TripAdvisor по-студенчески
Честные отзывы задержанных летом студентов на СИЗО и спецприемники
Авторка: Тима Мутаева
Иллюстрации: Алексей Митров и postmodernsoldier

Публикация: 06/11/2019
Желтые стены, двухъярусные шконки, небо в решетку и получасовая прогулка во дворе размером с кухню — этим летом студентам пришлось научиться коротать дни в столичных СИЗО и спецприемниках. Мы попросили их оценить места лишения свободы по тем пунктам, которые обычно встречаются на сайте брони путевок: общие впечатления, питание, персонал, апартаменты, соседи и досуг.
Александр Финиарель
Студент Факультета социальных наук ВШЭ о Спецприемнике №1
ОБЩЕЕ
Общее впечатление от спецприемника — там довольно неудобно. Местами унизительно, но поскольку недолго, то терпимо. Если надо, без особых сожалений через год спецпримусь еще. 3/10
ПИТАНИЕ
Питание трехразовое: утром каша, на обед что-то формата котлетки с пюрешкой и суп, а на ужин вариация того, что дают на первое и на обед, плюс еще можно сколько угодно хлеба набрать. Обычно все довольно пресное. Ужаснули четыре вещи: горячую воду приходится хранить в по сто раз использованных пластиковых бутылках под одеялом, чтобы не остывала; холодной воды в принципе не приносят, разве что с передачками; все приносят в пластике — это ужасно неэкологично; все не по вегану и даже не кошер или халяль, и никаких опций нет. У меня, например, аллергия на морепродукты, и у нас вообще-то веганы и верующие мусульмане сидели. Спасали передачки, так что можно было вообще особенно не прикасаться к тому, что подавали в спецприемнике. 4/10
ПЕРСОНАЛ
Персонал в спецприемнике — золото. Обращаются и общаются по-человечески, стараются по возможности сделать арестантам комфортнее. ОВД и рядом не стоял. 10/10
АПАРТАМЕНТЫ
Камера — это, конечно, самое неприятное впечатление. В ней семь двухъярусных железных коек, стол с двумя скамейками, небольшое пространство от коек до двери, железное хранилище для продуктов, раковина и туалет, отделенный от остальной «хаты» деревянной стенкой, доходящей до плеч. Туалет при этом затыкается какой-то импровизированной затычкой, чтобы не было мух и запаха. Кровати жесткие и в них очень широкая клетка, а матрасы старые. Постельное белье — это тонкая хлопчатобумажная ткань, из которой делают влажные салфетки. Она же используется как полотенце после душа, в который тебя пускают раз в неделю. В спецприемнике не выдают средства личной гигиены (шампунь, мыло, пасту, зубную щетку), что, как мне кажется, довольно нелогично — не каждому их могут доставить друзья, родственники или общественники. В камере все курят, а вытяжки не работают. 0/10
СОСЕДИ
Соседи — это приятный сюрприз. Половину задержали на митинге, остальных арестовали в основном за вождение без прав, вождение в нетрезвом виде, вождение под наркотиками, вождение без прав в нетрезвом виде под наркотиками, драку в нетрезвом виде с полицейскими или просроченные штрафы. При этом только у пары человек из оставшихся раньше не было арестов. Все со всеми мило и цивилизованно общались.

Конфликт произошел только один раз, и то между уже бывалыми сидельцами: в один день к нам посадили странного человека. Сначала его никто не заметил, но в какой-то момент бывалые решили с ним поговорить и началась ссора, которая шла в основном на жаргоне, так что люди без опыта пребывания в колониях не понимали 50% сказанного.

Когда конфликт улегся, мы попытались выяснить его суть и узнали следующее. В начале 2000-х Путин решил попытаться искоренить воровскую культуру с помощью радикального насилия и возникли так называемые «черные»‎ и «красные»‎ зоны. Порядок на «черные»‎, как и раньше, устанавливался на основе взаимных договоренностей «воров в законе» и администрации. «Красные»‎ были полностью подконтрольны полиции. Попавшим в «красные зоны» предлагался выбор: отказ от статуса и прислуживание надзирателям, которое значит унизительные работы и участие в насилии над другими заключенными, либо же изнасилование, которое означает автоматическую потерю статуса вора в законе и приобретение статуса опущенного. Единственный способ хотя бы частично избежать этого – постоянно вскрываться и отправляться в медпункт. Эта система практически полностью уничтожает человека как личность и заставляет его изворачиваться, предавать, идти на сделки с совестью, поэтому заключенных с «красных зон» мягко говоря недолюбливают все остальные. Из-за этого и начался конфликт в нашей камере – приехавший сказал, что сидел в «красной зоне», и как-то следов селфхарма на нем не обнаружилось.

А заподозрили его изначально, потому что он вел себя довольно странно: из его речи невозможно было вывести какую-то связанную картину жизни, он все время мельтешил, что-то делал, вторгался в личное пространство, не очень хорошо понимал то, что ему говорят. Непонятно зачем снова и снова воспроизводил какие-то факты, разговаривал сам с собой – это было не полное безумие, но явное нарушение связи с реальностью, так что ничего из того, что мы о нем выяснили, невозможно считать достоверным. По иронии судьбы именно он, человек больше всего поломанный этой системой, больше всего агитировал за Путина и Шойгу.

В остальном, конечно, все было нормально — мы там и о философии, и о политике, и даже о гендере поговорили. Мои «Журнал Театр. Феминизм» и «12 лекций по гендерной социологии» никого не смутили. 8/10
ДОСУГ
Досуг тоже одна из самых проблематичных вещей, там особо не развлечешься. Спать тяжеловато — неудобно. От скуки целыми днями все курят, обсуждают политику и философию, иногда играют в карты, нарды или шахматы. Кто-то читает или решает кроссворды, но с первым тяжело, потому что вокруг разговаривают люди, а сидеть неудобно; кроссворды же просто сводят с ума через несколько часов. Так что течение дня ускоряется другими увеселениями, плавающими по времени: получасовой прогулкой ввосьмером по малюсенькому двору, пятнадцатиминутным доступом к телефонам, походом к врачу при желании, проверкой прокуратуры, поездкой на апелляцию в Мосгорсуд в двух парах наручников, приходом Следственного комитета и Уголовного розыска, пытающимися набрать с вас материалов на уголовку. 0/10
Артем Тюрин
Студент Факультета социальных наук ВШЭ о Спецприемнике №2 Мневники
ОБЩЕЕ
Могу сказать, что пребывание в спецприемнике — это отличный опыт, но жизнь можно прожить прекрасно и без него. Восемь суток без телефона и близких кажутся очень долгим сроком, но ты привыкаешь. Я старался сохранять позитивный настрой и мне это помогло многое пережить: соседей, решетки на окнах, желтые стены, отвратительную дыру вместо унитаза. Даже большие железные двери, которые открываются пять раз в день: трижды, чтобы пойти поесть, один раз на звонок и один раз на имитацию прогулки. Все это неприятно, но терпимо, особенно если понимать, что ты невиновен, когда-нибудь справедливость восторжествует, а люди за пределами спецприемника о тебе не забыли. О тебе говорят по радио, носят передачи, волнуются. Звонишь родителям, которые читают новости с твоим упоминанием и тоже тебя поддерживают. 6/10
ПИТАНИЕ
Насчет питания не могу ничего ответить. Я не ел государеву еду. Мне носили достаточное количество продуктов питания, пусть от дошираков у меня изжога. Рисковать есть отвратительную еду мне не очень хотелось. Я ходил за кипятком, который наливал в пластиковую бутылку. После бутылку я заматывал в одеяло и держал ее — так меня научили мои соседи, а в частности Костя Янкаускас и Полихович. Скажу прямо — я выпил чая больше, чем Букингемский дворец. Ел много печенья, дошираки и яблоки. 1/10
ПЕРСОНАЛ
Есть, мне кажется, большая разница между полицейскими. Для начала — воспитанный и интеллигентный начальник, который беспокоится о содержании своих заключенных. Меня каждый день спрашивали, все ли у меня в порядке, нет ли каких-то навязчивых мыслей, все ли хорошо, есть ли пожелания. Дежурные тоже довольно воспитаны. Возможно, это только ко мне такое отношение было. Я видел, что к мигрантам и бомжам относятся, мягко говоря, не очень хорошо. Никого не бьют, конечно, но могут нахамить. 8/10
АПАРТАМЕНТЫ
Я ожидал худшего. Еще во время подписной кампании у Любови Соболь моя кандидатка сказала, что при Сергее Семеновиче апартаменты похорошели. Провели там, хоть и дешевый, но ремонт. Желтые стены. Камера на пять человек. Скамейка, стол, все приколочено к полу. За стенами дыра в туалете на небольшом подъеме. Раковина, кран, решетки на окнах. Есть камера видеонаблюдения, чтобы соблюдать хоть какую-то приватность, проход в туалет завешан шторкой. Камера у меня была курящая, хотя перед заселением в хату меня спросили, в какую мне хочется, и я просился в некурящую. В итоге, как я узнал из разговоров, в некурящей сидели Борис Золотаревский и Илья Яшин, а селить вместе троих политических в одну камеру они были не готовы. 5/10
СОСЕДИ
При заселении я услышал, что в соседней камере жил Яшин, в другой Золотаревский, а в моей камере Янкаускас, Полихович и ребята, которые сидели по ДТП. Большую часть срока я сидел один, так как все соседи вышли уже через двое суток. Ко мне хотели кого-то заселить, но перед этим спросили: «Тебе нормально одному живется?», я говорю: «Да, господин начальник спецприемника номер два», а он отвечает: «Ну хорошо, смотри, чтобы белочка к тебе не пришла». 9/10
ДОСУГ
Весь досуг – имитация прогулки в небольшом дворике. Бетонные стены, колючая проволока, сетка наверху и асфальт. Скамейка с лавкой еще стоит. Вот тебе и прогулка, сходил на нее дважды. В нарды я играть не научился, в шашки играть не хотел. Очень много читал. Поездка на рассмотрение жалобы в суд тоже был досуг. Меня везли с мигалками, в объезд пробок. Слушал много радио, часто спал, лишь бы время скоротать. 3/10
Валерий Костенок
Студент факультета стандартизации и метрологии РГУ им. Косыгина, бывший фигурант Дела212 о СИЗО №3
ОБЩЕЕ
Не было ничего из того, что я себе представлял: ужасный контингент людей, вопросы лишние, никому уже не нужное АУЕ и так далее. 7/10
ПИТАНИЕ
Кормят трижды в день, обычно это каша, чаще всего перловка. Почти всегда от каши отказываются, потому что всем лень вставать в такую рань. Иногда бывает так, что кто-то возьмет кашу и скинет все в общий камаз, но потом это все равно летит в мусор. Однажды я видел, как из этой каши делали клей. Чаще всего все едят обед: на первое дают буквально половину половника, на второе — гарнир в виде макарон или картошки и небольшой кусок мяса. На ужин всегда дают рыбу. Рыбу могут дать как цельной, так и перемолотые рыбные головы в котлету. Ужин, как и завтрак, едят редко, все внимание отдается обеду. При передачах в СИЗО стоит отдельное внимание уделить лапше и печенью. Из печенья, кстати, ребята делали неплохой торт. На протяжении нескольких недель в камазе накапливались крошки, затем из них делали бисквит, все это заливали джемом или сгущенкой. Получалось очень вкусно. 6/10
ПЕРСОНАЛ
Про персонал ничего толком сказать не могу, почти не видел их. Обычные люди, которые занимаются тем, что им не нравится. Утром приходят, открывают камеру, смотрят, как вы поживаете. Заходят вечером, опять проверяют, выключают свет и все. Конечно, персонал в курсе всего, что происходит с арестантами. 5/10
АПАРТАМЕНТЫ
Когда меня завели в камеру, я ужаснулся: краски на всех стенах облезли, на полу были дырки. Окон не было вообще, вместо них дырки с решетками в стенах, а по коридору бегали крысы. 2/10
СОСЕДИ
Почти все мои соседи сидели за 228, наркотики. У кого-то сбыт, у кого-то употребление, у кого-то все вместе. Были молодые ребята, пожилые, но ко мне у всех было хорошее отношение. Интересовались у меня тем, что происходит сейчас в политике: спрашивали за кого голосую и почему. 8/10
ДОСУГ
Телевизор целыми днями включен, как и радио. Кто-то читает книги, но чаще всего люди читают УПК. Очень много и часто арестанты спят, бывали те, кто умудрялся спать и днем и ночью, меня это просто шокировало. 6/10
Влад Барабанов
Спикер DOXA, бывший фигурант Дела212 о СИЗО №4 Медведково
ОБЩЕЕ
Да какие могут быть впечатления от тюремных условий? Отрицательные, естественно. Я не любил, когда мою свободу ограничивали, пока находился на воле, а здесь все ограничивалось четырьмя стенами. 0/10
ПИТАНИЕ
Я по веганскому рациону боролся с начальством. Естественно, мне никто не готовил отдельно еду, но получилось добиться того, чтобы еду накладывали разными половниками. Я заявлял о всех проблемах членам СПЧ и ОНК [Общественной наблюдательной комиссии. — Прим. ред.], после чего начальство начинало решать их. Как минимум, в шестом корпусе теперь у каждого котлована свой половник. Веганы в СИЗО могут питаться гречкой, перловкой, макаронами. Для тех, кто потребляет мясную продукцию, рацион довольно неплохой, но всегда можно опираться на передачки. 0/10
ПЕРСОНАЛ
Вокруг нас, фигурантов московского дела, было много шума и потому работники СИЗО понимали, что в случае чего им достанется от начальства. Думаю, поэтому к нам относились лояльно. Я предавал огласке проблемы с письмами и с рационом, после чего меня звали на беседы, интересовались, все ли у меня в порядке с сокамерниками и сотрудниками СИЗО. У меня на двери камеры даже висле табличка «особый контроль». 0/10
АПАРТАМЕНТЫ
Мне кажется, у меня в СИЗО все было неплохо. Горячая вода была, туалет нормальный. Чайник был, телевизор тоже, хотя это совсем не плюс. Бывало, смотрел иногда фильмы нейтральные, но новостные сюжеты совсем кошмар. Даже натыкался на сюжеты, очерняющие митингующих. 0/10
СОСЕДИ
Соседи все разные. Многие залетали из-за 228 и наркотиков, которые им подбросили. Очень многие дела проходили без должного разбирательства, а в итоге кто-то получает новые звездочки, пока невинные люди пребывают в СИЗО, а потом и в тюрьме. 0/10
ДОСУГ
Занимался чтением и ответами на письма. Письма — важно, они сильно поддерживают дух, это круто, когда понимаешь, что люди за стенкой тебя очень поддерживают. Я не гулял, мои сокамерники тоже. В прогулочном дворе пыльно, стоит одна скамейка, неба не видно — есть одна полосочка, где виднеется что-то синее. Находишься в четырех стенах, это довольно удручает. В душ отводят один раз в неделю — вот тебе и прогулка. 0/10
Аглая Шатова
Студентка ВШЭ о женском Спецприемнике
ОБЩЕЕ
В спецприемнике ко мне относились хорошо, сотрудники приносили передачки от друзей и знакомых, не кошмарили с дисциплиной, позволяли заниматься своими делами. Условия были приемлемыми, чем-то похоже на хостел без средств коммуникации и жесткими кроватями. Находясь там, я ощутила как ужасно жить без информации. По радио чаще всего крутили какой-то шансон, новости редко можно было услышать, поэтому я просила своих друзей приносить мне газеты. Еще в спецприемнике ты привыкаешь, что за тобой постоянно следят: как ты пьешь чай, читаешь книгу, смотришь в окно или куришь. Там ты все время на виду. Я настолько к этому привыкла, что до сих пор удивляюсь, если в каком-то помещении нет камер. 6/10
ПИТАНИЕ
С питанием были небольшие сложности: я вегетарианка, а в спецприемнике нет вегетарианского меню. Чаще всего я отказывалась от ужина и обеда, питалась передачками. По впечатлениям моих сокамерниц, кормили более-менее сносно. Правда, еду приносили в пластиковой таре, а это не очень хорошо для окружающей среды. Мы даже писали петицию, чтобы с этим что-то сделали, но, скорее всего, ее не рассмотрят. 5/10
ПЕРСОНАЛ
После второго оперполка, ОМОНа и Росгвардии на митингах сотрудники спецприемника показались мне довольно дружелюбными. Они делали все по распорядку и пытались поддерживать дисциплину. Вовремя выводили гулять, давали звонить, приносили передачки и несколько раз в день горячую воду с едой. 6/10
АПАРТАМЕНТЫ
В первые несколько дней, пока я еще не привыкла к условиям, камера казалась грязной, но потом адаптировалась. Туалет был ужасен. 3/10
СОСЕДИ
У меня была женская камера, девушки все были мирными: кто-то сидел за распитие алкоголя или небольшую кражу, одну девушку осудили на шесть суток за тонировку на машине, были две, как нас называли сотрудники полиции, политические. В основном я с ними и общалась. Мы делили с ними все и старались не ссориться. Много говорили о политике, активизме и тюрьме. 10/10
ДОСУГ
Я много читала и общалась с другими людьми. Раз в день нам позволяли часовую прогулку во внутреннем дворе и звонки знакомым в течении 15 минут. Мы с соседками придумывали какие-то игры: рисовали карты, играли в крокодила, варили чифирь, делали шнурки из каких-то тряпок, много читали. 5/10