Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
Редакция DOXA о новых обстоятельствах в материале о домогательствах в МГУ

Редакция журнала DOXA публикует комментарий по поводу вопросов, появившихся к статье «Сказал достать конфетку из кармана его джинсов», опубликованной 8 мая. Мы объясним, как происходила работа с респондентками и почему оспоренный фрагмент остается в тексте публикации. Авторка статьи Екатерина Заплетина, выпускница филологического факультета МГУ, дает этот комментарий по согласованию с редакцией:

«Появление публикации в DOXA привело к тому, что десятки студенток МГУ и других вузов сейчас решились рассказать о домогательствах и отношениях с преподавателями. Статья запустила волну дискуссий об уместности сексуальных отношений между преподавателями и студентами вузов, а Министерство образования РФ после появления публикации осудило подобные связи в официальном заявлении. В то же время результатом этих дискуссий стало и то, что некоторые информантки отозвали свои истории, чтобы они не становились частью того агрессивного обсуждения, которое мы наблюдаем последние дни.

К статье возникло два существенных вопроса:

1) В начале статьи упоминается история, которая приводится со слов студентки Маши. Она рассказывает историю о своей однокурснице:

'Однажды (1) принимал экзамен у моей однокурсницы и долго не хотел ставить ей оценку. Спустя несколько часов, когда она совсем разнервничалась, сказал, чтобы она не переживала и достала конфетку из переднего кармана его джинсов... Эту фразу нельзя понять двусмысленно. Я просто не понимаю, почему он до сих пор работает', — Маша, студентка
4-го курса филфака МГУ.


16 мая в Фейсбуке появился пост с репликами студентки Анастасии Погарской, которая считает, что эта история имеет отношение к ней, а фигурирующим в статье преподавателем является профессор кафедры русского языка Сергей Князев. Она утверждает, что Маша некорректно описала ситуацию, и от преподавателя не было предложения «достать конфетку из переднего кармана».

Эта история приводится в тексте без упоминания имени преподавателя и атрибутируется студентке Маше. На тот момент я не знала, в отношении кого именно была произнесена эта фраза, помимо того, что это была другая студентка. Для нас было важно упомянуть эту ситуацию, поскольку она отражает ощущения студенток (в том числе Маши) и обстановку на факультете. Фрагмент можно критиковать за то, что история не была подтверждена первоисточником. Однако Маша нам сообщила, что имеет в своем распоряжении аудиосообщения от Анастасии Погарской, в которых та описывает свои ощущения от ситуации иначе, чем в распространенном на днях посте — в том числе утверждает, что предложение «взять конфетку» имело место, и в нем был сексуальный подтекст.

Этичность использования информации от третьих лиц в журналистском материале — сложный вопрос. Опыт ряда авторитетных СМИ показывает, что это допустимо, и здесь можно долго рассуждать о том, есть ли у причастных к какому-либо инциденту монополия на свою историю. При первичном комментарии Маша не раскрыла имени студентки. Удалять или исправлять уже существующий материал нам не кажется необходимым, так как он не содержит ложной информации, но мы добавили дисклеймер, что в данном случае студентка Анастасия не согласна с изложением, приведенным в статье.

2) Также были опубликованы скриншоты из моей переписки с одной из респонденток, в которых она жалуется, что не давала согласия на публикацию своей истории.

Речь идет об истории с поездкой на дачу. Она была рассказана мне девушкой, которая на тот момент жила в общежитии и слышала ее лично от уже выступившей открыто в дискуссиях на фейсбуке информантки (на тот момент — моей сокурсницы). С информанткой я связалась перед публикацией, объяснив, что пишу материал о домогательствах и романтических связях преподавателей со студентами. Она дала мне комментарий, который был использован в первоначальной версии материала. Однако сразу после публикации информантка связалась со мной и попросила его удалить. Я перечитала переписку и поняла, что не получила эксплицитного согласия. Комментарий был удален и об этом есть примечание в начале статьи. Факт того, что описанный случай имел место, никем не опровергается. Мы также обращаем внимание, что эта история фигурировала во фрагменте о романтических отношениях между преподавателями и студентами, а не о домогательствах.

Резюмируя, я могу утверждать, что в статье нет ложной информации, однако деталь с конфетой была, возможно, искажена в диалоге между студентками или при моем разговоре с Машей. Есть также информация, не согласованная с первоисточниками, и ее обнародование вызвало резко негативную реакцию с их стороны, так как, по их мнению, ставит под удар лично их и преподавателей. Обе девушки, выступившие против разглашенных в статье сведений, не хотят, чтобы их считали жертвами или потерпевшими от действий преподавателей. В то же время никто не отрицает, что ситуации, описанные в тексте, в принципе имели место. Здесь я говорю как об истории с конфеткой, так и об истории с дачей».

Статья, опубликованная 8 мая на сайте DOXA, не задумывалась как собрание доказательств эротических похождений конкретных преподавателей филологического факультета МГУ. Мы не указывали ни имена преподавателей, ни информанток, потому что принципиальным для нас было озвучить системную проблему с домогательствами в российских вузах, а не привлекать внимание к отдельным кейсам.

Для нас, как и для большинства российских медиа, домогательства и сексуальные злоупотребления — это новая тема, правильной работе с которой мы все вместе учимся. После возникшей дискуссии мы пересмотрели свои стандарты работы с такими материалами и учтем это в будущем. В последующих публикациях по теме DOXA планирует подробно описывать методологию сбора и обработки материала. Мы благодарим читателей за внимание и бдительность в отношении наших публикаций.