«Россия сформировала меня как человека и профессионала»
DOXA поговорила с Карин Клеман о ее работе в России
Авторка: Серафима Свердлова
Публикация: 03/12/2019
На прошлой неделе ФСБ закрыла въезд социологу Карин Клеман на 10 лет. Исследовательница французского происхождения уже более 20 лет работала в России и создавала здесь академические и активистские проекты. Рассказываем, как Клеман впервые приехала в Россию в 1990-е и почему решила связать свою карьеру с этой страной.
Впервые Карин Клеман приехала в Россию в 1994 году, чтобы собрать материал для диссертации. Темой было положение российских рабочих в 1990-е. Карин ездила по регионам и брала интервью у рабочих на заводах и производствах. Для людей ее поколения распад СССР и падение железного занавеса очень много значили. «Мы были молодыми и думали, что это начало нового мира, — говорит Карин, — у нас было ощущение, будто в России создается будущее, но я очень быстро в этом разочаровалась». Через три года Карин вернулась во Францию, где писала диссертацию и преподавала.
В конце 90-х Карин вернулась в Россию. Собирая информацию для диссертации, она познакомилась с профсоюзными активистами. Среди них были участники «Соцпрофа» и «Защиты труда», которые ввели ее в активистскую среду. «Эти знакомства дали мне воздух. Пока я ходила по заводам, у меня возникало чувство беспомощности, я не понимала, что я могу сделать для этих людей». Рабочие месяцами не получали зарплат, были вынуждены подрабатывать, и Карин, глядя на это, поняла, что не может оставаться в стороне и быть просто исследователем. «Я видела огромную разницу между тем, что на самом деле испытывают люди, и тем, что говорят по телевизору. Оттуда мне говорили, что в стране строится демократия, а рабочие — отсталые и неблагодарные — препятствуют движению вперед».
«Карин увлекала личным опытом исследователя. Настоящего левого социолога, страстного и горящего своим исследовательским вопросом, при этом горячо сопереживающего тем, кого она встречает в поле. На первом занятии Карин рассказала историю о том, как она стала заниматься изучением протестных движений в России. <...> Она брала интервью у рабочих на проходной завода. На заводе были длительные задержки заработной платы. А рабочие продолжали каждый день ходить на завод. Месяц, два, три. Карин спрашивала их: "Почему вы продолжаете ходить на завод и работать?", а рабочие отвечали: "Ну мало ли..." Для французского левого социолога эта ситуация создала исследовательский вопрос на ближайшие 20 лет — КАК? Как так получается, что людям месяцами не платят зарплату, а они продолжают работать, не протестуют, не отстаивают свои права?»

Пост в Фейсбуке Петра Иванова (выпускник НИУ ВШЭ, социолог города в «Лаборатории Гражданская инженерия»)
Фото: Carine Clement / Facebook
Профсоюзные активисты, обычные рабочие завода ЗИЛ, показали Карин, что есть люди, которые помогают и предпринимают реальные действия. На ее глазах они занимались борьбой за свои права, и Карин стала принимать участие в этом активизме. «Благодаря российским профсоюзам я вышла на французские. Именно от них была инициатива помогать беженцам из Чечни». Поскольку Карин была единственная из этого круга, кто говорил по-русски, она доехала вместе с французскими активистами до Грозного. «Французские профсоюзы хотели показать, что война — это тоже дело простых трудящихся».
После защиты диссертации Карин преподавала французскую социологию в Московской высшей школе социальных и экономических наук (Шанинке) и не прекращала заниматься исследовательской деятельностью. «Тогда уже я приехала изучать, что изменилось с 1998 года, что люди стали активнее выражать свою позицию. Я изучала уже не рабочих, а различные формы самоорганизации и низовые социальные движения. После прихода Путина к власти все эти формы распались, акций протеста стало меньше. Я как исследователь связываю это с тем, что его политический дискурс соответствовал ожиданиям населения».
«Моя магистерская диссертация открывается одним афористическим эпиграфом. Это слова не Вебера, не Фуко, не Зака де ла Роча или еще кого-то, на кого вы могли сразу подумать, а реплика Карин Клеман к моему докладу про студенческие движения на ее курсе. Но я не унываю, потому что уверен, что все эти новые занавесы из фольги скоро упадут, и Карин еще сто раз приедет к нам с выступлениями. <...> Кстати, эпиграф к магистерской был такой: "Студенты во Франции — анархисты, студенты в России — конформисты". Воспринял это как руководство к действию»

Пост в Фейсбуке Андрея Герасимова (выпускник Европейского университета, студент НИУ ВШЭ)
Фото: zimbio.com
В 2002 году Карин вошла в исследовательскую команду Владимира Ядова (специалист в области социологии труда и экономической социологии, умер в 2015 году), который в то время заведовал одним из секторов института социологии Академии наук. Карин занималась исследованием социально-трудовых отношений в России. Исследования Карин были связаны с темами общественной солидарности, социальных связей, условий труда, трудовых отношений и того, какие стратегии используют люди, чтобы улучшить свою жизнь.
«Карин научила меня брать интервью, не бояться задавать вопросы, ломать голову над определением "политика" (и многим другим, конечно!), впервые отправила "в поле", взялась работать над моим дипломом, короче, сделала много чего значимого для меня и многих вокруг меня. <...> Невероятно ранит все это»

Пост в Фейсбуке Александры Федотовой (выпускница СПбГУ)
Несмотря на стабильную работу, активистский пыл Карин никуда не уходил. В 2004 году она с большим энтузиазмом взялась за идею организовать Институт «Коллективное действие» (независимая общественная организация в России, занимающаяся мониторингом и анализом современных социальных и протестных движений), который стал ее самым любимым проектом. «Мы его создали не для того, чтобы волновать общество, а чтобы информировать о предстоящих реформах в социальном законодательстве и помогать людям координировать свои усилия».
В 2008 году, в разгар финансового кризиса и на фоне нападений на других гражданских активистов, на Карин в Москве трижды нападали. Два первых нападения Карин называет «хулиганскими действиями». У нее вырвали из рук сумку, а через какое-то время другой человек выследил ее и плюнул в лицо. На третий раз ей воткнули шприц в ногу, пока она шла по улице. Тогда Карин действительно испугалась и уехала на несколько месяцев во Францию. «Эти нападения были актам устрашения, а не реальными попытками уничтожить меня. Я очень много отдала России, у меня была тесная эмоциональная связь со страной, поэтому мне было тяжело в один момент просто взять и начать жить во Франции». Поэтому спустя несколько месяцев Карин все-таки вернулась обратно.
«Карин — один из лучших профессоров, у которых мне довелось учиться, — вдохновляла и поощряла мой интерес к общественным наукам. <...> Нет слов. Запрет на въезд — это абсурдно и позорно. Но, как нас всегда учила Карин, необходима солидарность»

Пост в Фейсбуке Екатерины Кочетовой (выпускница Европейского университета)
Фото: Carine Clement / Facebook
Прекратив сотрудничество с Институтом социологии РАН, Карин стала работать в Санкт-Петербургском государственном университете и в Европейском университете. «У меня родился ребенок, и я приняла решения посвящать себя полностью научной деятельности и прекратить всякий активизм». До 2018 года Карин работала в СПбГУ и в Европейском университете. За это время Карин преподавала основы социологии, политическую социологию, социологию труда, качественные методы в социологии, социологию общественных движений и другие предметы.
«Карин Клеман не угроза России, а часть нашей страны, часть нашего профессионального сообщества: она работает с нами, она публикуется на русском языке, она воспитала и обучала новое поколение ученых в России. Чтобы выразить свое отношение — возмущение действиями властей в отношении нашего друга и коллеги, — мы хотим сделать присутствие Карин в нашем сообществе явным. Мы помещаем некоторые ее работы на нашем сайте и список ее публикаций — пусть каждый прочтет и решит, может ли научное знание быть угрозой»

Официальное заявление Правления СПАС о запрете въезда Карин Клеман на территорию РФ
В апреле 2018 года Карин организовала конференцию в СПбГУ, посвященную вопросам национальной идентичности в России. На ней предполагалось обсуждение итогов большого исследования об отношении россиян к своей родине. «С университетом все было согласовано, но в последний момент мне сообщили, что конференция не может быть проведена в СПбГУ, и надо искать новое помещение. В итоге конференция прошла в Высшей школе экономики».
Конференция, на которую Карин не попала из-за того, что ее не пустили на территорию России 27 ноября, в итоге отменилась. «Коммерсант» со ссылкой на «РИА Новости» приводит слова доцента факультета социальных наук НИУ ВШЭ Олега Оберемко, который сказал, что выступление Карин должно было стать ключевым. Поддержку Карин выражают ее бывшие студенты и коллеги, а также коллективы российских ученых.