниками в ФИФА. Также он обещал помочь государству «сохранить господство» над многочисленными иностранными рабочими.
Спортивная дипломатия
Спорт — один из главных элементов «мягкой силы» Катара. За последние годы государство вложило в него миллиарды долларов и, судя по всему, не собирается останавливаться.

В 2011 году катарский эмир стал фактическим владельцем ◻️ клуба французского клуба Пари Сен-Жермен (ПСЖ), а государственная авиакомпания Qatar Airways последние десять лет спонсирует топовые футбольные клубы, такие как «Барселона», «Бавария», «Рома» и «Бока Хуниорс». Компания также является официальным партнером и официальными авиалиниями ФИФА.

Уже сейчас в Дохе регулярно проходят престижные соревнования по самым разным видам спорта — от тенниса от Формулы-1. В 2006 году в столице Катара прошли Летние Азиатские игры, а в 2019 году — чемпионат мира по легкой атлетике. Национальный олимпийский комитет также подавал заявку на проведение Олимпийских игр 2020 года ◻️.

Для улучшения спортивных результатов Катар активно прибегает к натурализации — выдачи катарских паспортов иностранным спортсменам. Эта система подвергается серьезной критике, так как, по мнению специалистов, создает неравные условия для развития спорта в разных странах. К примеру, сербский гандболист Даниел Шарич получил порядка 500 тысяч евро за смену гражданства. За счет завышенных гонораров в страну приглашают работать именитых футбольных тренеров и игроков — как правило, на закате карьеры.

Уже завершивший футбольную карьеру британец Дэвид Бэкхем был раскритикован правозащитниками за то, что закрыл глаза на ситуацию с правами человека в стране, став лицом Чемпионата мира в Катаре и получив за это, как сообщают ряд СМИ, в районе 150 миллионов фунтов.

Спортивная индустрия стала стратегически важной для Катара. Помимо своей репутационной функции, в долгосрочной перспективе инвестиции в спорт должны помочь диверсифицировать катарскую экономику, ослабив ее зависимость от нефтегазовых доходов.
Из Дохи в Эр-Рияд
Спорт используют для продвижения своих позиций в мире и другие государства Персидского залива: среди прочих, все более заметным игроком в футбольной индустрии становится Саудовская Аравия — географический сосед и политический противник Катара.

В 2024 году на очередном конгрессе ФИФА мы узнаем, кто примет мундиаль в 2030 году. Саудовская Аравия — одно из государств-претендентов. Шансов на самостоятельное проведение турнира у страны практически нет: ФИФА старается чередовать регионы при выборе страны-хозяйки, поэтому один из возможных вариантов для Эр-Рияда — подача совместой заявки вместе с Италией. Однако принцип ротации континентов не единственная преграда, стоящая перед арабской петрократией.

Как и в случае с Катаром, одна из главных проблем — репутация саудовского государства. Саудовская Аравия — теократическая монархия, отличающаяся одной из самых жестких правовых систем в мире. Несмотря на то, что в последние годы саудовцы стали целенаправленно заниматься улучшением репутации — расширяя права женщин в стране, развивая туризм и вкладываясь в акции крупных международных корпораций — государство продолжает попадать в скандалы, связанные с нарушением прав человека.

Один из наиболее громких случаев — убийство оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги в ноябре 2018 года. Его тело было найдено в колодце в саду резиденции консула Саудовской Аравии в Турции. По версии правозащитной организации «Репортеры без границ», за убийством журналиста стоит наследный принц и фактический глава государства Мухаммед бен Салман. Бен Салмана также обвиняют в убийстве своего дяди, короля Саудовской Аравии Абдаллы в 2015 году.

Желание саудитов улучшить имидж страны через спорт сталкивается с сопротивлением со стороны определенной части футбольного сообщества, однако остановить процесс у него все равно не получается. В октябре 2021 года Фонд государственных инвестиций правительства Саудовской Аравии купил футбольный клуб «Ньюкасл», выступающий в высшем английском дивизионе. Настоящим владельцем команды считается все тот же принц Салман. Сделка состоялась — несмотря на то, что против нее выступили все остальные клубы Английской Премьер-лиги.
По версии Минюста США, при выборе организатора ЧМ-2018, который прошел в России, тоже имела место коррупция
Клуб был куплен государственным фондом Qatar Sports Investments
Доха не смогла получить право на проведение игр в 2020 году — в финальный шортлист попали Мадрид, Токио и Стамбул. В итоге Олимпийские игры-2020 были проведены в Токио в 2021 году