Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close
Путин, деньги и три КЭК
Как получить академический отпуск из-за ментального заболевания?
Авторка: Аня Рыжая
Иллюстрации: Арина Истомина
Публикация: 04/05/2020
Многие хотя бы раз на протяжении учебы в университете задумывались об академическом отпуске из-за своего тяжелого ментального состояния. DOXA уже говорила со студентами, которые столкнулись с психическими расстройствами, об их опыте. Наша редакторка Аня Рыжая на примере своей истории расскажет, почему депрессия — железный аргумент для академического отпуска, об особенностях частной психиатрической помощи и о том, почему не стоит бояться психоневрологических диспансеров.
Система высшего образования, построенная на постоянном контроле и оценке работы студента, провоцирует перманентное состояние стресса у учащихся. Время многолетней учебы, сдачи сессий, курсовых, участия в конференциях и других научных активностях может действовать пагубно и в долгосрочной перспективе.

Уже в конце первого года магистратуры я начала замечать, что период летних каникул или время после сессии дается мне крайне тяжело. Казалось, моя психика разучилась функционировать в «мирное» время — без дедлайнов, экзаменов и защит. Заслуженные свободные дни было все труднее проводить с пользой для себя. Постоянное чувство вины из-за безделья и невозможность испытать удовлетворение от любимых дел стали индикаторами того, что я утратила способность переживать стресс и возвращаться в комфортную для себя точку. Каждый следующий вызов и сопутствующее ему напряжение переносились все тяжелее и тяжелее.
Первые звоночки
Я отчетливо помню первые тревожные сигналы своей психики. Было лето 2016 года, вечер перед сдачей IELTS для поступления на программу «Академическая аспирантура». Проверив ленту фейсбука, я обнаружила пост о внезапной трагической гибели друга. Захотелось отмотать время назад и убедить себя, что я его не видела. В принципе, я так и сделала: завершила последние приготовления, а утром пошла на экзамен. Когда началось аудирование, я испытала нечто странное. Сначала возник шум и звездочки перед глазами, дрожь, холодный пот, тошнота, а затем — оглушающая паника. Стало так страшно, словно меня вот-вот не станет. Я чувствовала, что не могу больше находиться в аудитории, но мысль покинуть ее ужасала меня не меньше. Дальше помню все смутно: как-то оказалась на улице, меня трясло, я рыдала, не понимая, что делать, кому звонить, куда идти. Потом кое-как вызвала такси, приехала домой и уснула на много-много часов. Тогда я не знала, что это моя первая паническая атака.
Стало так страшно, словно меня вот-вот не станет.
Я чувствовала, что не могу больше находиться в аудитории, но мысль покинуть ее ужасала меня не меньше
Второй эпизод случился почти через год. Предстоял кандидатский экзамен по философии науки. Я готовилась, как никогда, и ко дню сдачи знала билеты почти наизусть. Экзамен шел долго, я вышла в туалет и со всего размаху врезалась в металлическую грань двери. Бровь была рассечена, кровь залила мне глаз, текла по лицу и шее. Вернувшись в аудиторию, я с неловкой улыбкой объяснила, что случилось, и села отвечать. Члены комиссии шутили и перешептывались между собой во время моего ответа и говорили со мной в уничижительной манере. Большинства вопросов не было ни в программе курса, ни в билетах, ни на лекциях. Я получила «отлично», но чувствовала себя очень подавленно. С того дня я впала в сильную апатию, стала раздражительной, появилась постоянная тревога.

Затем все стало разворачиваться очень быстро. Через месяц, когда я была в Копенгагене на учебной программе от Гарварда, у меня случился психоз. Вернулась я в очень тяжелом состоянии: потеря сна, невозможность сконцентрироваться, непрекращающаяся тревога, отсутствие аппетита, гиперактивность. Это была маниакальная фаза. Зимой она сменилась депрессией: вернулась апатия и панические атаки, усилилась тревога, появились суицидальные мысли. Когда я отчетливо ощутила, что могу навредить себе физически, что-то щелкнуло. Я осознала, что мне нужна помощь.
Как принять решение об академическом отпуске?
Сейчас я знаю, что сильная тревожность, потеря концентрации, отсутствие мотивации и сил, невозможность справляться с привычным кругом обязанностей, нарушения сна и иные симптомы на длинном периоде от 2-х недель — веские причины обсудить свое состояние с психиатром. Поход к неврологу скорее всего не приведет ни к чему, если вы столкнулись, например, с паническими атаками. В этом случае есть риск обойти множество специалистов в поликлинике, но так и не получить лечения. Консультации психологов и психотерапевтов, конечно, помогают стабилизировать состояние, но только психиатр вправе диагностировать и назначить схему лечения ментального заболевания. Если симптоматика не сочетается с каждодневной университетской нагрузкой, а предложенное психиатром лечение не обещает быстрого результата — вам нужен академический отпуск.
Мне понадобилось больше года, чтобы понять, что необходим перерыв. Основная сложность состояла в том, чтобы осознать и принять свое психическое состояние как заболевание, а не как набор отдельных реакций на стресс и жизненные неурядицы. К тому же при многих ментальных заболеваниях сложно адекватно оценить свое самочувствие. Я долгое время ругала себя, стыдила или просто уповала на «завтра» в надежде, что все непременно наладится. Внутреннее убеждение, что нужно просто перестать ныть и усилием воли вернуться за рабочий стол, очень давило и только усугубляло мое состояние.
Я долгое время ругала себя, стыдила или просто уповала на «завтра» в надежде, что все непременно наладится
В таком режиме я просуществовала до момента стажировки. Я чувствовала, что полгода в чужом городе меня уничтожат, и решила отказаться от поездки в Лондон. Дотянув до осенней аттестации, я практически не сдвинулась с мертвой точки в своем диссертационном исследовании. Это ужасно меня тревожило. Я попала в замкнутый круг: не могла работать из-за тревоги и все сильнее тревожилась из-за того, что не могла работать. Сон ко мне не вернулся, а физическое состояние и когнитивные способности только ухудшились. Вишенкой на торте стали частые панические атаки на фоне болезни родителей и близких. Я поняла, что без академического отпуска не справлюсь.
Как получить академический отпуск по медицинским показаниям?
Для оформления отпуска необходимо всего два документа: первый — личное заявление, второй — заключение врачебной комиссии медицинской организации. Оба эти документа стоит готовить заранее. На оформление заявления уйдет десять минут, но после нужно собрать подписи руководителя, главы подразделения и директора учебной программы. Стоит оговориться, что у всех университетов своя форма и требования к заявлению, однако к медицинскому документу требования едины.

Напомню, что предоставление поддельных справок грозит отчислением.
Для оформления академа необходимо заключение врачебной комиссии медицинской организации (КЭК). Что это такое?
КЭК — это клинико-экспертная комиссия. Есть нестыковки российских нормативных актов с советскими, формулировки которых перекочевали в сегодняшний день. Если КЭК будет именоваться ВКК (врачебно-консультативная комиссия) или просто ВК — не пугайтесь, речь об одном и том же. Именно этот орган оформляет справку-заключение КЭК (форма 035/у-02), которая нужна для оформления академа. Комиссия занимается проведением второго этапа экспертизы временной нетрудоспособности (ЭВН). Первый этап — наблюдение у лечащего врача. На втором этапе ЭВН выносится решение о необходимости продления лечения на более длительный срок. Помимо указания диагноза и рекомендации отпустить учащегося в академический отпуск, документ обязательно заверяется подписями председателя комиссии, заведующего отделением, лечащего врача и подписями всех членов КЭК с их личными печатями, а также печатью и штампом медицинского учреждения. Без этих подписей и печатей документ недействителен. Важно знать, что пациент имеет право попросить не писать диагноз в справке, а указать его в виде шифра международной классификации болезней.
Пациент имеет право попросить не писать диагноз в справке, а указать его в виде шифра международной классификации болезней
После получения документов университет направляет официальный запрос в медучреждение, которое обязано дать ответ в установленные сроки. На основе этой процедуры принимается решение об отпуске. Если справка подтверждена и подана в срок, а у студента нет задолженностей, которые могут привести к отчислению, университет не имеет права отказать в предоставлении отпуска. Максимальная длительность академического отпуска по медицинским показаниям составляет два года суммарно. Досрочный выход из академа возможен в любой момент по заявлению студента. Некоторые вузы требует для выхода из отпуска справку от врача, свидетельствующую, что студент может продолжать учебу.
Как я получала подтверждение заболевания
Первым делом я позвонила своему лечащему врачу-психиатрке в частной клинике. На консультации она поддержала идею об академическом отпуске, но не смогла ответить на мой вопрос о КЭК и предложила оформить обычную справку из медучреждения. Я отнесла документ в учебный офис, однако через два дня менеджерка университета сообщила, что такая справка не подходит. Меня охватила паника, я начала судорожно гуглить. Выяснилось, что КЭК проводится в районных психоневрологических диспансерах (ПНД), а также в частных клиниках, которые сертифицированы на вынесение такого рода решений. Подключив знакомых, связанных с психиатрией, я выяснила, что в ПНД от первого приема до КЭК может пройти от одного до полутора месяцев. Такого запаса времени у меня не было, и я решила обратиться в частную клинику.
Частная психиатрия, татуировки и портрет Путина
Поиск клиники, уполномоченной проводить КЭК, лучше начать заранее. Интернет завален предложениями купить справку за 1000 рублей с доставкой, а на сайте медцентров не всегда есть информация о комиссиях. Я бы советовала уточнять все детали по телефону: где-то главврач ушел в отпуск, в другом месте уволился необходимый специалист. За сутки я нашла клинику. По просьбе работников медцентра собрала документы из предыдущего места лечения: официальная справка с указанием даты обращения и диагнозом, а также выписка из медицинской карты. Это подтверждало, что мой диагноз возник не вчера, а комиссия нужна для типового случая — оформления академического отпуска.

Плюс частной клиники в том, что собрать комиссию под конкретный случай гораздо проще и быстрее. Цена за проведение КЭК варьируется от 8000 до 20000 рублей. Такая сумма связана с тем, что, во-первых, процедура длится около 1,5 — 2 часов, а во-вторых, пациента принимает целая команда специалистов: невролог, психолог-психотерапевт, клинический психолог и главврач.
Моя первая КЭК
Молодая психологиня подробно расспрашивала меня про каждую татуировку, делая записи на планшете. Отметила пирсинг в носу, после чего поинтересовалась, давно ли я люблю истязать себя, а затем спросила, почему у меня все еще нет детей. Когда доктора составили заключение,мы пошли в кабинет главврача. Он сидел за столом под портретом Путина. Прочитав мою анкету, главврач отеческим тоном посоветовал мне завести малыша и жить нормальной жизнью. Через два дня я забрала заключение КЭК и отнесла в учебный офис. Тогда я еще не знала, что диагноз можно попросить вписать шифром. Оказалось, что знать свою болезнь и увидеть все диагнозы, написанные в строчку на официальной бумаге — не одно и то же. Это было очень тяжело, хотя ничего нового из документа я не узнала. От первой КЭК я отходила еще неделю, лежа в кровати в слезах.
Продление академического отпуска
По прошествии полугода и при полном соблюдении всех предписанных врачами мер, приема медикаментов и еженедельных консультаций психотерапевта, я не заметила никаких улучшений. Каждый день я открывала файлы с диссертацией, работа не шла, и я корила себя за несостоятельность. Диссертация становилась моей «утиной охотой» из пьесы Вампилова. Я каждый день думала о ней, но не писала. Поэтому я решила продлить отпуск. Я снова выбрала наименее энергозатратный путь и обратилась в другую частную клинику — на этот раз по рекомендации друга-психиатра. КЭК длилась порядка двух часов. Разговор с молодым врачом был больше похож на защиту: мы говорили о моих научных интересах, теме диссертации, о литературе и марксистской историографии. Правда, и в этот раз без портрета Путина в кабинете не обошлось.
Не выдумала ли я мир, в котором люблю науку, люблю читать книги и писать тексты?
Академический отпуск, конечно, освобождает от нагрузки в университете. Но также он освобождает от стипендии. В моем случае я лишилась именной стипендии, которая составляла значительную часть моего дохода. Частная психиатрия требует денежных вложений: регулярные консультации психиатра, еженедельная психотерапия и таблетки обходились мне в 20 тысяч рублей в месяц. Я переезжала с квартиры на квартиру, меняла работы и мелкие подработки — конечно, это не способствовало выздоровлению. Я лежала в кровати и плакала, потому что перестала понимать, чья эта квартира и чья эта жизнь. Не выдумала ли я мир, в котором люблю науку, люблю читать книги и писать тексты? Я начала сомневаться в себе и во всех своих ориентирах, которые до депрессии казались мне незыблемыми. Тогда я осознала, что мой опыт лечения в частных клиниках вкупе с желанием сохранить возможность вернуться в университет не дают никакого результата. Я по-прежнему не способна наверстать упущенное время работы над диссертацией и привести свое ментальное состояние в норму. И мне снова нужен отпуск. Все взвесив, я пошла в районный психоневрологический диспансер.
Мифы о ПНД
Со времен советской психиатрии существует много ложных опасений о лечении в ПНД. Например, что после обращения в ПНД поставят на учет, невозможно будет устроиться на нормальную работу или получить водительские права. Другой распространенный миф связан с принудительной госпитализацией. Закон РФ от 02.07.1992 г. № 3185-1 (ред. от 19.07.2018 г.) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» устанавливает, что принудительное лечение возможно только по решению суда, а сведения о человеке, обратившимся в ПНД, не подлежат разглашению. Более подробно о правовых вопросах психиатрической помощи можно узнать на профильном сайте.

Чтобы начать наблюдаться в ПНД и пройти комиссию, необходимо следующее:
— прийти на прием к участковому врачу-психиатру (с собой паспорт, полис и СНИЛС);
— в зависимости от результатов приема участкового психиатра возможно посещение других специалистов (например, психолога);
— при повторном посещении психиатр либо назначит схему лечения (медикаменты, консультации у психолога), либо предложит стационар, если посчитает состояние недостаточно стабильным для лечения в домашних условиях.
В статусе пациента ПНД можно попросить лечащего врача о проведении КЭК — он обязан обеспечить эту процедуру.
Мой опыт в районном ПНД
Конечно, меня испугала атмосфера: бежевые обшарпанные стены, пациенты с потухшим взглядом, выходившие из процедурной после капельниц. Одну женщину я поймала на лестнице, у нее были судороги и явно затрудненная координация. Я довела ее до гардероба, помогла одеться. От такси она наотрез отказалась и ушла.
Все специалисты были адекватные, отзывчивые и даже не предлагали «завести ребеночка»
Участковая докторка после моего подробного рассказа о симптомах вызвала медсестру в кабинет: «Ты посмотри, Галь, молодая, руки-ноги, у нее прописка, квартира, работа, муж. Детей только нет и не хочет почему-то — хочет диссертацию, ей-Богу... и вот депрессия, видите ли». Согласившись на дневной стационар, я попала на вторую ступень лечения в ПНД, включающую прием дорогостоящих лекарств и постоянное наблюдение по ОМС, то есть бесплатно. Дневной стационар предусматривает ежедневный прием лекарств, консультации с психологом и лечащим психиатром. Все специалисты были адекватные, отзывчивые и даже не предлагали «завести ребеночка». В дневном стационаре я впервые за полтора года получила диагностику, которая отменила все предыдущие диагнозы и поставила все на свои места. Мне невероятно повезло с лечащей докторкой — я получала море поддержки и заботы: она обнимала меня, радовалась моим маленьким победам и улучшению состояния.
Главный плюс ПНД и дневного стационара — контроль действия лекарств и оперативная корректировка плана лечения. Такой контроль невозможно получить частным образом, если у тебя нет свободной большой суммы денег. Однако, полагаю, не во всех ПНД так хорошо, а мне просто повезло со специалистами. Лучше обращаться в проверенные места, а также искать информацию самостоятельно. Например, существует горизонтальная платформа для психоактивистов, которые занимаются психопросвещением и составляют черные и белые списки специалистов.
Он выдержал паузу, затем посмотрел на мои татуировки и пирсинг и спросил, планирую ли я изменить стиль перед тем, как начать преподавать
Свою последнюю КЭК я прошла через полтора месяца лечения в ПНД. Снова кабинет, снова Путин. Главврач задавал вопросы мне и моему лечащему врачу. Прошелся по уже традиционному опроснику: «Муж? Работа? Квартира? Дети? А, сначала диссертация... Ну, все понятно». Спросил, чем я хочу заниматься. Я ответила — наукой и преподаванием. Главврач улыбнулся и замялся. Я напряглась. Он выдержал паузу, затем посмотрел на мои татуировки и пирсинг и спросил, планирую ли я изменить стиль перед тем, как начать преподавать. Мой лечащий врач бросила на меня взгляд, означавший «можешь не отвечать». Так я прошла свою третью КЭК и продлила академический отпуск до максимально возможных двух лет.
Постскриптум
Широкий спектр психиатрических расстройств подразумевает длительное и интенсивное лечение. Подбор лекарств требует времени. Часто пациенты сталкиваются со множеством побочных эффектов, реакции на препараты крайне индивидуальны, поэтому необходимо постоянное наблюдение у врача и корректировка — и снова время. Не стоит воспринимать академический отпуск как провал, неудачу или следствие допущенных ошибок. Ведь ментальные заболевания — это не то, что можно чем-то заслужить. Вероятность возникновения психического расстройства определяется множеством факторов: от генетических особенностей до условий среды и случайных эпизодов в жизни человека. Но главное — они проходят, просто нужно дать себе время на восстановление.

Сейчас я впервые за два с половиной года чувствую себя значительно лучше. Вернулась мотивация и желание читать, писать, думать, говорить, бегать, прыгать и, на что я уже не надеялась, восстановился нормальный сон. Мне интересна моя диссертация и множество всего внутри и за пределами академии.