Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
Новые повороты исторической политики
Представители академического сообщества Европы о том, почему они не согласны с резолюцией Европейского парламента, ставящей знак равенства между коммунизмом и нацизмом
Автор: Владимир Метелкин
Публикация: 23/03/2020
Резолюция Европейского парламента, приуроченная к 80-й годовщине начала Второй мировой войны, зашла так далеко в деле осуждения коммунизма, как официальные власти Европы, кажется, не заходили с момента распада Советского Союза. Ответственность за развязывание Второй мировой войны документ возлагает на СССР и Германию в равной степени. В российских СМИ эта новость поначалу не вызвала особого ажиотажа. Все изменила реакция Владимира Путина, начавшего в декабре 2019 года настоящую информационную войну против положений резолюции. Особенно значимой эта дискуссия становится в преддверии мероприятий к 75-летию победы.
С инициативой открытого письма против резолюции Европарламента выступила международная организация transform! europe, созданная на базе Партии европейских левых (EL) и объединяющая множество некоммерческих проектов, институтов и фондов в двадцати двух странах.
«В подлинной демократии не должно быть места использованию истории с целью навязывания ревизионистского видения важнейших событий прошлого века и превращения их в оружие современных политических баталий», — главный тезис письма.
Основные подписанты — представители академического сообщества Европы из университетов и исследовательских организаций с довольно широкой географией. DOXA спросила у них, как резолюция может отразиться на науке, образовании и политике памяти в Европе.
Матильда Эйроа Сан-Франциско
(Matilde Eiroa San Francisco)
Профессорка университета Карлоса III в Мадриде, приглашенная профессорка Гарвардского университета, Карлова университета и Ноттингемского университета
Исследования убедительно демонстрируют, что имела место агрессия международного фашизма против демократических государств и рабочего класса. Об этом свидетельствует целый ряд исторических событий: вторжение в Чехословакию, Эфиопию, Австрию, а также совместная агрессия нацизма и фашизма в ходе Гражданской войны в Испании. Последнее событие имело масштабные последствия для испанцев, его результатом стали почти четыре десятилетия диктатуры Франко. Конечно, коммунизм также привел к появлению нежелательной системы и стал причиной многомиллионных жертв, о которых мы не можем забывать. Однако приравнивание коммунизма к фашизму — серьезная ошибка, результат не исторического невежества, а явного политического намерения.

Важно помнить о Холокосте. Но нельзя забывать и о том, что в тени Аушвица и Маутхаузена оказались почти забытые сейчас преступления против человечности, совершенные в других частях Европы, например, в Испании. Для того чтобы оценить масштабы насилия, совершенного фашистами, Европейскому союзу следует наконец обратить свое внимание на жертв поддержанного нацистами режима Франко. Его диктатура оставила ужасный след в истории.
В тени Аушвица и Маутхаузена оказались почти забытые сейчас преступления против человечности, совершенные в других частях Европы
В Испании Вторую мировую войну изучают так же, как и любой другой период современной истории. Но этот подход упускает важность момента, ведь курс истории включает в себя все — от археологии до современности. Кроме того, курсу не хватает глубины. Вторая мировая война в незначительном объеме изучается в рамках курса общественных наук, хотя дефицит знаний в этой области очевиден.

Своему негативному образу в Испании СССР обязан в большей степени позицией в Холодной войне, нежели во Второй мировой. Ведь во времена Франко Советский Союз изображался в дурном свете как один из зачинщиков Гражданской войны в Испании. Даже несмотря на все проведенные исследования, сейчас остаются люди, уверенные, что СССР пытался навязать коммунистический режим Испании, а за спиной испанских левых стоял Коминтерн.
Отто Вольф Фридер
(Frieder Otto Wolf)
Почетный профессор философии Свободного университета Берлина, член Европейского парламента от партии немецких зеленых «Союз 90/Зеленые» (Bündnis 90/Die Grünen) в 1994-1999 годах
Преступления сталинского режима невозможно принять или оправдать, но нельзя считать его историческим «близнецом» нацизма. В особенности неприемлема — с исторической, моральной и политической точек зрения — косвенная аналогия между Октябрьской революцией, которая была радикальным актом освобождения от реакционного, репрессивного режима, и приходом нацистов к власти в Германии.

Я все еще надеюсь, что влияние [резолюции] будет очень ограниченным, даже несмотря на то, что ряд правых антидемократических движений подхватит ее идеи. Я бы ужаснулся, если бы положения резолюции стали в перспективе сопоставимы с политикой памяти Холокоста в Европе.
Я все еще надеюсь, что влияние [резолюции] будет очень ограниченным, даже несмотря на то, что ряд правых антидемократических движений подхватит ее идеи
Существует четкий консенсус относительно того, что именно нацистская Германия начала войну. Конечно, есть некоторые разногласия по вопросу о значении соглашений 1939 года между СССР и нацистской Германией. Однако нет никаких сомнений в том, что СССР с 1941 года принял на себя всю тяжесть нацистской агрессии и затем сыграл решающую роль в борьбе за победу союзников, что спасло мир от нацистского режима.
Алекс Демирович
(Alex Demirovic)
Профессор философии, социолог, внештатный профессор Франкфуртского университета имени Гете, сотрудник Берлинского института критической теории
Необходимо бороться с историческим ревизионизмом и крайними установками, которые так распространены в Германии и очевидно ошибочны, поскольку уравнивают левых и правых. Резолюция Европейского парламента официально закрепила специфическую политическую интерпретацию исторических событий и процессов как официальную декларацию одного из важнейших европейских институтов, а также придала дополнительный вес точке зрения консервативных или даже правых партий. Существует риск того, что принятие резолюции может повлиять на науку, потому что теперь правительства и научные учреждения могут ссылаться на этот документ при выделении субсидий на исследования и создавать препятствия тем, кто стремится оспорить его положения в своей работе.
Принятие резолюции может повлиять на науку, потому что теперь правительства и научные учреждения могут ссылаться на этот документ при выделении субсидий на исследования и создавать препятствия тем, кто стремится оспорить его положения в своей работе
Я не вижу никакой проблемы в том, чтобы в немецких университетах открыто заявить, что Германия и нацистское правительство подготовило Вторую мировую войну и что правящие элиты с самого начала преследовали политическую цель пересмотреть Версальский договор (Schmachfrieden — «бесславный мир»), незаконно укрепить армию в период Веймарской республики, чтобы бороться с коммунизмом, завоевать большую часть Восточной Европы и получить контроль над значительной частью Европы в целом.

Однако после окончания Второй мировой войны начали появляться апологеты, в частности, в Западной Германии, утверждающие, что нацистская Германия лишь защищала европейскую цивилизацию от большевизма и коммунизма и, следовательно, она на стороне западных союзников. Главная проблема в том, что молодые студенты мало интересуются этим вопросом, не придают истории особого значения и при этом не слишком хорошо знакомы с фактами.
Дарио Ацеллини
(Dario Azzellini)
PhD по политологии и социологии, сотрудник Корнелльского университета, режиссер документальных фильмов
Резолюция Европейского парламента — это фальсификация истории. Вторую мировую войну спровоцировали и начали нацисты и фашисты. Коммунисты, социалисты, евреи, синти и рома [Цыганские народы. — Прим. пер.] и миллионы русских стали жертвами фашизма. Часть моей семьи погибла в Италии в борьбе с нацистами. Невозможно забыть и стереть из памяти тех, кто нес бремя борьбы с фашизмом за все человечество.

Резолюция, очевидно, уже является следствием изменений в европейских обществах. Такое невозможно было представить себе двадцать лет назад. Если раньше коммунизм и фашизм приравнивали крайне правые, то теперь это стало тезисом центристов, и даже умеренные либералы и правое крыло социал-демократов голосуют «за». Также очевидно, что эта резолюция была принята в пользу реакционных сил в Восточной Европе в свете конфронтации с Россией. Нет ничего удивительного и необычного в том, что интерпретация исторических событий меняется в соответствии с текущими интересами. Так было всегда, и это делали все политические силы.
Если раньше коммунизм и фашизм приравнивали крайне правые, то теперь это стало тезисом центристов, и даже умеренные либералы и правое крыло социал-демократов голосуют «за»
Эта резолюция может не иметь прямого эффекта, но в долгосрочной перспективе она способна серьезно повлиять на образование, исследования, науку и, как следствие, подтолкнуть европейское общество к гораздо более правым позициям. Каждый реакционный политик, пытающийся реабилитировать фашизм, сможет апеллировать к резолюции Европарламента. Это также может повлиять на различные вопросы, связанные с компенсациями жертвам фашизма, которые все еще обсуждаются.
Мануэль Лофф
(Manuel Loff)
PhD по истории в Европейском университетском институте (Флоренция), доцент Университета Порту, координатор Института современной истории Университета NOVA в Лиссабоне
Я полагаю, эта резолюция Европарламента схожа с предыдущей резолюцией «О европейском сознании и тоталитаризме» от 2009 года. Она была однозначно воспринята как результат правого сдвига в политике Европейского союза, что ясно видно на примере постсоциалистических стран после их вступления в ЕС. Я думаю, это часть долгосрочного тренда по навязыванию так называемой теории тоталитаризма политике памяти XX века, что прослеживается даже на государственном уровне в некоторых странах. Предполагается, что национал-социализм и коммунизм разделяют общие фундаментальные принципы, такие как использование насилия и практик геноцида, что и делает их моральным злом.

Обе резолюции, 2009 года и новая, полны исторических искажений или прямой фальсификации, начиная с преднамеренного приравнивания коммунизма к политике Сталина. Эта позиция предполагает замалчивание значения коммунистического сопротивления фашизму и отрицание той ключевой роли, которую сыграл Советский Союз в победе над Гитлером и освобождении Европы от нацистской оккупации.
Европейская интеграция в 1970-е не сыграла решающей или какой-либо значимой роли в демократизации южноевропейских стран, таких как Португалия, Испания или Греция
Я считаю, что любые попытки затушевать тот факт, что у нацистов и их союзников были планы по проведению политики геноцида, и смешать нацизм с коммунистическими режимами — несмотря на все репрессии, за которые они были ответственны — серьезно подрывает значение такого события, как Аушвиц, с его «окончательным решением еврейского и цыганского вопросов». Я считаю очень символичным, что именно те правительства и политические элиты стран Центральной и Восточной Европы, которые в настоящее время открыто поддерживают распространение расизма и ксенофобии в отношении мигрантов и беженцев, сыграли главную роль в принятии резолюций 2009 и 2019 года в Европарламенте.

Я полагаю, что представители либерального и консервативного мейнстрима исторического образования по всей Европе стремятся усвоить самоуничижительный язык этих двух деклараций о значении европейской интеграции для процессов демократизации. Я говорю «самоуничижительный», поскольку европейская интеграция в 1970-е не сыграла решающей или какой-либо значимой роли в демократизации южноевропейских стран, таких как Португалия, Испания или Греция. Во всех трех случаях демократические режимы были установлены до вступления этих стран в Евросоюз.
Без 1945 года нельзя объяснить и тем более понять европейскую демократию
Обе резолюции европейского парламента — это политические победы исторического ревизионизма. Но они не препятствовали и, я надеюсь, не будут препятствовать свободе исследований о фашизме, национал-социализме и Второй мировой войне. Университет все еще является пространством критической мысли, по крайней мере, в Западной Европе. В моей стране, а также во Франции, Испании, Великобритании, Италии, Греции и, я уверен, в ряде других стран, советское сопротивление нацизму, символическая роль Сталинграда и Ленинграда в борьбе с национал-социализмом и освобождении Европы остаются теми центральными пунктами, через которые объясняют всю Вторую мировую.

Каждый год отмечается день высадки в Нормандии с его нарративом о роли союзников в освобождении Европы, но мы также не забываем о почти двадцати семи миллионах советских граждан, погибших во время войны. Тот нарратив, который характерен для стран бывшего Варшавского договора, все еще не является преобладающим в Европе, хотя и имеет определенный вес в дискуссиях. Но я все же верю, что, несмотря на подъем консерватизма, который мы наблюдаем в последние сорок лет, начиная с Тэтчер в Британии и заканчивая Берлускони в Италии, у европейских демократий есть ген антифашизма. Без 1945 года нельзя объяснить и тем более понять европейскую демократию.