Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
Мы учились, нас призывали
О проблемах призывной военной службы в России и об учебе как способе ее избежать в личных историях и фактах
Автор: Даниил Васильев
Иллюстрации: Регина Бадертдинова
Публикация: 09/04/2020
Принудительный характер службы, низкая оплата труда, проблемы с отсрочкой, унижение, шанс получить физические увечья и даже умереть — все это объясняет нежелание молодых людей проходить военную службу. В этой ситуации высшее образование для некоторых — способ избежать призыва, а не получить профессиональные навыки. Результаты исследований и личные истории тех, кому (не) пришлось выбирать — учеба или армия —
в колонке Даниила Васильева.
По результатам опроса аспирантов ведущих вузов России, для 24% опрошенных мужского пола отсрочка от армии была одной из важнейших причин поступления в университет. В зависимости от учебного заведения эта цифра достигает 39% и, по предположению авторов исследования, может быть даже больше для менее престижных вузов, не представленных в исследовании.

При отсутствии положительной мотивации к обучению качество вынужденного образования падает. Несмотря на то, что по количеству аспирантов Россия находится на 2 месте в мире, лишь 12% всех аспирантов в итоге защищают кандидатские диссертации. В абсолютных числах это меньше, чем во многих других развитых странах. Так что же заставляет молодых людей в России прятаться от армии в университетах?
Принудительный характер службы
Несмотря на то, что Вооруженные Силы РФ предоставляют возможность добровольной военной службы по контракту, на 2020 год примерно половина всего боевого состава армии все еще формируется на принудительной основе, а служба в армии считается конституционным долгом граждан России. В федеральном законе указывается, что призыву подлежат граждане только мужского пола. Так возникает юридическая и концептуальная коллизия между обязанностью граждан (причем только мужского пола) отдать воинский долг родине и конституционным правом на свободный выбор профессии и запретом на принудительный труд.

Также законом закреплена дискриминация в отношении женщин: соответствующие физическим и психическим требованиям девушки, даже попав в армию по контракту, при собственном желании не могут исполнять ряд обязанностей, например, нести гарнизонную или караульную службу.

Призыв в армию также используется государственным аппаратом
в качестве инструмента запугивания. Например, студентам-участникам митинга 27 июля в Москве приходили повестки с вызовом в военную прокуратуру «для проведения профилактических бесед» несмотря на то, что у них была отсрочка на время обучения. Призыв может быть и репрессивной мерой, как в ситуации с Русланом Шаведдиновым, сотрудником Фонда борьбы с коррупцией, которого осенью 2019 года похитили из дома в Москве и увезли в закрытую воинскую часть на Новой Земле. Теперь его перевели на ядерный полигон, на связь он не выходил с 18 марта.
Вадим, 30 лет, кандидат наук (закончил аспирантуру в 2016 году), преподаватель:

Я успешно закончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию чуть раньше, чем мне исполнилось 27 лет. Защитился в 26, затем на всякий случай подождал 27 и через неделю пошел в военкомат. Там мне объявили, что за три года никаких справок об отсрочках нет — они их потеряли. Сказали, что могли бы уголовное дело завести, но не стали — живи, мол, пока. Я испытал шок, но доказывать ничего не стал, так как это дорого и долго, а военкомат, к которому я приписан, находится не в том регионе, где я живу и работаю. Выдали «справку уклониста», это не повлияло на работу и жизнь, но все равно осадок остался — это стигма
и маргинализация.
Низкая, формальная оплата труда
В Конституции России помимо заработной платы не ниже МРОТ
[12130 рублей. — Прим. ред.] закреплен социальный характер государства, подразумевающий достойные условия жизни и развития граждан. Для реализации данных положений основного закона граждане России должны получать справедливую плату за труд. При этом военнослужащие России, проходящие службу по призыву, имеют оклады от 1 до 2 тысяч рублей
в месяц.

Аргументом против повышения оплаты труда служащих по призыву может быть их частичное обеспечение: военнослужащим предоставляется койко-место в казарме, многоразовое питание, душ, гигиенические принадлежности и некоторые иные атрибуты гражданской жизни. Качество этих услуг обычно не берется во внимание. При этом солдат-контрактник, обеспеченный схожими бытовыми удобствами, получает оклад по должности от 10,8 тысяч рублей плюс оклад по воинскому званию от 5,4 тысяч рублей.
Алексей (имя изменено по просьбе информанта), 24 года, на момент службы было 22-23 года:

Я служил в городе Шиханы под Вольском в Саратовской области, получая оклад 1900 рублей в месяц. Жили мы буквально в поле, в маленьком двухэтажном здании. Непосредственно в этом месте располагалось стрельбище для БТРов и иной техники. Кроме того, примерно в 900 метрах находилось второе поле, где производились стрельбы пехоты (обычных солдат). Мы приходили в основную часть нелегально через дырку в заборе. То есть мы серьезно проникали на режимный объект, рискуя быть пойманными.

Сначала нас хоть как-то обеспечивали, потом мы и вовсе забыли о том, что нам что-то должны выдавать. Помню, что мы удивились, когда нам принесли мыло и крем для чистки берцев. Еду мы сначала готовили сами (назначался повар из состава подразделения). Продукты мы должны были получать раз в неделю, но за ними нужно было идти примерно 3,5 — 4 км до основной части и обратно. Что-то иногда привозили сержанты на машине.

В январе-феврале (я призвался на службу в октябре 2017) прошла проверка, по результатам которой нам запретили готовить самостоятельно. После этого мы ходили с ТВН-ами (термосы войсковые носимые) в ту же часть. Для этого назначался наряд на весь день в количестве двух человек. То есть необходимо было принести завтрак, обед и ужин. Теоретически мы должны были таскать и первое, и второе, и компот (чай), а также вещмешок с хлебом, маслом, конфетами, однако практически первое протекало из ТВН-а (как и чай), поэтому мы ограничивались одним ТВН-ом и вещмешком. Мы воспринимали возможность помыться как чудо. Были мысли, что для того, чтобы помыться, нужно сходить в увольнение.

Форма нам выдавалась, мягко говоря, не очень хорошего качества. Помню, как в первом же увольнении (после принятии присяги) мне пришлось ехать в ателье, чтобы нормально пришить замок к бушлату (с замками вообще всегда были проблемы).
Проблемы с отсрочкой
Помимо того, что студенты могут потерять отсрочку от армии, многие из них сталкиваются с незаконными попытками призыва в Вооруженные Силы РФ. Например, студентам часто вручают повестки на даты между текущей
и следующей образовательными ступенями, например, на конец июня — начало июля, когда студент заканчивает бакалавриат и поступает
в магистратуру или заканчивает магистратуру и поступает в аспирантуру. Иногда студентам присылают повестки в период академического отпуска, хотя на это время отсрочка обеспечивается.
Иван, 22 года, студент московского вуза:

Мне звонят из военкомата, говорят, что у меня нет справки
об академическом отпуске и просят идти к военкому и писать объяснительную, почему, мол, не приносил справку.

Военком начинает спрашивать, где я жил, работал и платил ли налоги. Сказал ему, что он не миграционная служба и не налоговая, чтобы такие вопросы мне задавать. Военком после этого сказал писать объяснительную. Я заполнил «шапку» объяснительной, в основной части сослался на 51 статью Конституции [Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Прим. ред.]. Военком стал угрожать вызвать полицию за неявку (за это предусмотрен штраф 500 рублей). Я сказал ему, что такую потерю я переживу. Полицию он не вызвал и сказал мне: «Ничего, вы еще почувствуете на себе пришествие военкомата». В итоге дал мне повестку на медкомиссию на самый конец июня. Я к этому времени уже закончу бакалавриат, но еще не успею поступить в магистратуру.
В Беларуси [Является членом Союзного государства. — Прим. ред.], которая раньше имела схожую с российской призывную политику, летом 2019 года студенты потеряли возможность непрерывного обучения после школы. Сейчас отсрочка от армии предоставляется лишь на одну ступень образования, после которой учащийся обязан пройти службу в армии Беларуси.
Данила Лаврецкий, активист Ассоциации белорусских студентов, кандидат от «Молодежного блока», город Минск, Беларусь:

Большая часть моих одногруппников собиралась поступать в магистратуру. Они офигели: закон приняли за две недели без предупреждения, это изменило планы людей на жизнь. Многие хотели заниматься наукой, как минимум получить диплом магистра, чтобы найти более квалифицированное рабочее место или продлить свои студенческие годы. Но этой возможности не стало. Это бьет по образованию: умнейшие люди вынуждены отказываться от повышения уровня своих знаний.

В целом, люди боятся идти в армию. Есть классические истории про дедовщину, время от времени появляются новости про суициды (в 2017 было громкое дело с повешенным солдатом Сашей Коржичем, до этого события над ним и над его сослуживцами продолжительное время издевались сержанты военной части). Еще люди не хотят впустую тратить свое время. Выпускники военных кафедр проходят службу полгода, но их всего 5%, один год служат получившие высшее образование, таких призывников треть, все остальные призывники находятся на службе полтора года. В белорусской армии ничего выучить нельзя: своих книг можно иметь две штуки, изучать только военное дело, а на выходных смотреть советские фильмы. Оклад призывника при этом равен $15. По сути, можно только потерять навыки (особенно если попал в армию после колледжа или вуза).

Мне кажется, что для такой небольшой страны как Беларусь нужно комбинировать призыв с контрактной службой. Я лично за швейцарский формат: служба на летних каникулах, служба в резерве, суммарный срок — 9 месяцев. Этого достаточно для получения военно-учетной специальности и поддержания постоянного оптимального размера вооруженных сил.
Дедовщина и насилие
Один из главных мотивов не идти в армию по призыву — сохранение здоровья и жизни. Военнослужащие России сталкиваются с издевательствами и неуставным отношением со стороны сослуживцев и командования. Практика неуставных отношений приводит к серьезным физическим увечьям, сопровождается психическими травмами, возрастающей частотой депрессии и суицидов, закрепляя Россию на первом месте по количеству мужских самоубийств (48,3 на 100 тысяч населения).

Дедовщина также может проявляться в насильственных ритуалах, неисполнение которых грозит «духу», новоприбывшему солдату, наказанием от старослужащих: бег по лестницам с автомобильными покрышками в руках, «отрубание головы» ударом ребра ладони по шее лежащего на земле «духа» в увеселительных целях, стирка одежды «деда», прием пищи во время отжиманий, вынос «духами» вещей из казармы на скорость до тех пор, пока они не уложатся в установленный «дедами» норматив.
Алексей (имя изменено по просьбе информанта), 24 года, на момент службы было 22-23:

У нас были сержант и прапорщик, которые любили порядок. Не раз у нас был «пожар», когда выносят все вещи из помещения, а потом все моют. В один из таких случаев личные вещи, хранящиеся в нашей казарме, собрали в одну кучу и сожгли.
Иногда дедовщина приводит к ответной агрессии и убийствам служащих, как было в случае солдата Рамиля Шамсутдинова, открывшего огонь по своим сослуживцам в ответ на издевательства, избиения и депривацию сна [Принудительное лишение сна. — Прим. ред.] с их стороны. В ноябре 2019 года Шамсутдинов и несколько его сослуживцев были признаны потерпевшими по статье 335 УК РФ («Нарушение уставных правил…»).

По статистике фонда «Право матери», базирующейся на обращениях родственников солдат, погибших в армии, в 2018 году 42% смертей были самоубийствами, несчастными случаями — 24%.

Многие преступления в армии не попадают в официальную статистику, потому что жертвы о них не заявляют, помимо этого объективное расследование преступлений может нарочно тормозиться. Если служащий сталкивается с избиением, он может не сообщить об этом, боясь столкнуться с местью избивших его людей, иногда для сокрытия статистики ему еще и не окажут медицинскую помощь, а заявление о дедовщине
не примут.

С медициной в частях тоже могут быть проблемы: призывник может столкнуться с нехваткой лекарств, ненадлежащими условиями содержания больных, также вместе с ним могут проходить службу солдаты, у которых из-за халатности врачей военкомата не были выявлены заразные инфекционные заболевания.
Николай (имя изменено), окончил бакалавриат ВШЭ, проходил обучение на военной кафедре, а также военные сборы:

Были проблемы с медициной. Например, больного с температурой 38-39
не клали в больничку (там она называлась «каличка»). В казарме на сборах нас было в два раза больше допустимой нормы на этаж. И в какой-то момент мы массово заболели ангиной, после этого нас все-таки закрыли на карантин. Несколько людей при этом заразились, вероятно, чем-то грибковым, их увезли в инфекционную больницу.
О принудительном военном призыве, бесправии солдат и дедовщине рефлексирует в том числе российская культура: например, рассказ Дмитрия Глуховского «Оппенгеймер», фильмы «ДМБ», «Зеленый слоник» и др.
Помимо участия в ритуалах, заключающихся в насильственном испытании физической и психологической выносливости, служащего могут задействовать в незаконной экономической деятельности — это метафорично называется стройкой генеральских дач. Участие в таких мероприятиях может положительно повлиять на социальный статус служащего среди сослуживцев и руководства, обеспечить доступ к некоторым благам (душ, телевизор, мобильная связь и т.д.), а отказ — привести к насилию.
Алексей (имя изменено по просьбе информанта), 24 года, на момент службы было 22-23:

Сержант, который был ответственен за общевойсковое стрельбище, постоянно вывозил оттуда металл. Для этого мы предварительно должны были его распилить. Это были рельсы, которые уже не использовались для передвижения мишеней. Непосредственно распилом болгаркой занимался один из сослуживцев. Моя же задача сводилась скорее к помощи и перетаскиванию. Бывало, что нам за помощь потом полагались всякие «плюшки», типа поездки в магазин в город, или же сержант даже покупал пару «дошиков». Охотой за ценным металлом занимался, естественно, не только один этот сержант, но и ответственные за другие поля.

Еще вспоминаю, как ремонтировали квартиры сержанта во второй части моей службы. В этом были, конечно, свои плюсы, так как мы иногда были предоставлены сами себе и находились в городе, где можно было все купить при желании. Также восстанавливали этому же сержанту гараж,
в общем, была типичная служба в стиле «стройки дачи генералу».
Кроме жестокости со стороны сослуживцев или руководства, призывники также сталкиваются с опасностью, связанной с ветхой инфраструктурой. Например, в Омске в 2015 году произошло обрушение казармы,
в результате которого погибли 24 человека.

Мировым трендом в решении проблем срочной службы является ее отмена. Исключение — страны, в которых наличие призывной армии обусловлено военно-политическим положением.

Например, в Израиле призыву подлежат граждане и мужского, и женского пола, сама служба длится 3 года для мужчин и 2 — для женщин. Такие особенности обусловлены фактически непрерывными военными действиями с самого образования государства в 1949 году и военной доктриной, подразумевающей, что для отражения атак превосходящего по численности противника (стран Ближнего Востока) армия должна находиться в состоянии непрерывной боеготовности, а население должно быть обучено ведению боевых действий для обеспечения собственного выживания в условиях войны на уничтожение.

Южнокорейские вооруженные силы базируются на призывной основе
из-за милитаризма соседней Северной Кореи (ее армия составляет около
1 миллиона военнослужащих на 25 миллионов населения). С этим также связан крупный размер армии (600 тысяч военнослужащих на 51 миллионов гражданского населения) и военного бюджета по сравнению с другими развитыми странами. По сравнению с этими государствами Россия находится в чрезвычайно выгодном положении. У РФ нет агрессивно настроенных соседей, а наличие ядерного оружия — важный фактор сдерживания потенциальных противников.

Отмена призыва дала бы возможность большому количеству людей, поступающих в вузы ради отсрочки и заниматься более важными для них вещами, освободила бы бюджетные места в вузах и повысила качество образовательного процесса, а следовательно, и количество квалифицированных и психологически сохранных профессионалов.
Вадим, 30 лет, кандидат наук (закончил аспирантуру в 2016 году), преподаватель:

Я знаю примеры, когда люди учатся ради отсрочки от армии. Некоторые поступают для этого в полуфиктивные аспирантуры очень сомнительных университетов. Фактически, это является альтернативой покупке военного билета.

В мой год было мало аспирантов, защитился я и еще несколько человек. Аспирантура потихоньку деградировала во время моего обучения, поэтому новых аспирантов было очень мало.

Вообще, армия — один из ключевых вопросов обучения. Как бывший студент, бывший аспирант и как действующий преподаватель, могу точно сказать, что, если бы не призыв, огромное количество учащихся в университетах молодых людей вообще бы не стало в них поступать. Они бы сразу стали работать, вероятно, поскольку многие из них не видят в высшем образовании особой пользы.