Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
 

Сможем ли мы еще учиться в зарубежных вузах?

Отвечаем на самые тревожные вопросы о российской академии

Редакторка: Екатерина Мартынова
Иллюстраторка: Ира Гребенщикова
Публикация: 8 марта 2022
Через несколько дней после начала войны в Украине государственные СМИ стали писать о российских студентах, отчисленных из зарубежных вузов, ученые в соцсетях — обсуждать отказы в международных публикациях, а российские подростки в TikTok теперь и вовсе думают, что из-за гражданства им не рады в иностранных университетах. Выясняем, что из этого нам грозит и отвечаем на самые тревожные вопросы о российской академии сейчас.
1. Говорят, что российских студентов отчисляют из-за рубежа. Это фейк?

Впервые о том, что российских студентов отчисляют из зарубежных вузов, заявила 28 февраля уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. По ее словам, студентов «отчисляют из вузов Франции, Чехии, Бельгии и других государств Европы в связи с ситуацией на Украине». Хотя ни названия вузов, ни количество отчисленных студентов Москалькова не указала. В тот же день Высшая школа экономики объявила, что готова принять отчисленных российских студентов, а позже к ВШЭ присоединился и ННГУ.

Мы не нашли ни одного англоязычного источника ◻️, подтверждающего отчисления, о которых говорит Москалькова. Наоборот, зарубежные институции и СМИ начали опровергать заявления российских властей. Так, Ассоциация европейских университетов ◻️ назвала новости об исключениях «слухами» и отметила, что не получала никаких подобных сообщений со стороны кого-либо из ее членов. Объединение французских вузов также опровергло данную информацию: «Ни один французский университет не принимал и не собирался принимать исключающие меры в отношении российских студентов».

Отдельный случай дискриминации российских студентов стал известен в Пражском экономическом университете, где местный профессор отказался вести пары у российских учащихся. Позднее руководство вуза раскритиковало позицию преподавателя, и он извинился перед студентами.
2. Правда ли, что иностранные вузы расторгают договоры с российскими преподавателями?

Из-за ситуации в Украине некоторым преподавателям и ученым из России пришли письма от европейских вузов с отказом от сотрудничества. Подобное сообщение получила русскоязычная исследовательница из Парижа Светлана Яцык от своего будущего научного руководителя в университете Мадрида, куда она должна была отправиться в мае. В тексте говорилось, что руководство вуза сомневается, сможет ли Светлана приехать в Испанию из-за «европейских решений в связи с актуальными событиями в Украине» (копии переписок есть в распоряжении редакции). После внутренних разбирательств университет все же написал, что Яцык не затронут никакие ограничения, и вуз будет рад принять ее.

Скорее всего, подобные письма с отказами от сотрудничества — это личная инициатива конкретных вузов, а не перспектива тотальной изоляции для российских ученых, считает Светлана. «Когда я только получила сообщение из Мадрида, у меня было впечатление, что от русских сейчас все будут открещиваться. Сейчас мне кажется, что со стороны западной академии нет стремления наказать россиян», — рассказала DOXA Светлана Яцык.

Официально сотрудничество с российским вузом разорвал Массачусетский технологический институт (MIT) из США, отказавшись сотрудничать со Сколтехом. Однако MIT отметил, что проследит, чтобы вовлеченные в уже начатые программы студенты могли заниматься исследовательской работой и дальше.Также сотрудничество с организациями и преподавателями из России прекратила образовательная платформа Coursera.

Наоборот, международная программа Scholars at Risk, защищающая права студентов и преподавателей со всего мира, заявила, что будет поддерживать и помогать с рабочими местами украинским ученым, а также российским исследователям, которые пострадали «за свое противодействие агрессии или поддержку украинских коллег».
3. Я слышал, что ученых из России лишают стипендий. Это так?

Беспокойство по поводу стипендий появилось прежде всего из-за новостей о том, что крупнейшая немецкая стипендиальная программа DAAD прекратит прием заявок из России и лишит финансовой поддержки россиян, которые уже прошли отбор. Позже DAAD официально опровергла эту информацию, сказав, что продолжит поддерживать российских ученых и студентов.

При этом именно Германия первой из стран Евросоюза выступила за полное прекращение научного сотрудничества с Россией. «Своими действиями Россия отвернулась от международного сообщества. Для Германии это означает, что существующее многолетнее сотрудничество в области науки и исследований, а также в области профессионального образования и обучения немедленно прекращается», — говорилось в твиттере министерства образования и научных исследований Германии 25 февраля. Правда, с тех пор министерство не давало пояснений, что именно подразумевается под прекращением сотрудничества.

Хотя первые последствия заявления немецких властей уже заметны: 3 марта Центр изучения Германии и Европы (CGES) ◻️ в СПбГУ объявил о прекращении иностранной поддержки (при этом он тоже спонсировался DAAD). «К сожалению, большинство запланированных мероприятий и научно-исследовательских работ CGES отменяются до получения дополнительной информации», — говорится на сайте Центра.

Позже к официальной позиции Германии присоединились власти Дании и Литвы, а Нидерланды объявили, что замораживают все текущие образовательные партнерские отношения с Россией и Беларусью. Так, ученые из российских и беларусских институций больше не смогут участвовать в голландских исследовательских проектах, а нынешние программы лишат грантов. Однако санкции не коснутся россиян и беларусов, которые сейчас учатся или работают в университетах Нидерландов.

Похоже, у международных организаций и правительств стран до сих пор нет представления о том, как в нынешней ситуации отделять российские институции от непосредственно ученых. Главная пробела академических санкций в том, что они ограничивают в правах студентов и преподавателей, которых могут преследовать в России из-за их убеждений. Интересное заявление сделала Европейская федерация академий наук и гуманитарных наук (ALLEA), объединяющая более 50 европейских академий. 4 марта ALLEA приостановила членство своих российских и беларусских членов, признав, что это решение может «иметь непредвиденные последствия для отдельных ученых, некоторые из которых высказывались против войны в Украине». На собрании 11 мая федерация обсудит, насколько независимы академии в России и Беларуси от своих правительств, и, возможно, пересмотрит свою позицию.
4. Что будет с публикациями российских ученых в зарубежных журналах?

Еще одной тревожной новостью для российской академии стал возможный отказ зарубежных научных изданий от публикации российских авторов. Впервые об этом рассказал на своей странице в фейсбуке Вадим Батаев, ведущий научный сотрудник Химфака МГУ. Он отправил рецензию на статью российских авторов в Journal of Molecular Structure — его выпускает одно из крупнейших научных издательств мира Elsevier. В ответ редакция сообщила, что решила «не рассматривать какие-либо рукописи, написанные учеными, работающими в учреждениях Российской Федерации, в результате вторжения Российской Федерации в Украину».

Кейс Батаева привлек много внимания — российские ученые волнуются, что им полностью закроют доступ к зарубежным журналам. Сам Вадим в разговоре с DOXA отметил, что его случай на данный момент — единичный, и «системных отказов в публикациях пока нет». Кроме того, Батаев обратился в российское отделение Elsevier за разъяснениями. «Официальная позиция издательства — в отсутствии дискриминации ученых из РФ. Случай, с которым я столкнулся, по-видимому инициатива одного из редакторов», — отметил Вадим.

Уже 1 марта Elsevier выпустило официальное заявление, в котором говорилось, что никаких ограничений на публикацию российских авторов в научных журналах издательства не вводится. «Все статьи рассматриваются лишь с точки зрения их научного содержания», — цитирует Elsevier вице-президент РАН Алексей Хохлов.

Вместе с тем президент Российской академии образования (РАО) Ольга Васильева из-за возможных санкций предложила пересмотреть условия для защиты диссертации в России. Сейчас, чтобы защититься, ученый должен публиковаться в журналах международных систем Web of Science и SCOPUS. «Нам необходимо отходить от этой практики, повышать статус российских научных изданий», — заявила Васильева.
5. Продолжат ли россиянам выдавать студенческие визы?

Из-за конфликта в Украине полностью прекратили выдачу виз россиянам только Чехия, Литва и Латвия, поэтому сейчас получить студенческую визу все еще можно.
6. Изоляция российской академии — катастрофа?

«Наука и образование по определению интернациональны и не могут существовать изолированно в одной стране», — считает Екатерина Георгиевна Лапина-Кратасюк, кандидат культурологии и исследовательница медиа. По ее словам, ученые должны слышать другие языки и иметь возможность обсуждать свои исследования в разных сообществах, потому что наука — это прежде всего поиск, а академическая и интеллектуальная мобильность — условия быстрого сбора данных. Наука развивается, только когда студенты и преподаватели могут абсолютно свободно подключиться к любому объединению, которое изучает сходные с ними темы.

При этом даже возможные ограничения не изолируют российскую науку полностью, говорит Екатерина Георгиевна: «Мне кажется, нужно разделять институциональное и человеческое. Я не верю, что международные связи между учеными сейчас полностью оборвутся. Даже если сама институция, журнал или университет примут решение о прекращении коммуникации с российскими учеными, эти человеческие связи останутся. Я очень надеюсь, что они помогут нам продержаться, пока все это не закончится».
На английском языке мы обнаружили только статьи, переписывающие материал "РИА Новости" и ссылающиеся на ту же Москалькову: Fastmailnews.com и Interfax.com. Одна из пользовательниц Twitter обнаружила, что на немецком языке новость распространяет издание Sputnik, спонсируемое российскими властями.
Ассоциация европейских университетов объединяет более 800 высших учебных заведений в 48 странах европы. Организация обеспечивает мобильность ученых и проводит международные исследовательские проекты.
Центр изучения Германии и Европы (CGES) — совместный проект СПбГУ и Билефельдского университета, существующий с 2004 года. Центр занимается международными исследовательскими проектами.