Царскосельский университет
Как руководство СПбГУ хочет бросить все и построить вуз заново
Автор: Александр Кузьмин
Фото: Анастасия Николаенко
Публикация: 18/10/2019

Несколько недель назад стало известно, что давний план ректора СПбГУ по переводу вуза за город начал воплощаться в жизнь — его выпускник Дмитрий Медведев поручил правительству выделить на эту цель деньги. Но есть большие сомнения в истинных целях проекта, как и в его реализуемости вообще. Кроме того, резко против выступили студенты и преподаватели. У плана есть как минимум несколько менее болезненных альтернатив. Обо всем этом читайте в колонке выпускника СПбГУ Александра Кузьмина.
Дисклеймер: мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.
Не успел отгреметь скандал с сокращением преподавателей, кафедр и элективов, как ректорат СПбГУ напомнил о своей старой идее полностью перевезти университет за город. Новый кампус, рассчитанный на 25 тысяч студентов, планируют построить в чистом поле, потратив на это 45 миллиардов рублей. Общие объемы строительства — около 1 миллиона квадратных метров. Этой идее уже несколько лет, все это время ректор искал подходящую площадку. Теперь дело сдвинулось с мертвой точки: Дмитрий Медведев распорядился выделить деньги на проект.

Звучит замечательно, но в нынешних условиях это абсолютно нереализуемо. И ректор это прекрасно понимает. Возможно, Николай Кропачев не очень хороший человек, но он точно не идиот и не сумасшедший. Его действия иногда импульсивны и часто вызывают мощное сопротивление, но в целом они подчинены определенной стратегии. Почему же проект нереализуем?
Ресурсы
В советское время была предпринята аналогичная попытка перевезти весь университет за город в Петергоф, создав советский «Оксфорд». Часть ЛГУ [Ленинградский государственный университет имени А. А. Жданова. — Прим. ред.] тогда все же переехала, а потом дело застопорилось — деньги кончились. Так естественно-научные факультеты оказались отрезаны от основной территории университета, как и большая часть общежитий. Теперь иногородним студентам нужно тратить по 2-2,5 часа ежедневно, чтобы добраться до учебных аудиторий. Разве сейчас у России больше ресурсов на такие мегапроекты, чем было у Советского Союза? Вряд ли.

Ректор говорит о 45 миллиардах рублей. При строительстве миллиона квадратов выходит примерно 45 тысяч за квадрат. Пушкинский район, конечно, не самое престижное место Петербурга, но даже там сейчас стоимость квадрата находится в районе 90 тысяч рублей. Более того, по плану всего 19 миллиардов должны быть выделены правительством, а 26 миллиардов — инвесторами. С чего вдруг? В Петербурге, безусловно, сейчас есть примеры удачных концессионных соглашений на развитие инфраструктуры, но они ориентированы на получение прибыли. А университет — исключительно бюджетная (и, по логике чиновников, убыточная) организация.

Даже если предположить, что Николаю Кропачеву все же удастся устроить распродажу исторической недвижимости университета (что прямо запретил президент, когда узнал о плане), вряд ли этих денег хватит. На строительство потребуется несколько сотен миллиардов, не говоря уже о расходах на развитие инфраструктуры в районе. Ректор говорит о строительстве скоростного трамвая к кампусу, видимо, имея в виду буксующий проект Купчино — Славянка, на который запланировано выделение 25 миллиардов рублей (скорее всего, гораздо больше). Но проведут ли линию до кампуса? Виктор Садовничий в Москве со всем своим влиянием и связями уже много лет не может начать строительство необходимой второй очереди нового общежития, не говоря уже о технологической долине, так под силу ли куда более масштабный проект Николаю Кропачеву?
Ректор уже много лет жалуется, что из-за бюрократии не может ввести в эксплуатацию отремонтированное здание университетской библиотеки. А целый кампус сможет?
Вызывают удивление и сроки: 1 миллион квадратов планируется построить с нуля за 4-5 лет. Это по 200-250 тысяч квадратов в год. Не фантастика, конечно, но по нынешним меркам это ударные темпы. А ведь есть еще проект технологической долины, которую ректор хочет соорудить рядом. Среди таких масштабных строек постсоветского времени можно выделить только строительство кампуса ДВФУ на острове Русский к саммиту АТЭС 2012 года во Владивостоке. Там получилось неплохо, но дорого: 650 тысяч квадратов обошлись примерно в 70 миллиардов рублей. И это на 2012 год, семь лет назад.

Нужно хорошо подумать над вопросами управления. Ректор уже много лет жалуется, что из-за бюрократии не может ввести в эксплуатацию отремонтированное здание университетской библиотеки. А целый кампус сможет? Кроме того, есть пример зданий Военной академии тыла и транспорта, которая выехала подальше из города, а свои здания, примыкающие к СПбГУ, передала университету. Прошло семь лет. Большая часть площадей пустует. На их ремонт и содержание нужны десятки миллиардов. Если нынешнее руководство университета не может реализовать локальные проекты, то что говорить о переезде 22 тысяч студентов, 5 тысяч преподавателей, 6 тысяч технических сотрудников, 7 миллионов единиц хранения библиотеки, более 100 кафедр и десятков тонн оборудования и коллекций?
Власть
[Ректорат] хочет, чтобы на берегу Университетской набережной забыли про мем «твой друг тоже уедет в Питер»
Почему-то администрации университетов с советским мышлением в России считают, что студента должно волновать только качество образования (само собой, влиять он на него не может и не должен, по их логике), а не условия в общежитиях и организация университета. В зарубежных вузах на вступительном собеседовании вполне нормально привести в качестве мотивации желание пожить в конкретном городе, прикоснуться к среде — это своеобразный элемент мягкой силы для принимающей страны и мощное конкурентное преимущество для вуза. Ректорат целенаправленно нивелирует один из важнейших факторов выбора СПбГУ абитуриентами; хочет, чтобы на берегу Университетской набережной забыли про мем «твой друг тоже уедет в Питер».

Приводимый администрацией тезис о необходимости достижения единства университета легко опровергается многочисленными примерами. В России это, конечно, Высшая школа экономики, разбросанная не только по городу, но и по стране, и при этом успешно функционирующая. Раздробленность университета — не проблема сама по себе при грамотном управлении; при безграмотном — даже его территориальное единство не поможет. Немногие вузы Петербурга располагают единым кампусом, например, сравнительно небольшой и скандально известный Университет профсоюзов [Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов, СПбГУП. — Прим. ред.]
Сейчас руководство страны заражено вирусом гигантоманских проектов, это черта всех сверхмноголетних руководителей страны последнего века: отсидел 8-10 лет на одном месте — подхватил заразу, витающую по Кремлю. Выдвижение таких проектов — показатель эффективности и работы чиновника, который о постепенном развитии и эволюции не слышал. Всем нужны прорывы, но никто не хочет выделять на это ресурсы. Ректор находится в ловушке: с одной стороны, нет ресурсов для развития, с другой — попытка высвободить часть средств натыкается на жесткое противодействие, за которое он тоже получает по шапке. Расходы СПбГУ на 2019 год — 15,6 млрд, из них 9,5 млрд — зарплаты, остальное приходится на текущую деятельность (электричество, отопление, текущий ремонт и прочая рутина). Все. Бюджета развития банально нет. А любые попытки изменить такое положение дел (например, радикально сократить преподавателей, повысив зарплаты оставшимся и высвободив часть ресурсов) натыкаются на бунты (в 2013 и в 2019).
Ректор руководствуется старым добрым правилом — запроси побольше, дадут хоть сколько-нибудь
Можно было бы сослаться на то, что Николай Кропачев — человек Медведева, пускай пользуется своими связями, выбивает финансирование. В этом-то и загвоздка. Медведев — та тонкая нить, которая связывает ректора СПбГУ с «большой» властью. Единственная нить. Она была значительно толще до 7 мая 2012 года, чем ректор во всю и пользовался, запустив масштабную кампанию реформ. Потом эпоха надежд — в том числе на мирный транзит власти — закончилась.

В 2008 году у Медведева был небывалый рейтинг. Отчасти он объясняется запущенными тогда довольно успешными приоритетными национальными проектами, отчасти — удивлением: «Вау, в России мирно меняется власть? Да быть не может! Ну давайте попробуем». В 2012 все встало на свои места — наступило разочарование. А бывшего президента начали публично унижать: откат реформ, аресты знаковых министров, прививание образа инфантильного идиота. Последние годы нам ярко показывают, что Медведев в правительстве — пустое место, как и его люди (в число которых входит Кропачев), и считаются с ними постольку-поскольку. Так что вряд ли даже Медведев может выделить настолько значимые суммы из бюджета, чтобы СПбГУ на самом деле переехал. Ректор руководствуется старым добрым правилом — запроси побольше, дадут хоть сколько-нибудь, — пытаясь таким громким проектом обратить внимание Кремля на университет.
Альтернативы
Какие есть альтернативы пространственного развития СПбГУ?

Первое — это сжатие университета. Ректор ВШЭ не так давно объявил о планах перевести все лекции в онлайн. Потребность в аудиториях резко упадет. Почему бы нечто подобное не провернуть в Петербурге? Эффективность потоковых лекций, особенно субботних, точно не понизится. Можно пойти по пути западных университетов, где курсы за семестр зачастую можно пересчитать по пальцам одной руки, в то время как в России даже на ногах пальцев не всегда хватит. Это решит проблему перегруженности расписания российского студента.

Второе — в городе сейчас активно застраиваются бывшие промышленные земли, в том числе в пешей доступности от Стрелки Васильевского острова к северу от университета, где можно было бы построить общежития вместо новых районов элитной недвижимости. На это нужна только политическая воля. Можно продолжить консолидацию территорий внутри «латинского квартала», например, провести обмен зданиями с ИТМО (который, кстати, тоже собирается переезжать на задворки) и выкупить на федеральные деньги другие соседние здания.

Третье — в качестве территории для переезда также рассматривались намывные земли в противоположной части Васильевского острова со стороны Финского залива. Там в среднесрочной перспективе даже пару станций метро обещают. Чем вызван отказ от этого направления — непонятно. Если рассматривать вариант государственно-частного партнерства, то расположение вблизи новых жилых кварталов федерального университета с особым статусом резко увеличило бы стоимость недвижимости и отбило бы значительную часть затраченных денег.
Сейчас СПбГУ — хороший, даже отличный, но все же провинциальный вуз. Возможно, даже лучший из всех провинциальных. Для преодоления этого барьера провинциальности нужны ресурсы, которые взять неоткуда: для руководства страны высшее образование явно не в приоритете, даже «прорывной» Проект 5-100 (стратегия выведения 5 российских вузов в топ-100 мировых рейтингов) отличается мизерным по мировым меркам финансированием. Внутренние ресурсы на данный момент исчерпаны, а попытки высвободить какую-то их часть системно проваливаются. Вряд ли мы увидим под Петербургом новый глянцевый кампус, но, возможно, у Николая Кропачева получится привлечь хотя бы какие-то деньги для развития университета на текущем месте.