Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close


Как проводить вступительные и выпускные экзамены в условиях пандемии?
Опыт зарубежных университетов, требования студентов и решения российских вузов
Автор: Руслан Петров
Фото: НИУ ВШЭ
Публикация: 29/05/2020
Пандемия коронавируса продолжается уже третий месяц, и за это время университеты по всему миру изменились до неузнаваемости. Одна из стандартных университетских практик, оказавшаяся под угрозой — экзамены, которые невозможно перевести в онлайн так же легко, как лекции и семинары. В своей колонке для DOXA Руслан Петров анализирует, как зарубежные университеты адаптировали вступительные и выпускные экзамены к условиям пандемии и насколько эти шаги применимы в российских вузах.
Мнение авторов колонок может не совпадать с позицией редакции.
Коронавирус серьезно изменил условия, в которых функционирует образовательная система в России. Среди групп, особенно пострадавших от всеобщего дистанционного образования — поступающие и выпускающиеся в этом году. Первые должны как-то умудриться сдать экзамены так, чтобы поступить в вуз, а вторые — чтобы выпуститься из него (и при этом с хорошим баллом). Отмены школьных выпускных и вступительных экзаменов в привычной форме уже были объявлены в США, Великобритании, Франции и других странах. В это же время Рособрнадзор не предполагает даже дистанционной сдачи ЕГЭ (довольно честно говоря о том, что технической возможности для этого нет), не говоря уже о полной его отмене. На прошлой неделе президент объявил о переносе ЕГЭ на конец июня.

Система приема в российские вузы, в отличие от той же Америки с Великобританией, в принципе не готова к «выпаданию» из нее стандартизированного теста — в упомянутых странах большую роль играют мотивационные письма, эссе и внеучебные достижения, тогда как в России все эти виды достижений конвертируются в дополнительные баллы к ЕГЭ, а поступление происходит исключительно на основании заветной суммы баллов.
Дистанционная сдача ЕГЭ обернулась бы фиаско, сравнимым с «цифровыми пропусками» в Москве
Так, в Америке уже прошел первый раунд решений о поступлении, а во Франции исторически действовала система со всеобщим зачислением и жестким отсевом студентов после сессий, которую вроде бы недавно изменили, но вернуться к ней на один год в экстренных условиях — не проблема. Да и, зная качество работы государственных IT-систем в условиях стресса и коротких сроков разработки, можно предположить, что дистанционная сдача ЕГЭ обернулась бы фиаско, сравнимым с теми же «цифровыми пропусками» в Москве. Никому бы не захотелось разбирать скандал о взломе системы ЕГЭ с целью выставления высоких баллов — а этот сценарий кажется вполне возможным.

Ситуация с выпускными экзаменами в вузах при этом обстоит совсем иначе. Стоит сразу оговориться — в подавляющем большинстве образовательных систем за рубежом нет такого института как «государственный итоговый экзамен» со всеми присущими ему атрибутами от экзаменационной комиссии и билетов до накрытой студентами «поляны» — этот рудимент попросту считается уже никому давно не нужным (если где-то и существовал).
В связи с отсутствием «госов» завершительный этап образования не ограничивается летним сезоном
Отдельные профессиональные экзамены хоть и существуют у определенных специальностей (право, медицина), чаще всего не являются выпускными. Подавляющее большинство западных вузов в качестве требований для выпуска ориентируется на выполнение определенного объема курсов (с обязательным прохождением базовых курсов по специальности) и успешную защиту дипломной работы/дипломного проекта.

Если в России при неуспешной сдаче госэкзамена следующий шанс появляется только через год, то во многих зарубежных образовательных системах, в зависимости от того, в каком семестре читаются курсы, существует теоретическая возможность сдать эти курсы и выпуститься в декабре. В связи с отсутствием «госов» завершительный этап образования не ограничивается летним сезоном. Но все равно очевидно, что большинство студентов не заинтересовано в таком вынужденном продолжении обучения в связи с разными факторами — запланированной карьерой, продолжением образования, простой невозможностью продления обучения даже на эти лишние полгода. А для кого-то это просто репутационный вопрос.

При этом как российские, так и зарубежные студенты сталкиваются с дополнительными проблемами: их выселяют из общежитий, заставляют возвращаться домой в условиях полного коллапса транспортной системы, они остаются без работы, а некоторые еще и заражаются вирусом. Добавьте к этому потерю доступа к электронным ресурсам (при плохо настроенном удаленном доступе) и повсеместное нахождение, например, американских студентов на различных «учебных наркотиках» — и получите идеальный шторм, в котором сдача любого экзамена превращается в большую проблему.

Уже сейчас стало очевидно, что полностью перевести обучение в онлайн достаточно сложно — возникают и проблемы с доступом к интернету, и повсеместное низкое качество технической подготовки преподавателей, и другие занимательные проблемы (например, «зумбомбинг» — т.е. намеренный срыв конференций/занятий в Zoom).

При этом дополнительные проблемы возникают, как говорят в США, out of left field, то есть оттуда, откуда администрация вуза может их не ожидать. Так, один из британских студентов-архитекторов в интервью The Guardian честно говорит, что не понимает, как сдавать курс, требующий работы в программах по 3D-моделированию при отсутствии технического ресурса запустить довольно требовательную программу на его простом ноутбуке. Студент Гарварда, проживающий в сельской местности, в принципе не знает, как ему продолжать учиться в его городке, который не имеет практически никакого доступа в сеть. И эти случаи повсеместны.
В связи с этим глобальное студенческое сообщество озвучивает требования гуманных решений по экзаменационным сессиям и зачету результатов в условиях пандемии. Свое мнение по поводу экзаменов высказывали как Европейский Союз Студентов (European Students Union), так и его отдельные национальные члены (в первую очередь национальный студсовет Великобритании) и студсоветы во многих вузах по всему миру.

Среди вариантов проведения экзаменов, поддерживаемых студенческим сообществом в разных странах мира, можно выделить несколько общих закономерностей и подходов. Во-первых, обязательное сохранение возможности сдать экзамены позднее при исправлении эпидемиологической ситуации без каких-либо дополнительных затрат со стороны студента. Во-вторых, приоритет должен отдаваться тем видам оценивания, которые не требуют постоянного онлайн-соединения — например, так называемые take-home exams — то есть по сути экзамен в формате домашнего задания, выполняемый в течение определенного количества времени.
Менее популярными среди студентов являются экзамены в формате open-book exam, не предполагающие постоянного контроля за студентами и каких-либо ограничений по использованию материалов. Такой формат уже был успешно опробован или предложен к использованию в нескольких британских вузах, включая Оксфордский университет, Гарвард, различные ирландские вузы или, в устной форме, в канадском Университете Саймона Фрейзера.
Конечно, оба вышеуказанных варианта (take-home exam и open-book exam) требуют определенной работы со стороны преподавателей с целью уменьшить возможности для списывания — например, изменения вопросов, но в то же время это позволяет провести экзамены с минимальным стрессом для всех участников.

Концептуально иным подходом является предложение выставлять итоговые оценки по курсам по той оценке, которая была получена в ходе текущего контроля знаний — в Вышке это бы называлось «итогом по накопу» — то есть отказ от проведения экзаменов и выставление в диплом той же оценки, что получается в результате выполнения домашних заданий и работы на семинарах.

Третий подход, один из тех, что нашел поддержку у университетской администрации — это изменение системы оценивания со стандартной на аналог системы «зачет/незачет» — в разных вузах это либо pass/fail, либо pass/no record. Впрочем, эти решения применимы только в англо-американской системе высшего образования, да и с ними бывают проблемы — так, в юридических школах, значение среднего балла в дипломах которых очень высоко, попытка «частичного» перевода на эту систему вызвала полное неприятие студентов. Они переживали, что будущие работодатели при анализе заявок будут отдавать предпочтение тем кандидатам, которые не отказались от обычных оценок, вне зависимости от результата, будут иметь преимущество перед теми, кто согласился — таким образом, по мнению противников данного решения, работодатель сможет по «скрытым» признакам в виде оценок в дипломе определить более стрессоустойчивых кандидатов, которые не отказались от обычной системы оценивания в условиях пандемии. В результате систему «зачет/незачет» ввели в подавляющем большинстве юридических школ в целом, без возможности выбора.

При этом большинство вузов за рубежом пытается обязательно проводить экзамены с использованием видеокамер — так, итальянские университеты предлагают написать письменный экзамен на камеру, показать ответы, сфотографировать их и отправить преподавателю. Другим популярным инструментом являются экзамены в онлайн-режиме с помощью прокторинг-систем, которые не только требуют постоянного интернет-соединения и включенной вебкамеры, но и доступа к рабочему столу, что вызывало всевозможные вопросы о защите частной жизни при прохождении таких экзаменов еще до текущей пандемии.
Я считаю себя довольно уверенным пользователем ПК, но отечественная система прокторинга застала меня врасплох
Автор данной статьи недавно имел возможность сдавать экзамен с использованием одной из таких систем, которая является одной из лидирующих на российском рынке. Я считаю себя довольно уверенным пользователем ПК, но отечественная система прокторинга застала меня врасплох. Доступ к заданиям открывается у студента только после того, как система убедилась, что техника, на которой студент проходит экзамен, соответствует требованиям. Мой довольно-таки базовый ноутбук споткнулся о скорость интернета, которая не устраивала «всевидящее око» от системы российского высшего образования — видимо, мой Wi-Fi, достаточный для загрузки файлов в облако с большой скоростью, облачного гейминга и прочих прелестей коронавирусной жизни, оказался недостаточен для системы защиты от академических мошенников. Попытка подключиться через мобильный интернет (стандартный запасной вариант для жителей столицы) тоже не увенчалась успехом — система едко ответила, что мобильный интернет для нее не подходит. В итоге пришлось подключать провод из роутера напрямую в ноутбук — операция, доступная, насколько мне известно, не у всех провайдеров и не во всех квартирах. Конечно, вся эта процедура проходит за 5-10 минут до экзамена и не очень помогает настроится на его прохождение.

Требования о необходимости полной отмены экзаменов, хотя и озвучиваются студентами, все же поддержки со стороны университетов не находят — лишь меньшинство решается разрешить проставлять оценку по текущей, даже в тех случаях, когда это возможно. Такая возможность должна быть предусмотрена федеральным образовательным стандартом или собственным стандартом университета. В то же время в России, в том числе, предлагается просто провести устный экзамен «по скайпу» — то есть, вывести всю комиссию и несчастного студента в онлайн-конференцию, дать ему время на подготовку билета, предварительно заставив его показать всю свою комнату через камеру, чтобы убедиться, что студент не списывает, и постоянно наблюдая за ним через веб-камеру, а затем заслушать разговор студента с веб-камерой. Выглядит несколько абсурдно и напоминает скорее реалити-шоу «Большой Брат», но никак не систему высшего образования. Впрочем, ряд вузов, например, МГУ и Бауманка, хотят остановиться именно на таком формате. Другие вузы задумываются и о письменных экзаменах в онлайн-формате. Финансовая академия, например, воспользовалась правом отменить государственные экзамены — студенты на всех факультетах, кроме юридического, только защищают ВКР (на юридическом — только сдают «гос»). Похожие решения приняли и в УрФУ. В ВШЭ выбор формата экзамена оставили на усмотрение отдельных образовательных программ, сохраняя возможность использования прокторинга с достаточно строгими требованиями за отдельными преподавателями.

При этом повсеместно забывают, что не все студенты остались в своих общежитиях (некоторые вузы их вовсе закрыли, выселив большую часть студентов), а качество интернета в сельской местности и малых городах оставляет желать лучшего. Как будет оцениваться устный экзамен с прерывающейся связью, когда претендент не слышит вопросов, а комиссия не видит студента, потому что его интернет не позволяет выйти в качественную видеосвязь — ответов нет. Как в таких условиях будут выполняться требования вида «в кадре должны быть постоянно видны руки студента»? Видимо, считается, что это проблема самого студента, и решать ее должен каждый студент по логике «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».
«Цифровой разрыв» все еще настолько велик, что обеспечить одинаковые цифровые условия для всех становится нереальным, если не перекладывать эти обязательства на студентов
О чем говорит зарубежный опыт проведения выпускных и итоговых экзаменов? Все же, наиболее оптимальным решением с точки зрения студентов видится отмена или перенос экзаменов — хотя многие вузы и страны не очень горят желанием это сделать. Нужно помнить о том, что «цифровой разрыв» все еще настолько велик, что обеспечить одинаковые цифровые условия для всех становится нереальным, если не перекладывать эти обязательства на студентов. Помимо прочего, остается и вопрос защиты диплома в дистанционном формате — со всеми теми же проблемами со связью и «разговорами с камерой» — впрочем, тут нечего списать, поэтому стоит ожидать меньшего количества проблем. А советский институт государственного экзамена является довольно проблематичным не только для образования в эпоху пандемии, но и устаревшим в принципе. Хочется надеяться, что эти изменения повлекут за собой и эволюцию института выпускного экзамена вплоть до полной отмены в подавляющем большинстве вузов.