БУНД на Физтехе
Как студенты борются за своего профессора
Авторы: администратор паблика БУНД (при участии Марии Меньшиковой)
Фото: МФТИ
Публикация: 21/10/2019
10 октября ректор МФТИ Николай Кудрявцев отстранил от должности профессора Валерия Киселева, директора Физтех-школы физики и исследований им. Ландау (ЛФИ). С тех пор в вузе не прекращаются студенческие протесты. Студенты требуют от ректора восстановить профессора в должности и разделить насильно объединенные факультеты.
Дисклеймер: мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.
Предыстория конфликта
Два года назад в МФТИ прошла масштабная реформа, в ходе которой многие факультеты были объединены в так называемые Физтех-школы. Изначально объединение не подразумевало полное уничтожение факультетов. Наследниками факультетов стали так называемые треки — наборы обязательных курсов и возможных кафедр для специализации. Однако сейчас факультеты размываются: кроме треков, наследников факультетов, появляются «гибридные» треки, которые объединяют кафедры с разных факультетов. Происходит постепенный отказ от факультетской символики, что особенно болезненно воспринимается многими студентами.

В истории увольнения профессора Киселева нас будут интересовать два факультета: Факультет общей и прикладной физики (ФОПФ) и Факультет проблем физики и энергетики (ФПФЭ), которые были объединены в Школу физики и исследований им. Ландау. Директором школы был назначен бывший декан ФОПФ Валерий Киселев. В отличие от выборных деканов факультетов, директора школ назначаются ректором.

Объединение двух факультетов спровоцировало ряд конфликтов между бывшими деканатами. Два коллектива плохо уживались между собой как из-за личных разногласий, так и из-за взглядов на то, как должна развиваться Физтех-школа. Ситуацию усугубляло то, что административных мест в объединенном директорате было почти в два раза меньше, чем суммарно в двух деканатах до реформы. За два года руководства бывших ФОПФ и ФПФЭ так и не смогли найти общий язык. И каждый возлагает вину за это на противоположную сторону.
Начало БУНДА
2 октября этого года произошла неожиданная эскалация конфликта: Валерий Киселев своим приказом сформировал новый состав директората без представителей ФПФЭ. Это не могло не вызвать возмущение со стороны студентов и выпускников факультета: студенты начали собирать подписи за отмену этого решения. Академик РАН Лев Зеленый критично отозвался о нем в СМИ. Ряд кафедр ФПФЭ поставил ультиматум: состав директората должен быть пересмотрен, или они уйдут из МФТИ.

10 октября ректор Николай Кудрявцев на собрании Ученого совета Физтех-школы отстранил Валерия Киселева от руководства ЛФИ. Это вызвало сильное недовольство со стороны студентов ФОПФ: они очень любили Киселева как лектора, и, хотя многие не одобряли его решение исключить из директората представителей ФПФЭ, его ухода никто не хотел. Под руководством Валерия Киселева на ФОПФ появились так называемые образовательные программы (некоторый аналог кафедр), и студенты опасались, что после его ухода некоторые из них могли быть расформированы.

За ночь с 10 на 11 октября студенты сформулировали ряд требований к ректору. Ключевыми из них можно назвать следующие:

  1. Вернуть Киселева на пост директора школы;
  2. Разделить ЛФИ на две физтех-школы, чтобы исключить дальнейшие конфликты между руководствами ФОПФ и ФПФЭ;
  3. Гарантировать сохранение образовательных программ.

Кроме студентов в обсуждении увольнения Киселева приняли участие члены профсоюза «Университетская солидарность». Первичка профсоюза осудила «административный хаос», возникший после уничтожения коллегиальности в принятии решений и упразднения выборов руководящих должностей (деканов факультетов).
Фото: телеграм-канал «Университеская солидарность»
«Оккупай-ректорат по-физтеховски»
В пятницу, 11 октября, несколько десятков студентов ФОПФ пришли в ректорат, чтобы передать Николаю Кудрявцева свои требования. Его там не оказалось, и студенты приняли решение не покидать ректорат до тех пор, пока ректор им не ответит. Студенты находились там около 5 часов: с утра до 15:00. Некоторые уходили на пары, но потом возвращались. По приблизительным подсчетам, на протяжении всего времени там постоянно находилось 70-80 человек.

В 15 часов к протестующим пришел Валерий Киселев. Он заявил, что принял решение уйти из Физтеха, и пригласил всех желающих пойти с ним в клуб общежития, чтобы последний раз пообщаться в этой обстановке. Все ушли с ним. На этом в пятницу протест завершился.

В тот момент многие подумали, что на этом все полностью закончится. Но уже в субботу стало понятно, что студенты не успокоились: во-первых, требование разделить Физтех-школу оставалось актуальным, а во-вторых, у многих возникло подозрение, что решение Киселева об уходе было принято под давлением ректора и что оно может быть изменено.

В понедельник, 14 октября, протесты возобновились. С 9 утра студенты снова начали собираться в ректорате. В какой-то момент сотрудники охраны перестали пускать студентов в ректорат, аргументируя это нарушением правил пожарной безопасности: якобы толпа людей мешала проходу. Студенты, которые не смогли войти внутрь, оставались рядом с ректоратом. Всего на этот раз студентов было около сотни.

Через некоторое время к студентам вышел проректор по безопасности Василий Субботин. Он потребовал покинуть ректорат и пригрозил привлечением к ответственности за организацию несанкционированного массового мероприятия. Его требование студенты проигнорировали. Однако вскоре в ректорате появился Киселев, который попросил студентов послушать Субботина, пояснив, что в противном случае это может иметь последствия и для него лично.

Студентам было предложено пройти в одну из пустых аудиторий, чтобы там поговорить с проректором Артемом Вороновым, который был назначен врио директора Физтех-школы. Правда, вскоре стало понятно, что эта беседа ни к чему не приведет, так как большая часть вопросов от студентов лежала вне компетенции Воронова — ответ на них мог дать только ректор.
«Ректор, выходи!»
Студенты стали требовать ректора. Ответа долго не было, но в какой-то момент Артем Воронов сообщил, что ректор согласен на разговор, но только в формате закрытой беседы с четырьмя представителями студентов в присутствии Валерия Киселева.

В этот момент среди студентов возникло противоречие. Некоторые предлагали согласиться на условия ректора, а некоторые настаивали на открытой встрече. Вариант полностью открытой встречи, правда, был быстро отметен как не способствующий конструктивному диалогу.

В качестве компромисса предлагалась закрытая встреча с трансляцией или, что примерно то же самое, разговор с представителями студентов, но в присутствии остальных собравшихся. Все, правда, сходились на том, что любые переговоры возможны только в том случае, если ректор публично заявит о готовности рассматривать вопрос возвращения Киселева.

Большинство проголосовало за полностью закрытый вариант встречи. Основной аргумент заключался в том, что публично ректор точно не захочет пойти на попятную, а в личном разговоре на это больше шансов.
Фото: телеграм-канал «Университеская солидарность»
Продолжение следует...
К ректору были направлены делегаты, чтобы передать ему наши условия. Было решено, что если через 15 минут после ухода они не вернутся вместе с ректором, толпа, которая на тот момент составляла уже более 150 человек, вновь отправится в ректорат.

Так и произошло. На входе в ректорат ее встретили охранники. Толпа заняла все пространство перед входом в ректорат и стала ждать. Через несколько минут вышли делегаты и сказали, что ректор согласился публично ответить на наш вопрос. Все снова вернулись в аудиторию, вскоре туда пришел и ректор Николай Кудрявцев. На вопрос о гипотетической возможности возвращения Киселева на пост директора он ответил положительно.

На этом протест был приостановлен. Неизвестно, что будет дальше: некоторые опасаются, что в личной беседе ректор попытается каким-то образом обмануть делегатов или надавить на них. Другие надеются, что им удастся противостоять этому и добиться своего.

Такого рода массовый студенческий протест — нечто новое для Физтеха, и пока никто не знает, чем это закончится. Я надеюсь, что у студентов хватит сил заставить ректора считаться с их мнением, хоть это будет и непросто.