Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
Домогательства и сексизм на филологическом факультете МГУ
Авторка: Екатерина Заплетина
Авторка исторической справки: Аня Рыжая
Иллюстрации: Маша Захарова
Публикация: 08/05/2020
! После публикации в статью были внесены изменения в связи с ошибками, допущенными при составлении материала, и иными обстоятельствами.
9 мая 13:37 — одна из респонденток попросила удалить свой комментарий.
17 мая 16:05 — добавлен дисклеймер студентки, опровергающий одну из историй (история про «конфетку»). Комментарий студентки не был получен перед публикацией по ошибке редакции.
18 мая 21:15 — удалена история респондентки, которая не дала согласие на публикацию, и заменен заголовок (первоначальное название — «Сказал достать конфетку из кармана его джинсов»).
В конце апреля заявление студентки исторического факультета МГУ о домогательстве со стороны профессора университета получило широкую огласку в СМИ и соцсетях. Даже если оставить в тени обстоятельства случившегося, все равно остается фактом, что исторический факультет МГУ не предпринял шагов, позволяющих решить конфликт. В целом университет занимает позицию невмешательства, когда дело касается сексуальных домогательств со стороны преподавателей.

Выпускница филологического факультета МГУ Екатерина Заплетина поговорила со студентками и выпускницами филфака о сексизме, домогательствах и романтических отношениях с преподавателями.

Вы можете анонимно обратиться к нам в телеграм-бот t.me/DOXA_handsoff_bot или написать на почту doxa.hotline@protonmail.com. Мы постараемся помочь и сохраним вашу конфиденциальность.

*Имена информанток изменены по их просьбе. Имена преподавателей, ставших героями статьи, заменены на эмоджи: (1)(2)(3)(4)(5)(6)(7)(8)(9)
«Есть у нас на факультете преподаватель, который спит со студентками», — эту фразу слышат многие первокурсницы и первокурсники филологического факультета МГУ. Вступившие в сексуальные отношения с ним студентки становятся предметом сплетен, а всеми уважаемый преподаватель каждый год домогается новых первокурсниц. О происходящем знают и студенты, и сотрудники университета. Многие студентки сообщили, что либо сами становились объектами его особого интереса, либо слышали о таких случаях от однокурсников.
«Однажды (1) принимал экзамен у моей однокурсницы и долго не хотел ставить ей оценку. Спустя несколько часов, когда она совсем разнервничалась, сказал, чтобы она не переживала и достала конфетку из переднего кармана его джинсов... Эту фразу нельзя понять двусмысленно. Я просто не понимаю, почему он до сих пор работает», — Маша, студентка 4-го курса филфака МГУ.
UPD от 17 мая 16:05:

После публикации материала студентка, узнавшая себя в данном отрывке, публично выразила несогласие с тем, как ситуация изложена в материале. По ее словам, преподаватель не предлагал ей достать конфету из кармана штанов, а сама ситуация не имела сексуализированного подтекста. Наша респондентка Маша утверждает, что история достоверная. Приносим извинения за то, что не проверили данную историю.
Выпускница филфака Аня вспоминает ежегодные капустники на факультете. На одном из них разыгрывалась сценка про романы преподавателя (1) со студентками.
«Мне и в голову не могло прийти, что эта сценка — правда, что об этом перед всем факультетом будут шутить, и все будут смеяться. Все об этом знают. При этом он не просто рукопожатен, его уважают и счастливы с ним работать».
Истории фонетического кружка
Несмотря на то, что сексуальные домогательства к студенткам со стороны преподавателя (1) носят системный характер, немногие были готовы поделиться своими историями. Несколько девушек рассказали, что их неформальное общение с (1) началось, когда они учились на первом курсе. Преподаватель приглашал студенток на личные встречи под предлогом разбора фонетических задач к Всероссийской олимпиаде школьников, в которой является членом жюри. Иногда они встречались утром, перед парами, «пили кофе, решали задачки и курили», как рассказывают девушки.
Рита сообщила, что однажды она встретилась с (1) на факультете, чтобы решать задачки, но преподаватель предложил ей позаниматься в баре возле факультета:
«Было неловко сказать ему, что не могу пойти… Мы пошли в бар. Не хочу описывать, о чем мы говорили, но задачки мы перестали решать почти сразу, а он сказал, что это был только предлог для встречи. В конечном итоге ничего не было, но если бы я согласилась, то было бы».
Она предполагает, что ее отказ мог сказаться на оценке за экзамен:
«На экзамене он меня, как водится в таких историях, завалил. Пересдачу у меня принимала аспирантка, которая поставила мне 5», — Рита, выпускница филфака 2015 г.
Выпускница 2017 г. Даша рассказывает, что некоторое время (1) поддерживал с ней активное общение в соцсетях. Сперва темы были связаны с учебой, но постепенно становились все более личными. Он стал звонить Даше по телефону. Однажды (1) позвал Дашу и другую студентку прийти после вечерних пар для решения фонетических задач, а когда девушки пришли, предложил им вместо этого выпить вина и поболтать. Вечер затянулся, Даша выпила больше обычного. Преподаватель предложил проводить девушек до дома. Распрощавшись со второй студенткой, (1) с Дашей остались вдвоем:
«Мы вышли с ним из трамвая ночью, я была пьяная, 17 лет. Я не понимала, где мы находимся, но мы куда-то шли, он шел таким уверенным шагом... Я спросила куда же мы все-таки идем, он рассмеялся и сказал: 'Ко мне, конечно'. Я остановилась и сказала, что не собиралась идти к нему домой, на что он сказал мне перестать придуриваться. Мы стали спорить, я решила искать метро одна. И тут он поменялся в лице, стал говорить, что я дура, и куда я собралась идти ночью пьяная... Перемена была разительная, до этого он был внимательным, шутил».
Отношение (1) к Даше после этого случая изменилось:
«Его интерес решать со мной задачки, отвечать на мои вопросы по фонетике, его интерес к моим способностям в целом резко угас».
Девушка долгое время считала интерес (1) к ней сугубо профессиональным и, возможно, дружеским. Ей хотелось думать, что преподаватель видит в ней исключительно «способную ученицу». Даша признается, что оказалась неподготовленной к тому, как развивались события, и что до начала учебы на филфаке она не подозревала, что преподаватель может так грубо переходить границы в общении со студентом.
Cексуальный интерес со стороны преподавателя студентки зачастую воспринимают как поощрение своих способностей, особенно когда общение основано на обсуждении его предмета. Внимание преподавателя может льстить, многие девушки говорят, что и сами хотели завязать с преподавателем дружеское общение, однако следующие за этим предложения сексуального характера обескураживали их. Девушки ссылаются на свой юный возраст на момент общения с преподавателем и чувство уязвимости, свойственное многим студентам-первокурсникам.
«Он же не лезет, условно говоря, к 30-летним студенткам магистратуры», — Соня, выпускница филфака 2016 года.
Неочевидные домогательства
Понятие «домогательства» у большинства людей в России ассоциируется исключительно с насилием, а домогательства в университете воспринимаются как принуждение к действиям сексуального характера под давлением авторитета или под угрозой занижения оценок или отчисления, — в то время как на самом деле форм и проявлений домогательств гораздо больше, и не все они легко доказуемы. Утверждения, что все случаи домогательств можно «записать на диктофон» или «показать в переписке» не соответствуют реальности.
Полина, выпускница филфака 2018 г., рассказала, как столкнулась с домогательствами со стороны другого преподавателя факультета. Его даже не останавливало то, что это могли видеть студенты и преподаватели. Она описывает свое отвращение:
«Каждый раз, когда я встречала (2) в коридоре факультета, он пытался поцеловать меня, а я уворачивалась, чтобы он не попал в губы. Это было максимально неприятно, потому что на филфаке куча людей, и когда взрослый мужчина-преподаватель обнимает тебя при всех и пытается поцеловать, это ужасно. И второе, я часто хожу в джинсах на высокой талии и в каком-нибудь укороченном свитере, но он укорочен не настолько, чтобы была видна талия. Когда (2) приобнимал меня за талию, его рука всегда оказывалась под свитером, несмотря на то, что этого можно было легко избежать. Это было противно».
Полина говорит, что долгое время ей было стыдно рассказывать о происходящем, и решилась она лишь спустя несколько лет:
«Только на последних курсах с повышением общих представлений о значимости собственной личности и неприкосновенности тела щелкнуло, что все это симптоматично и не очень нормально. Но тогда рассказывать кому-то совсем расхотелось, стыдно как будто было. Рассказала впервые об этом только где-то через полгода после переезда [В другую страну. — Прим. ред.] Сначала нескольким подругам. Буквально пару месяцев назад рассказала маме — у меня есть 16-летняя сестра, за которую я очень волнуюсь».
Как и в большинстве российских вузов, в МГУ нет инструментов для борьбы с домогательствами. Студентки не могут анонимно заявить о случившемся, а в случае публичного высказывания без предъявления доказательств есть вероятность получить официальное обвинение в клевете и повестку в суд. Велика вероятность, что в случае жалобы руководству вуза преподаватель получит поддержку среди коллег, а «доносчицу» ждет в лучшем случае беседа с куратором курса, после которой придется уже выстраивать отношения с преподавателем в состоянии открытого конфликта.
Домогательства vs Отношения
Сторонники свободы отношений в университете ссылаются на случаи счастливых пар и браков, которые начинались как роман между преподавателем и студенткой. Аня, выпускница 2016 г. встречалась с (1), будучи студенткой 1-го курса. Несколько ее однокурсников утверждают, что после завершения отношений с преподавателем девушка «очень переживала», а впоследствии испытывала трудности в построении отношений со сверстниками и долгое время встречалась с мужчинами намного старше себя.
Сама девушка считает, что не подвергалась какому-либо давлению со стороны преподавателя, а пострадала больше от сплетен об их отношениях на факультете. В то же время она соглашается, что в случае с (1) речь идет о множестве студенток, а ее история не первая и не последняя в ряде подобных:
«У него есть повторяющиеся связи со студентками много лет. Я знаю как о длительных романах, так и о мимолетных историях, к которым у меня больше вопросов. Для меня все это сложная и неоднозначная тема. В какие-то моменты я действительно думала, что он хочет создать какие-то отношения. Другой вопрос, почему он ищет их среди студенток 1-го курса?».
Студентки часто попадают под влияние преподавателя, выступающего в роли интеллектуального наставника, зачастую, «звезды» в своей области. Многие опрошенные студентки говорят о харизматичности преподавателей, замешанных в историях с домогательствами.

Об известном и за пределами академии профессоре (9) известно, что и он вступал в отношения с первокурсницей. Одна информантка нам сообщила, что ее (9) звал поехать на его дачу, но когда она спросила, будет ли там его жена, больше не вспоминал об этом.
По мнению исследователей из Мичиганского университета, связь с преподавателем несет негативные последствия для студентки — как репутационные, так и психологические. Для преподавателя риски незначительны.
Сексуальные и романтические отношения между студентами и преподавателями не запрещены в МГУ официально, а этический кодекс университета не содержит по этому вопросу никаких ограничений. Не существует также единого мнения и среди самих студенток, большинство из них склонны оправдывать преподавателя просто потому, что он — талантливый педагог.

Студентка 4-го курса филологического факультета и фем-активистка Маша Лобойко говорит:
«Мне кажется, девушки идут на это, не понимая, что преподаватель просто использует их. Проблема в том, что студентки сами не распознают домогательство и выгораживают преподавателей, которые этого не заслуживают. А у преподавателя создается ощущение, что ему все можно, и если ему понравилась студентка, то она должна стать его».
Филфак стереотипный
Существует ряд стереотипов о филологических факультетах: их называют «факультетами невест», считается, что девушки осваивают здесь искусство поддержания интересной беседы с мужчиной.
История термина «факультет невест»

В университетах РСФСР и республик в конце 1910 — начале 1920-х гг. были созданы Факультеты общественных наук (ФОН) взамен ликвидированных юридических и историко-филологических факультетов. Эти подразделения сосредотачивали советское гуманитарное образование. В 1920-е гг. широко распространилась новая деаббревиация ФОН — «факультет ожидающих невест». Советский филолог, профессор Дмитрий Лихачев вспоминал: «<...> 'невест' там, по нынешним временам, было немного. Просто их много казалось от непривычки: ведь до революции в университете учились только мужчины».

Позднее ФОН были упразднены. Однако именно это расшифровка и ее вариация «факультет невест» плотно закрепились на десятилетия вперед в общественном сознании за филологическими направлением. Девушки действительно количественно преобладали на факультетах. Образ студенток стереотипизировался и зачастую означал студентку едва ли заинтересованную в образовании как таковом, а в большей степени ориентированную на замужество.
Выпускник филфака МГУ 80-х гг. вспоминает: «Некоторое представление о том, что в науке в среднем девочки хуже мальчиков, несомненно, транслировалось. Типа не выйдет наука — выйдет замуж. Впрочем, была и другая: На филфаке что ни плюнь — то девочка, что ни мальчик — то плюнь. Довольно обычным был немножко богемный стиль: девушка — спутник мужчины. Среди 'старших' мальчиков были поэты (или 'поэты', не важно). На картошке устраивались поэтические вечера, но не было идеи, что девочка может принять в них участие. Разумеется, девочки в основном были сильно младше».

В нынешнее время этот образ практически не претерпел существенных изменений. Скорее наоборот, укоренился в массовой культуре: в 2010-е возник популярный мем про «филологических дев», вышел сериал «Филфак», отразивший гендерную специфику состава студентов и стереотипные взгляды на них. На факультетах из уст преподавателей по-прежнему звучат сексистские шутки и высказывания.
Сексуальные домогательства на филфаке МГУ можно рассматривать как следствие сексистской атмосферы на факультете, ее прямое продолжение. Харассмент рождается из снисходительного отношения к студенткам, из молчаливого согласия с проявлениями виктимблейминга в университете. Иногда студенты утверждают, что сексизм на филфаке носит шутливый характер, и преподаватели на самом деле не придерживаются подобных взглядов. Когда в аудитории в очередной раз звучит «девушка-филолог — не филолог, мужчина-филолог — не мужчина», студенты хихикают и опускают глаза.

Довольно часто можно услышать от преподавателей филологического факультета, что «удачное замужество» — лучший и, возможно, единственный способ для выпускницы устроиться в жизни. Отдельные преподаватели считают допустимым на подготовительном занятии перед государственными экзаменами читать студенткам лекцию о «подборе мужа» и позволяют себе фривольные высказывания о том, что и сами хотели бы жениться на той или иной студентке. Миф, что «женщина не создана для науки» достаточно распространен среди преподавателей, поэтому к студентам мужского пола на филологическом факультете всегда было особое отношение. До сих пор на занятии можно услышать присказку про истинное женское предназначение и «борщи». Некоторые студентки филфака признаются, что всегда мечтали заниматься наукой, преподавать литературу и иностранные языки, но факультет отбил у них это желание.

«Я бы очень хотела продолжать преподавать, но только не в МГУ», — говорит Таня, выпускница филологического факультета 2016 г. В настоящий момент она преподает русский язык в американском колледже.
На вопрос, можно ли считать такие высказывания преподавателей филологического факультета домогательствами, девушкам сложно ответить однозначно. Многие признаются, что не могут определить, где начинаются и заканчиваются их личные права как студенток.
«Некоторые из них не переступают внешнюю грань, но внутреннюю, как мне кажется, переступают. Например, когда мой преподаватель смотрит мне в декольте и параллельно учит меня выбирать мужа, я считаю, что есть в этом что-то такое kinky», — Соня.
Сексизм и домогательства являются частью системы психологического подавления студентов на факультете. В отдельных случаях речь уже идет не о сексистских высказываниях, а о самых настоящих оскорблениях. Несмотря на это, студентки филфака боятся заявить о своих правах, когда возникает конфликтная ситуация с преподавателем.
«В какой-то момент ты чувствуешь себя настолько забитым, что начинаешь бояться. Вероятность быть услышанным очень мала, более того, можно и вдогонку получить. Это останавливает. Да, была куратор курса, но она строгая, я ее боюсь — говорили девочки. Вот боишься и не идешь», — Соня
Соня написала пост о сексизме и домогательствах на филфаке МГУ после громкого убийства аспирантки СПбГУ ее преподавателем и сожителем Олегом Соколовым.
«Самое интересное — мне очень много откликнулось людей на то, что я написала», — говорит девушка, — «писали, что все четыре года чувствовали себя так же».

«Может быть это какая-то моя инфантильная позиция — считать, что филфак мне испортил жизнь. Но несмотря на то, что прошло уже три года, я понимаю, что было очень эмоционально тяжело там находиться. Когда я училась, я этого не осознавала, просто понимала, что мне перманентно плохо. Выяснилось, что очень многие чувствуют себя подобным образом, когда я написала пост».
Филфак протестный
В последние годы на филфаке появляется все больше инициативных учащихся, которые желают изменить атмосферу на факультете. Студентка и фем-активистка Маша Лобойко провела на филфаке несколько акций против сексизма и домогательств. По ее словам, каждый раз она встречалась с непониманием и агрессией со стороны как преподавателей, так и студентов. В прошлом году Маша провела акцию в преддверии Международного женского дня 8 марта и развесила на стенах 1-го гуманитарного корпуса МГУ плакаты с цитатами преподавателей, которые являются унизительными и дискриминирующими женщин.
«Им не понравилось, что я указала имена преподавателей под цитатами. Одна девушка сорвала плакат со стены и отдала мне со словами 'этому не место на стенах нашего корпуса'».
В марте Маша с тремя другими студентками филфака хотели провести пикет против дискриминации и домогательств. Когда они пришли с плакатами в фойе учебного корпуса, к ним сразу подошла другая студентка и спросила: «А кто вас ущемляет, зачем вы тут сидите? Вас за это отчислят». Потом девушкам стали угрожать из деканата, что если они не уйдут до начала пары, то они вызовут полицию.
«Пусть некоторые студенты смеются, а деканат угрожает полицией. Мне все равно кажется, что наличие дискуссии лучше, чем замалчивание проблемы», — говорит Маша.

Kinky — странный, обычно применительно к сексуальной фантазии.
*Мы отправили официальный запрос на филологический факультет и в пресс-службу университета и попросили прокомментировать ситуацию с сексуальными домогательствами в МГУ. На момент публикации статьи мы не получили никаких комментариев.

**Имена преподавателей находятся в распоряжении редакции DOXA и могут быть предоставлены руководству МГУ с согласия информанток.